ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какие такие эфирные сферы?

– Ну, если б я могла ответить на этот вопрос, эти сферы перестали бы быть неизвестными, верно?

– Верно.

– Но не следует думать, что неопытная барышня вроде тебя способна постичь тайны бытия. – Тетя сурово посмотрела на Хлою. – Полагаю, не надо предавать огласке то, что произошло. Никто не должен знать, что мы его видели.

– Но я ничего не видела, – заявила Хлоя.

– Вот именно. Он должен понять, что нам можно довериться. И тогда явится мне снова.

Хлоя покосилась на лесок, в котором прятался сейчас Доминик.

– Тетя, а вы хотите увидеть его снова? Вам не страшно водить дружбу с призраками?

– Дорогая моя, это жертва, которую я должна принести ради того, чтобы защитить тебя, Памелу и других барышень и дам нашего прихода.

– Это будет наша тайна, – с важностью заявила Хлоя.

– Вот и хорошо, – отозвалась тетя Гвендолин и окинула цепким взглядом сад. – Должна признаться, мне не дает покоя один вопрос, Хлоя.

Сердце в груди Хлои забилось отчаянно. А она-то решила, что худшее позади.

– Какой вопрос, тетя?

– Что ты делала в саду в столь поздний час, Хлоя? Если ты не видела и не слышала призрака его светлости, то зачем вышла в сад?

Глава 16

Два дня спустя лорд Девон Боскасл неспешно поднимался по ступеням крыльца особняка на Парк-лейн, принадлежавшего его брату Грейсону. Впервые после позорной истории с каретой семья официально принимала Девона дома. Уид, старший лакей Боскаслов, личность выдающаяся, проводил блудного сына в гостиную с теплой улыбкой.

Целые полчища прислуги сновали по дому, который предполагалось закрыть на время отъезда маркиза в его загородное поместье. Домоправительница, миссис Соме, принесла Девону здоровенный кусок пирога с малиной и смахнула слезу. Две горничные поспешили взбить диванные подушки, прежде чем блудный сын опустит свой зад на диван.

Итак, блудного сына приняли в лоно семьи, и, как ни смешно, Девона переполняло чувство благодарности. Конечно, птенцы выводка Боскаслов вели себя порой не ахти как хорошо, однако общая атмосфера в семье была атмосферой приятия и теплоты, и самые страшные прегрешения в конце концов прощались.

Через несколько минут в гостиную вплыла сестрица Эмма. Ее рыжевато-золотистые кудрявые волосы были уложены в прическу, безупречные черты лица безмятежны. Если предстоит все-таки выслушивать назидания, то именно от сестрицы Эммы, подумал Девон и мысленно застонал. Эмма, Прелестная Диктаторша, отличалась хрупкостью подростка и безжалостностью полководца. Молодая вдова, схоронившая мужа и открывшая собственную Шотландскую академию для необъезженных девиц, которых следовало вышколить для большого света. В данный момент она гостила у брата Хита, так как еще не выбрала окончательно место постоянного проживания.

– Девон, – заговорила Эмма, заложила руки за спину, сцепила ладони и принялась разглядывать брата.

– Эмма! – отозвался он и поднялся с дивана, чтобы заключить сестру в объятия. – Как восхитительно ты выглядишь!

– Неужели? – Эмма, ничуть не тронутая этим льстивым комплиментом, чуть подалась назад, чтобы лучше видеть лицо брата. – Предупреждаю тебя, Девон: Грей созвал совет, будет вся клика, дабы обсудить возникший кризис. Будем разрабатывать план сражения. Атака не за горами.

Синие глаза Девона затуманились.

– Я-то думал, меня простили.

– Речь не о тебе, дурачок. – Эмма досадливо тряхнула головой. – Проблема с Хлоей. Если мужчина запятнал свою репутацию, это одно дело; но если молодая леди… Грейсон убежден, и я не могу не согласиться с ним, что Хлоя будет вести себя подобным образом, пока не выйдет замуж.

Девон принялся разглядывать шотландский пейзаж, висевший над камином, потом спросил сестру:

– Эмма, а тебе ни разу в жизни не приходилось поддаться порыву и совершить выходящий из ряда вон поступок?

– Разумеется, приходилось.

– И что именно ты совершила? Нацепила жемчуга в церковь?

– А почему ты спрашиваешь? – вопросом на вопрос ответила Эмма, скрестив на груди руки. – Что, предполагается, что я безупречный образец благоразумия?

Он потянул сестру за бледный локон, упавший ей на щеку.

– Ты и есть образец.

Эмма усмехнулась:

– Следует, пожалуй, вас несколько отрезвить, дорогие мои. Если бы я дала волю своей подлинной натуре, Лондон стоял бы на ушах.

– А ты дай, дай ей волю и поставь Лондон на уши, Эмма, – сказал Девон.

Тут в дверь постучали.

– Давно в нашем семействе не было скандалов.

Лорд Хит Боскасл стоял и смотрел в окно, дожидаясь, когда все семейство соберется в малой гостиной. Лорд Хит знал, зачем его призвали сюда, знал, что его голос будет решающим, когда речь зайдет о судьбе Хлои. Впервые он жалел о том, что в жизни все далеко не так просто, как кажется.

Он очень жалел, что не может подобно Девону поверить в то, будто его красавица сестричка Хлоя повстречала приличного молодого человека и между ними вспыхнуло взаимное чувство.

А может, так оно и есть? Но выражение темно-синих глаз Хита сразу стало циничным. Скажите, как просто: своенравную светскую барышню отправляют в деревню, там она опля! – немедленно знакомится с молодым аристократом, о котором любая семья может только мечтать, и демоны, терзавшие барышню, терпят поражение.

Возможно – но маловероятно. Для барышни из семьи Боскаслов по крайней мере.

Его старший брат, Грейсон, маркиз Седжкрофт, опустился на диван, обитый голубой тафтой, и явление его царственной особы сигнализировало, что клике пора приступать к делу. Грейсон чем-то напоминал Хиту средневекового князька: светловолосый, уверенный в себе, готовый действовать. Дрейк и Девон, оба темноволосые, беспокойные, изнывающие от распиравшей их энергии, встали по обе стороны дивана, при этом вид имели такой, будто при первой же возможности готовы были броситься наутек.

Эмма, вдовствующая виконтесса Лайонс, сидела у камина в кресле, обитом гобеленовой тканью, держа наготове записную книжку и карандаш. Будущее Эммы тревожило Хита ничуть не меньше, чем будущее Хлои. Красивая молодая вдова – легкая добыча для неподходящих женихов.

Эмма окинула взглядом гостиную и обратилась к Грейсону:

– А что, твоя супруга не присоединится к нам?

Грейсон смущенно улыбнулся:

– Она так и не решила, можно ли ей с чистой совестью присоединиться к нашему семейному заговору и обсуждать Хлою за ее спиной.

Дрейк радостно захохотал:

– Учитывая, что сама Джейн в свое время пала жертвой такого же заговора?

Грейсон притворился обиженным. Они с Джейн поженились совсем недавно, после длительного периода ухаживаний, которые больше напоминали битву интеллектов, чем торжество нежных чувств. Прекрасная русоволосая маркиза была, пожалуй, единственным человеком на земле, способным удерживать Грейсона в некоторых границах. Да еще получать нежнейшую любовь и преданность в ответ на это.

– Не хочешь ли ты сказать, что брак для меня – своего рода наказание?

– Вот быть твоим братом – это наказание.

Эмма откашлялась.

– Нельзя ли перейти прямо к делу? Для начала ты, Девон, – она указала на него карандашом, – будь добр, расскажи нам, какого ты мнения о молодом человеке Хлои.

Девон поколебался мгновение – у него было чувство, что, поделившись с семьей этой информацией, он предаст свою сестру Хлою.

– В сущности, я не знаю, что именно Хлоя думает об этом молодом человеке – она была слегка не в себе, когда мы виделись в последний раз. Симптом настоящей любви, я бы сказал.

– А что ты думаешь о нем? – спросил Хит.

Девон пожал плечами:

– Да я его почти не знаю. Года два назад мы с Джастином вместе охотились. Мне показалось – парень как парень. Ведь правда, Дрейк?

Дрейк покачал головой:

– Мне он показался немного избалованным, а также надменным.

– Это вы моего мужа обсуждаете? – раздался насмешливый женский голос в дверях. – Или это замечание относится к одному из его братьев?

35
{"b":"11560","o":1}