ЛитМир - Электронная Библиотека

Хлоя метнулась к окну и стала вглядываться в дождь.

– Я случайно зашла в его владения. Он отвез меня домой.

– Что за чудеса! Говорят, этот повеса соблазняет всех встречных женщин.

– А вас он тоже соблазнил, тетя Гвендолин?

– Не дерзи. Стрэтфилд нам сосед, к тому же он аристократ, и я оказываю ему должное уважение. Но не могу одобрить того, что он содержит любовницу прямо у себя в поместье.

– А вы знакомы с этой любовницей? – с интересом спросила Хлоя, отворачиваясь от окна – увы, всадник не вернулся.

– Разумеется, нет. Что за вопрос, Хлоя! – Тетя Гвендолин, явно скандализированная, принялась поправлять шторы на окне. – Вот преподобный Гримсби ее видел. В окне виконта!

Хлоя прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

– Может, у виконта гостила его сестра или тетка.

– Не думаю, чтобы он обращался со своей родственницей так, как, по словам преподобного, обращался с этой особой, – покраснев, произнесла тетя.

– Он что, оргии у себя перед окнами устраивает? – не удержалась Хлоя, любившая подразнить тетку.

– Не имею ни малейшего представления, – с достоинством ответила тетка и фыркнула. – И ничего не желаю об этом знать, а тебе этим интересоваться и вовсе не следует. Одно могу сказать: Стрэтфилд-Холл далеко не безупречен. С этим человеком что-нибудь да случится. Попомни мое слово.

Хлоя расхохоталась. А три недели спустя виконта зарезали в его собственной постели.

Глава 2

Новость эта протрясла деревушку Чизлбери. Хлоя не смогла пойти на похороны, поскольку простудилась и слегла. Свежий деревенский воздух пошел ей явно не на пользу. К тому же Доминик превратился для нее в призрака задолго до своей смерти и посещал ее днем и ночью. Однажды ей приснился тот поцелуй под дождем. Утром она поклялась себе при следующей встрече отшить нахала. Но в памяти снова всплыл тот поцелуй. И она твердо решила с помощью братьев разыскать убийц виконта.

После похорон Хлоя проплакала два дня по своему красивому грубияну избавителю. Ее старшие братья – Грейсон, Хит и Дрейк – приехали отдать последний долг усопшему. Но похоже, никто даже понятия не имел, кто же мог убить Стрэтфилда. Дядя покойного, сэр Эдгар, немедленно примчался из Уэльса, с тем чтобы расследовать все обстоятельства убийства и заняться практическими делами.

Но преподобный позволил себе обмолвиться однажды, что покойный Стрэтфилд в годы войны подвизался на ниве шпионажа и нажил себе немало врагов. Вот один из них и мог его убить. Не говоря уже о том, что привычка покойного виконта заводить романы с молодыми замужними женщинами снискала ему мало друзей. Одним словом, покойный виконт прожил свою жизнь, заботясь лишь о собственных удовольствиях, не слишком утруждая себя заботами о том, чтобы доставить удовольствие другим. Так что нечего удивляться, что мало кто его оплакивал.

Итак, виконт умер, и Хлое не осталось ничего иного, как забыть о нем. Да и останься он в живых, все равно было бы неблагоразумно принимать его ухаживания.

Кто знает? Может, его не просто так убили, может, он заслужил смерть? Этот красивый грубиян мог погубить ее. И все же Хлоя надеялась, что убийцу найдут. Голос Памелы прервал ее размышления.

– Он явился сразу же, как только вы уехали!

– Кто явился? – отозвалась Хлоя.

– Твой брат, само собой.

Хлоя подумала, что кузина говорит о Стрэтфилдском Призраке! Впрочем, не то у нее положение, чтобы позволить себе такую роскошь, как размышления о деяниях мертвых. Это живые отравляли ей существование. И среди них первый – ее брат Девон, который находился в розыске из-за дурацкой проделки, учиненной им в прошлом месяце.

Возвращаясь однажды вечером из игорного дома в Челси, Девон и парочка его самоуверенных дружков остановили карету, в которой, как они полагали, находилась молодая куртизанка, весь этот вечер с большой благосклонностью принимавшая знаки их внимания и с большим успехом опустошавшая их карманы.

Однако это оказалась карета одного пожилого банкира. Началась стрельба, один из лакеев был ранен, Девону пришлось залечь на дно, пока его старший брат маркиз делал все возможное, чтобы расхлебать кашу, которую заварил его легкомысленный братец.

Хлоя расстегнула голубое муслиновое платье и опустилась на кровать. Взгляд ее упал на битком набитый кожаный сундук, один из двух, что прибыли сегодня днем – второй уже отволокли в гардеробную, – и невольно содрогнулась. Сестрица Эмма прислала ей наряды на все случаи жизни, не подозревая, что в деревне они не потребуются.

– Полагаю, Девону опять понадобились деньги, – сказала Хлоя, окинув взглядом комнату.

Что это, игра воображения? После всех этих разговоров о призраках? Почему ей так тревожно? Или все это из-за гнетущей мысли, что их семья разваливается потихоньку? Если не считать Грейсона, который жил счастливо со своей умницей женой, все отпрыски Боскаслов так и остались неприкаянными. Может, стоит повнимательнее присмотреться к своему новому воздыхателю, лорду Сент-Джону? Он недурен собой, у него красивые карие глаза и задорная улыбка. Ну почему он ей не нравится?!

– Твой братец снова влез в окно, как раз когда я разбирала вещи, – негромко произнесла Памела. – Этот красивый чертяка понятия не имеет о приличиях.

– Приличиях? – переспросила Хлоя и ахнула: – Боже мой, я совершенно забыла о сорочке, которую Девон вывесил за окном!

Памела уставилась на нее в недоумении:

– Какой еще сорочке? Девон пришел с сорочкой? Я не заметила.

– Сорочка висит за окном гардеробной! Я увидела ее еще из окна кареты! Впрочем, теперь уже все равно, – сказала она и добавила: – У моего брата своеобразное чувство юмора. Напомни мне убрать эту сорочку, прежде чем лягу спать. Надо будет также затолкать сундук в гардеробную.

– Ты даже не посмотришь, что тебе прислали? – разочарованно спросила Памела.

– Не сегод… – Хлоя медленно поднялась с постели, и взгляд ее уперся в дверь гардеробной.

Расстегнутое платье сползло с плеч, и ее вдруг пробрала дрожь. Неужели снова простуда?

– Что это за звук?

Памела оглянулась через плечо.

– Какой звук?

– Похожий на стон, – отозвалась Хлоя.

– Ах это! Должно быть, калитка у ворот – она старая, скрипучая. С тех пор как убили лорда Стрэтфидда, мама стала запирать ее на ночь, не знаю, это она от убийц лорда запирается или от его призрака. Впрочем, зачем призраку через калитку входить, скажи на милость? Ах, ты посмотри, какая прелесть!

Памела опустилась на колени и принялась перебирать надушенные веера и шали с бахромой, грудой наваленные в сундуке. Глаза у нее так и засверкали, когда в руках ее оказался французский корсет на китовом усе, крытый шелком цвета слоновой кости и сконструированный таким образом, что, стягивая талию, он в тоже время увеличивал объем груди.

Хлоя не сдержала смех, взглянув на кузину: Памела была и шокирована, и восхищена.

– Этот корсет прибыл из Парижа.

– Что ж удивляться, что у них там революция!

– Хочешь, примерь его. Мне-то он вряд ли пригодится в ближайшем будущем.

– Мне примерить? – Памела встала, посмотрела на себя в зеркало, приложила корсет к скромным выпуклостям, которые обрисовывались под ситцевым платьем.

Хлоя сняла платье и растянулась на постели. На ней остались только сорочка, чулки и корсет.

– Будь я одета так сегодня вечером, лорд Сент-Джон не колеблясь сделал бы мне предложение.

Странно, но мысль об этом не доставила ей особой радости.

– Скорее, он изнасиловал бы тебя не колеблясь, – заметила Памела. – Вообще-то тебе следовало чувствовать себя польщенной. Джастин считает, что ухаживать за барышнями в Чизлбери ниже его достоинства.

– А почему бы тебе не надеть этот корсет с воскресным платьем, в церковь? – Хлоя приподнялась на локте, мельком отметив, что, должно быть, плохи ее дела, если мысль приобщить провинциальную кузину к упадническим столичным модам показалась ей столь завлекательной. – Памела, спусти его ниже!

5
{"b":"11560","o":1}