ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Как в СССР принимали высоких гостей
Закончи то, что начал. Как доводить дела до конца
Сплин. Весь этот бред
Женя
Гнездо перелетного сфинкса
Мертвое озеро

– Да, той самой Джейн, моей дорогой союзнице.

Доминик в изумлении покачал головой. Хлоя была для него целым миром, пламенем, которое дало ему надежду, когда он жил во тьме.

Он уложил ее на спину. Его руки гладили ее тело, грудь, набухшие соски, затем спустились ниже и раздвинули ей ноги. Он чувствовал, что полон жизненной энергии и способен любить ее хоть до рассвета.

Его захлестнула волна желания.

Он коснулся складок ее нежной плоти. Мышцы ее напряглись. Она содрогнулась всем телом. Доминик продолжал ее дразнить, пока она не начала извиваться под ним.

– Хлоя, – проговорил он, – я тебя безумно люблю.

Он наклонил голову и нежно коснулся губами ее грудей. Хлоя застонала.

– Доминик, я сейчас…

Он дважды довел ее почти до оргазма и наконец лег на нее, не в силах с собой совладать. Схватил ее за запястья, завел ее руки ей за голову и посмотрел в глаза. Она закусила губу.

– Что ты со мной делаешь, Доминик?

– Что хочу, то и делаю. Есть возражения?

Она прикрыла глаза, тихо вздохнула.

– Никаких возражений.

Он стал осторожно входить в нее, но, не в силах больше терпеть, выгнул спину и сильным рывком вошел полностью.

– Доминик!

У Хлои перехватило дыхание. Она подалась навстречу ему, приподнялась и издала вздох наслаждения. Язык его проник ей в рот, поцелуй стал глубже, и он снова вошел в нее. Хлоя обхватила его бедра ногами. Доминик не мог остановиться, забыв обо всем на свете.

Никогда еще он не желал ее так сильно. Ее тело не только принимало его, но и вдохновляло на новые победы, облегая его тесно, как перчатка, так что он даже ослабил силу рывков из опасения причинить ей боль. Это было торжество стихии, буря, вырвавшаяся на свободу, и вместе с тем сама гармония природы.

– Ты необыкновенная женщина, Хлоя, – прошептал Доминик, закинув ее ноги себе на плечи.

– Я твоя женщина, – прошептала Хлоя в ответ.

Ее голос, охрипший от страсти, подстегнул его. Когда она начала двигаться навстречу ему, он зарычал от наслаждения и, запрокинув назад голову, собрался с силами перед последним рывком.

Она вскрикнула от наслаждения, когда он изверг в нее семя. Он любил ее так сильно, что сама мысль потерять ее была невыносима. Заглянув ей в глаза, Доминик убедился в том, что она разделяет его чувства. Они созданы друг для друга.

– Ты хорошо усвоила урок по технике обольщения, Хлоя Боскасл, – проговорил Доминик негромко. – Напомни мне, чтобы я как-нибудь при случае поблагодарил Одри.

У Хлои не осталось сил ответить на его шутку. Страсть, пылавшая в его глазах, словно парализовала ее. Она ощущала его горящий взгляд всем своим существом. Он не скрывал своих чувств. И так будет всегда. До конца их дней.

Доминик очень изменился с тех пор, как Хлоя повстречала его. Она тоже изменилась. Он рискнул своей жизнью ради того, во что верил всем сердцем; она рискнула своей репутацией потому, что всем сердцем верила ему. Он стал сильнее, увереннее в себе. Он никогда не станет снова безупречным джентльменом, живущим по законам высшего света. В них обоих всегда будет слишком много дикарского, бунтарского. Но только рядом с ним Хлоя наконец обрела душевный покой, избавилась от снедавшего ее беспокойства и приступов меланхолии, омрачавших ей жизнь последние несколько лет. Они заслужили счастье, которое ожидало их впереди.

– Ты какая-то задумчивая, Хлоя, – проговорил он негромко, перекатываясь на бок, чтобы лучше видеть ее лицо. – Тебе не было больно? На какой-то момент я совершенно потерял контроль над собой.

Она вздохнула и крепче прижалась к нему.

– Со мной все хорошо, Доминик. Мы будем здесь сегодня спать?

Он кисло улыбнулся. Плоть его снова возбуждалась. Он никак не мог насытиться любимой, и мысль о том, что очень скоро она будет рядом с ним и день, и ночь, лишь усиливала желание быть с ней сейчас. Он вздохнул, когда ее руки принялись гладить его тело.

– Ты здесь вообще спать не будешь, Хлоя. По крайней мере сегодня.

Ее ладони замерли.

– Почему?

– Потому, дорогая моя искусительница, что утром я дал торжественное обещание твоей семье оберегать и защищать тебя, но уже нарушил его.

Она сжала ладонями его бедра.

– Ты действительно хочешь, чтобы я ушла?

– Пожалуй, да.

– Прямо сейчас?

– Прямо сейчас. – Если он не отвезет ее домой немедленно, то вся ее родня соберется у его крыльца, требуя, чтобы барышню вернули в целости и сохранности.

Доминик слез с постели и стал натягивать панталоны.

– Надевай платье, Хлоя.

– А если не надену?

– Я закину тебя на плечо и отнесу домой голую. Пусть твои братья тебя одевают.

Хлоя швырнула в него подушкой.

– Хорошенький способ вернуться к прежнему респектабельному образу жизни: пронести меня с голым задом по всему Лондону.

Не прошло и часа, как Доминик отвез ее домой. Хлоя стояла на парадном крыльце элегантного особняка Грейсона. Дворецкий Боскаслов, явно привычный к ситуациям, которые повергли бы в шок рядового слугу, и глазом не моргнул, увидев Доминика и Хлою.

Так же как и Хит, который неспешной походкой вышел из библиотеки навстречу сестре с книжкой в руке.

– А, это ты, Хлоя! Итак, паршивая овца вернулась в овчарню. – Хит посмотрел мимо нее, на темную фигуру, высившуюся над его сестренкой подобно часовому. – Благодарю тебя, Доминик.

Доминик кивнул. В глазах Хита он увидел одобрение. Хорошо, что он привез Хлою домой.

– Мне очень жаль, если вы волновались.

– Я так ничуть не волновался. Я знал, что она с тобой и что ты позаботишься о том, чтобы она попала домой вовремя. Прошу тебя, задержись ненадолго. Мне надо обсудить с тобой несколько проблем.

– Ну откуда ты узнал, где я?! – возмутилась Хлоя. – Неужели Джейн проболталась?

– Нет, конечно, – донесся голос маркизы с лестницы. – Я бы не предала тебя даже под страхом пытки. Разве что кучер. – И маркиза, облаченная в серебристый капот и туфельки, расшитые жемчугом, пошла вниз по лестнице. – Хлоя, как прошел визит к нашей дорогой тете Розмари?

Хлоя спрятала улыбку.

– Бедняжка очень утомилась и буквально умолила меня уйти.

Доминик округлил глаза. Ну что за дрянь эта девчонка! Насмехается над ним при всем честном народе. Будто Джейн и Хит не подозревают, к какой такой «тете Розмари» ездила Хлоя и какими именно занятиями утомила бедняжку. Ну ничего, он ей покажет, что такое настоящая усталость, когда она снова окажется в его постели.

– Пойдем ко мне, расскажешь все, как было. А фейерверков, конгривских ракет в частности, вы с тетушкой не запускали?

Хлоя захихикала.

– Один разок, – сообщила она с лукавой улыбкой и последовала за невесткой наверх.

Доминик недоверчиво воззрился на Хита:

– Что означает, эта таинственная фраза?

Хит с трудом сдержал смех.

– Спроси об этом у Грейсона.

– Да, конечно. – Доминик головой потряс в изумлении. – Так что ты хотел со мной обсудить?

Веселье Хита как рукой сняло.

– Пойдем в библиотеку. Там нам никто не будет мешать.

Доминик окинул библиотеку одобрительным взглядом. Книжные шкафы резного розового дерева с медными решетками на дверцах высились почти до самого сводчатого потолка. Геральдические львы на задних лапах и пухлые ангелочки красовались на золоченой лепнине. Круглое золоченое зеркало греческого стиля висело над мраморным камином, в котором тлели угли.

Он посмотрел на человека, который сидел в кресле напротив него. Эта библиотека подходила жизнелюбивому маркизу Седжкрофту куда больше, чем его сдержанному брату.

– Полагаю, разговор пойдет о гибели Брэндона. Но я уже рассказал почти все, что мне об этом известно.

Хит не удивился.

– Многие вопросы остались без ответов, это верно. Однако не ты должен отвечать. Ты сыграл свою роль, Доминик. И очень успешно, должен признать.

Доминик уставился на огонь.

– Иногда я думал, что это стало для меня идеей фикс. Настоящим безумием. Я не мог думать ни о чем, кроме мести. – «Ну и о Хлое», – мысленно добавил он, но об этом не следовало говорить вслух.

57
{"b":"11560","o":1}