ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

Хлоя знала, что если когда-нибудь влюбится, то влюбится по уши, со всей страстью, на которую способны Боскаслы. И уж конечно, выберет себе самый неподходящий предмет любви. Само собой, роман будет не из гладких. Она сидела, сокрушаясь и оплакивая свою судьбу добрых полминуты, все еще ошеломленная его уходом и тем, что произошло между ними.

Затем Хлоя вскочила с постели, натянула желтое платье и собралась бежать вслед за ним. Не станет она оплакивать свою судьбу. Не в ее это характере. Да, она чувствовала себя покинутой. Ей было страшно и за него, и за себя. Как он мог оставить ее одну после случившегося? Нет, нельзя допустить, чтобы он так и ушел – не дав ей чего-то еще. Частицы себя самого. И еще мучений и бед, которые он всегда нес с собой. Заверений, что он еще вернется и что с ним ничего не случится, пока они в разлуке.

Тут Хлоя заметила, что Доминик забыл подзорную трубу, которую стянул у нее несколько ранее. Хлоя взяла подзорную трубу и направилась к двери.

С сильно бьющимся сердцем Хлоя выскользнула в коридор – в доме было темно и тихо, – крадучись спустилась вниз и вышла на крыльцо. Влажная трава колола босые ноги, когда она решительно пошла вокруг грязного пруда, где плавали утки, в сад. Доминик только-только успел спрыгнуть с дерева, когда Хлоя подошла к нему.

– Боже всемогущий! – воскликнул он. – Ты что, хочешь погубить нас обоих?!

– Ты забыл подзорную трубу. Возьми ее!

Доминик взял трубу и заткнул за пояс.

– Спасибо.

– Так не может долго продолжаться, Доминик. Нельзя жить внутри стен собственного дома, это ненормально.

– Понимаю. – Он провел ладонью по черным взъерошенным волосам, не зная, что еще сказать. – А ты понимаешь, что делаешь со мной? Каждый раз, когда я тебя вижу, меня так и подмывает бросить все, открыться и зажить прежней жизнью.

– Но ты не можешь поступить подобным образом, – возразила Хлоя.

– Не могу, пока не отдам моего дядю Эдгара и его сообщников в руки правосудия. На местные власти рассчитывать не приходится. Я ведь не знаю, сколько у него было сообщников и кто следующая жертва. Мой дядя не привык играть по правилам.

Ей не хотелось снова спорить с ним. Ее возлюбленный столь же упрям, строптив и помешан на вопросах чести, как и ее братья.

– Но ты хоть найди способ подавать мне знак, что с тобой ничего не случилось.

Он схватил ее за плечи. Бледный свет луны нисколько не смягчал ни его резкие черты, ни суровое выражение лица.

– Хлоя! Писать тебе я не могу. Я уже говорил тебе – есть только один человек, которому я доверяю. Его зовут Эйдриан Ракели, виконт Вулвертон. Это он помог мне организовать мои собственные похороны. Если со мной что-то случится, обратись к нему, но не ранее чем я выполню свой план.

– Хоть бы этот твой друг чуть-чуть образумил тебя?

– Не стоит углубляться в мои проблемы, ты и так слишком много знаешь. Лучше стань прежней бойкой барышней, какой была, когда я впервые повстречал тебя. Когда все закончится, я дам тебе все, что пожелаешь.

– Я давным-давно перестала быть бойкой барышней, Доминик.

Он вдруг выпустил ее, чертыхнулся себе под нос и, пристально глядя на заднее крыльцо дома, проговорил:

– Кто-то идет сюда.

– Что…

– Не говори ничего.

Хлоя круто повернулась и увидела свою тетку, которая мчалась по садовой дорожке прямо к ним.

– А что мне делать? – прошептала она вслед исчезающему Доминику.

– Сама придумай. – Доминик нырнул за дерево.

– Ты его не видела? – крикнула на бегу тетка. – Прямо тут, рядом, бестолочь ты этакая! За этим деревом!

– Кто это бестолочь? Я, что ли? – с оскорбленным видом осведомилась Хлоя.

– Ты! Кто же еще?

– Я никого не вижу. – Это было отчасти правдой, поскольку Доминик успел скрыться за длинным рядом деревьев, которыми была обсажена подъездная аллея.

К изумлению Хлои, тетя Гвендолин схватила ее за руку и потянула туда, где спрятался Доминик.

– Вон! Вон там! Неужели не видишь?

Хлоя не знала, что делать. Если она признается, что видит Доминика, то таким образом выдаст его. Если будет настаивать на том, что ничего не видит, у тети будут все основания считать ее бестолочью.

– Я позову священника, – заявила тетя Гвендолин, дрожа от возбуждения. Ее тронутые серебром кудряшки растрепались. – Пойдем со мной. Впрочем, нет. Останься здесь и сторожи его.

– Кого?

– Призрака!

– Какого призрака?

– Того, который стоит прямо у тебя под носом.

– Как же я могу его сторожить, если не вижу? – спросила Хлоя.

В этот момент Доминик вдруг шагнул вперед, однако так, что его завернутая в плащ фигура все же оставалась в густой тени, падавшей от сторожки привратника.

– Мадам, – обратился он к тете Гвендолин, – она не может ни видеть, ни слышать меня. Не тратьте усилий попусту.

Тетя Гвендолин покосилась на Хлою и пробормотала:

– Невероятно.

Доминик склонил голову с мрачным видом:

– Именно.

– Ах вы, бедный, бедный молодой человек э-э… то есть, бедный призрак! – воскликнула тетя Гвендолин озабоченно. – У вас, наверное, возникли сложности при переходе на ту сторону?

– На ту сторону? – не понял Доминик.

– Ах ты, несчастье какое, – занервничала тетя Гвендолин. – Как-то мне и в голову не приходило, что он, возможно, пытается идти вверх, в то время как ему предназначено отправляться вниз. – Она откашлялась. – Должна предупредить вас, лорд Стрэтфилд, что я замужняя женщина.

Ошеломленный, Доминик не нашелся что ответить. Хлое вдруг показалось, что Доминик сейчас расхохочется, и она замерла от ужаса.

– Вы – замужняя женщина?

– Да. Я замужем и верна своему мужу. Я не могу стать вашей спутницей, милорд.

– Моей спутницей?

– Мне известно, что вы прославились в приходе как соблазнитель женщин, – прошептала тетя Гвендолин. – Не искушайте меня. Я не могу.

– Чего именно вы не можете? – воскликнул совершенно сбитый с толку Доминик.

– Надеюсь, моя дочь не станет вашей очередной жертвой. – Тетя Гвендолин чуть не задохнулась, разгадав наконец умысел призрака. – Вы искали меня.

Доминик попятился в тень сторожки. Хлоя мысленно возблагодарила судьбу за то, что ворота так и остались незапертыми после их приезда из гостей, так что Доминик имел возможность ускользнуть прежде, чем ее энергичная тетя схватит его за рукав и обнаружит, что разговаривала вовсе не с призраком.

– Я вынужден покинуть вас, мадам, – сказал Доминик, театрально взмахнув полой плаща.

– Покинуть?! – воскликнула тетя Гвендолин. – Но я так и не узнала, почему вы явились и какую помощь желаете получить от меня.

– Ну, я… – залепетал Доминик. Хлоя с удовольствием заметила растерянность на его красивом лице. – Мне пора. Я и так задержался сверх меры.

Тетя Гвендолин испуганно прикрыла рот ладошкой.

– Но тогда это означает, милорд, что вас успешно удалось уложить? Умоляю, ответьте!

– Ах, мадам, – отозвался Доминик, торопливо выбираясь сквозь калитку, – к сожалению, я не могу вам ответить – это слишком личный вопрос.

И он исчез среди деревьев.

Тетя Гвендолин покачала головой:

– Он исчез. Наш Призрак исчез.

Никакое известие не могло бы обрадовать Хлою больше. Поскольку сама она «не видела» призрака, ей пришлось изобразить изумление.

– Вы уверены, тетя Гвендолин? – прошептала она, поглядывая на небо, как если бы ожидала увидеть там дух Доминика.

Тетя Гвендолин проследила за взглядом племянницы.

– Не думаю, что он вознесся к небесам, дорогая, – произнесла она раздраженно.

Хлоя опустила глаза.

– Тогда…

Тетя вздохнула.

– Судя по всему, и не туда, хотя резонно было бы предположить, что ад – самая подходящая среда обитания для подобных духов.

Хлоя помолчала и спросила наконец:

– Так куда же все-таки он направился, тетя?

– Видишь ли, Хлоя, загробный мир устроен несколько сложней, чем представляют себе простые смертные. Куда он отправился? – Тетя Гвендолин помолчала и продолжила: – Не туда и не сюда. – Она помахала рукой. – В неизвестные эфирные сферы.

34
{"b":"11560","o":1}