ЛитМир - Электронная Библиотека

Доминик скрипнул зубами.

– Если сейчас кто-нибудь выглянет во двор, ты вообще больше ничего не увидишь. Уж поверь мне.

Джастин топнул ногой в притворном гневе.

– Тогда я подниму шум и буду орать, пока ты не выйдешь. Твоя тетя мне симпатизирует.

– А я – нет, – прошептал Доминик себе под нос.

Подобное соперничество просто оскорбительно. Неужели Хлоя считает этого назойливого ребенка привлекательным? Неужели она целовалась с этим дураком?

– Ну что, Хлоя? Покажись! Я хоть одним глазком взгляну на тебя, чтобы слаще спалось.

– Ну черт с тобой! – прошипел Доминик, выхватил из сундука какой-то чепец с оборками, нахлобучил на самый лоб, накинул на широкие плечи розовую шаль.

– Я жду, Хлоя, – капризным тоном напомнил Джастин.

Доминик изобразил на лице самую что ни на есть злобную ухмылку и, как черепаха из панциря, высунул голову меж занавесок и тут же втянул ее обратно.

– Ну вот. Теперь доволен?

– Так не честно, Хлоя. Я ничего и не увидел: мелькнуло что-то розовое, и все.

– Доброй ночи, Джастин, – буркнул Доминик, резко задернув занавески.

Он стянул чепец, снял шаль. В коридоре послышались легкие шаги.

И тут Доминик вдруг потерял всякую уверенность в себе. Обрадуется ли Хлоя его приходу? Не испугает ли ее его безумная страсть? Эта страсть и его самого пугает. Что он может ей обещать, если у него самого пока нет будущего? Он даже не может ухаживать за ней, как положено. Может лишь вовлечь ее в беду.

Как только Хлоя открыла дверь, по спине у нее побежал холодок. Кто-то есть в комнате. Не Девон – Девон остался внизу с дядей. Не собака – хотя собака здесь, она спит у ее постели. Сердце забилось от сладкого предвкушения. Она не вынесет, если ее снова постигнет разочарование.

– Добрый вечер, Хлоя, – донесся из гардеробной знакомый глубокий голос.

Хлоя помедлила с ответом, делая вид, будто поплотнее закрывает дверь. Ведь она обещала себе послать его ко всем чертям, если увидит снова. Сколько дней она жила ожиданием и тревожилась, как он там. А он, судя по голосу, живехонек-здоровехонек, скотина такая!

В ней боролись самые противоречивые чувства. Хотелось выбранить его хорошенько. Броситься ему в объятия. Потребовать, чтобы он объяснил, с чего ему вздумалось снова забраться к ней в окно, и где он шлялся все то время, пока она с ума сходила от тревоги.

Однако у Хлои едва хватило сил на то, чтобы сохранять самообладание. Он жив! Он здесь!

– Как мило с вашей стороны заглянуть ко мне, лорд Стрэтфилд.

Он улыбнулся:

– Как мило, что вы позволили мне эту вольность.

– Я не позволяла…

Но она позволила! Какой смысл притворяться? Она столько дней умирала от желания получить хотя бы весточку от этого мерзавца. Хлоя скинула туфли, задвинула их ногой под кровать. Не забыла ли она спрятать дневник? Нет, дневник надежно спрятан. А то этому типу и так слишком много известно о ней. Леди имеет право на свои секреты. Тем более от таких, как этот тип.

Доминик отворил дверь гардеробной. Держался он надменно, даже несколько пренебрежительно. Он медленно обвел ее взглядом, всю, до мельчайших подробностей. Даже платье из желтого муслина. Интересно, ему понравилось? Судя по блеску, который появился в его серо-стальных глазах, да. Хлою бросило в жар. Дыхание участилось.

– Почему ты так долго не поднималась наверх? – спросил он негромко.

Хлоя нахмурилась.

– Мой брат Девон заехал, чтобы попрощаться со всеми. Ему простили его грехи и разрешили вернуться в Лондон.

– Эдгар тоже был здесь?

Она не ответила, не сводя глаз с Доминика. Он был сама мужественность и так хорош, что дух захватывало. Если она окажется в его власти, он сможет делать с ней все, что захочет. Этого нельзя допустить, подумала Хлоя.

– Почему Эдгар должен быть здесь? – спросила она рассеянно.

– Сегодня вечером он выехал из дома. Один. Я забеспокоился, не вздумал ли он нанести визит тебе.

Сердце в груди у Хлои затрепетало. Доминик беспокоится о ней? Может быть, даже ревнует? А ведь уверял ее, что ни на какие чувства давно не способен.

– Мы встретили сэра Эдгара, когда возвращались домой. Он сообщил, что разыскивает твоего убийцу.

– Подумать только! Рыцарь без страха и упрека! – мрачно пошутил Доминик. – Я не хочу, чтобы этот мерзавец вертелся возле тебя или членов твоей семьи.

– Да мне и самой не очень-то приятно бывать в его обществе, – заметила Хлоя.

Гнев ее испарился. Она чувствовала, как сильно ее влечет к Доминику. Ей хотелось коснуться его, положить ему ладони на грудь, вдохнуть его запах, уговорить остаться.

Чей-то жалобный голос, донесшийся до них из сада сквозь открытое окно, избавил ее от риска совершить непоправимый шаг.

– Да ведь это Джастин! – вне себя от изумления воскликнула Хлоя.

– Ну да, Джастин, – с досадой произнес Доминик.

Хлоя быстро прошла к окну гардеробной, бросив на ходу:

– Что это он тут разорался?

Доминик недобро усмехнулся:

– Твой ветреник желал во что бы то ни стало увидеть меня в ночной рубашке.

– Что?! – В следующее мгновение Хлоя сообразила, что произошло. – Ах, Доминик Брекленд, с тобой неприятностей не оберешься! Поверить не могу, что ты выкинул такую штуку! Негодяй!

Он недобро засмеялся, но она уже подошла к окну и сердитым движением раздвинула занавески.

– Тихо, ты! – прошипела Хлоя, пытаясь разглядеть своего воздыхателя сквозь ветви деревьев.

Джастин посмотрел на нее с нескрываемым разочарованием.

– А я поверил, что ты уже в ночной рубашке. А ты в том же платье, в котором была за ужином. Значит, все это время ты меня дразнила?

– Я? Тебя? – Хлоя повернулась и метнула грозный взгляд в Доминика, который пожимал плечами, мол, он тут ни при чем. – По всей видимости, да, дразнила.

Джастин вскинул руки в жесте отчаяния.

– Что ж, Хлоя, можешь дразнить меня, сколько хочешь. Я согласен терпеть сколько угодно, хоть до утра.

Хлоя тряхнула головой. Ну что ей делать с этими двумя своевольными упрямцами?

– Не сейчас, Джастин, уже поздно, – решительно заявила она. – Я закрываю окно. А ты иди домой спать.

– Молодец, так и надо, – прошипел Доминик у нее за спиной и тихонько зааплодировал. – Пусть знает свое место.

– Тебе тоже не мешало бы знать свое место, – огрызнулась Хлоя.

Доминик насмешливо улыбнулся и притянул ее к себе.

– Сейчас я покажу тебе, где твое место.

Она подняла на него изумленный взгляд. Он держал ее так крепко, что она не могла шевельнуться. Да и не хотела.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Пойдем в спальню, Хлоя. Я объясню.

Доминик отнес ее на постель, раздел и принялся ласкать.

Хлоя вся пылала под его страстными взглядами. Груди отяжелели, набухли, соски заныли.

– Я должен уйти, – сказал Доминик и провел ладонью по ее бедру.

– Нет, Доминик.

Он испытующе смотрел на Хлою. Напряжение ее все росло. Она закусила губу. Его пылкий взгляд снова обежал ее тело.

– Если я останусь, произойдет неизбежное. Ты будешь принадлежать только мне, пока я жив.

– Возьми меня, – прошептала Хлоя. Он запечатлел на ее губах поцелуй.

Она села, ответила на его поцелуй и прошептала в его горячие губы:

– Возьми меня. Сейчас. Я хочу тебя также сильно, как ты меня.

Он взял в ладони ее лицо, потом усадил к себе на колени. Хлоя прижалась к нему.

Доминик переменил положение, приподняв ее. Обхватил за талию, а свободной рукой ласкал ее тело. Она выгнула шею и задрожала от предвкушения.

Рука его становилась все смелее. Хлоя замерла, хотя все внутри ее пульсировало и дрожало. Ее смущала мысль, что вот сейчас он обнаружит, что она такая влажная там, где в ее теле открывался путь к средоточию ее женского существа.

Когда пальцы его достигли потайного местечка, ей показалось, что они обожгли ее, словно языки пламени.

Хлоя ощутила его набухшую плоть, когда он пересаживал ее у себя на коленях, чтобы раздвинуть ей бедра. Доминик застонал, обдал горячим дыханием ее волосы и погладил влажные кудряшки между ее ног, коснувшись нежной плоти.

32
{"b":"11560","o":1}