ЛитМир - Электронная Библиотека

– На то имелись веские причины, – заметил Хит. – Очень часто бывает так, что именно идея фикс помогает добиться торжества справедливости.

– Итак, теперь в игру вступаешь ты, – предположил Доминик, намекая на связи Хита с британской разведкой. По-прежнему ли Хит состоит на службе? Спрашивать об этом Доминик не стал, предположив, что получит уклончивый ответ. Неужели он уже сыграл свою роль? Доминика это вполне устраивало. Он предпочел бы прожить остаток жизни в мире и покое.

Хит пожал плечами:

– Не знаю, привлекут ли меня к официальному расследованию, но у меня остались вопросы, на которые я буду искать ответы. Официально моя помощь вряд ли понадобится. Как ни был я близок с Брэндоном, однако не подозревал, что он впутался в такое опасное предприятие. Полагаю, он хотел попробовать себя в настоящем деле, самостоятельно, без помощи семьи.

Доминик вытащил из жилетного кармана письмо.

– Весьма признателен тебе за то, что ты переслал мне расшифровку письма Брэндона, сделанную Хлоей.

– Интересно было бы взглянуть на оригинал, – сказал Хит, подавшись вперед и беря письмо.

– Да. Должен признаться, что как фехтовальщик я все же достиг больших успехов, чем как криптограф.

– И это к лучшему для всех нас, – с чувством заметил Хит, убирая письмо в карман.

Доминик помолчал.

– А где, по-твоему, может находиться вторая часть письма? Первая половина заканчивается на довольно-таки зловещей ноте. И чем больше я думаю об этом, тем больше убеждаюсь, что предостережение могло быть адресовано любому из нас.

– Согласен, – отозвался Хит мрачно.

– Сэр Эдгар не мог действовать в одиночку.

– Не мог. И это больше всего тревожит. Проблема осталась. Очень может быть, что его сообщники по-прежнему служат в армии. Кое-кто из высших военных чинов полагает, что мог быть солдат или унтер-офицер, который присягнул в том, что видел, как сэр Эдгар обменивался информацией с французским шпионом в…

Хит умолк на полуслове, поскольку дверь за спиной Доминика отворилась и в библиотеку вошел Грейсон, без жилета, в одной рубашке, панталонах и сапогах, держа в руке бутылку бренди. Похоже, маркиз был приятно удивлен, застав двух мужчин в обществе друг друга.

– Наслаждаемся минуткой покоя, да? Неплохо придумано, учитывая, что все женщины в нашей семье любят командовать мужчинами. – Он посмотрел на Доминика. – Полагаю, ты только начинаешь понимать, что это такое.

– Налей Доминику бренди, Грейсон, – сказал Хит с улыбкой. – Ему нужно побыть в мужской компании, чтобы набраться сил для того, что ему предстоит в ближайшие недели.

– А что именно мне предстоит? – Доминик принял бокал, который Грейсон достал из лакированного китайского шкафчика. – Какой-нибудь тайный обряд приобщения новичка к лону семьи?

Братья Боскаслы тихонько засмеялись.

– Приготовления к свадьбе, – пояснил Грейсон, усаживаясь в кресло.

Хит не стал пить и достал из кармана сигару.

– Эмма в своей стихии – планирует все до мельчайших деталей. Надеюсь, ты не против?

– Об этом следовало бы спросить у Хлои. Что до меня, то я охотно обвенчался бы с ней хоть под ракитовым кустом, – выпалил Доминик и тут же смутился.

Однако Грейсон, судя по всему, не обиделся. Поглощенный мыслями о супруге, умопомрачительной Джейн, возможно, пропустил мимо ушей слова Доминика. Реакцию Хита понять было сложнее. Он редко проявлял свои чувства.

– Увы, – сказал Хит, – после того как мысль о свадьбе поселилась в голове Эммы, ваши с Хлоей желания перестали иметь какое-либо значение.

Доминик засмеялся:

– Мне, наверное, следовало бы испугаться?

– Лучше спасаться бегством, – доверительно сообщил Грейсон.

– Кстати, о бегстве, – заметил Хит, зажигая сигару. – Куда, черт побери, запропастился Эйдриан? Всего несколько дней назад я узнал, что он в Англии, но он тут же исчез.

Это замечание заставило Доминика вспомнить, до чего узкий круг составляли его светские знакомцы. Все они учились в одних и тех же школах, посещали те же рауты, крестины, свадьбы, похороны.

– Он уехал мириться с отцом. Представляю себе эту семейную идиллию, учитывая, что старый герцог долгие годы считал Эйдриана незаконнорожденным. Эйдриан обещал вернуться к свадьбе.

– Нам всем следовало бы сбежать, – шутливо заметил Грейсон. – Отправиться на охоту в Шотландию и не возвращаться до самой церемонии.

– Интересно, кто первый из вас двоих сделает меня дядей, – задумчиво проговорил Хит.

Грейсон не смог сдержать широкой улыбки.

– Ах ты, плут! – воскликнул Хит.

– Я вам ничего не сказал. – Грейсон с важным видом покачал головой. – Я хранитель семейных тайн, да и врач говорит, что пока ничего не известно.

Когда Доминик собирался уходить, он с удивлением обнаружил, что прошло не меньше двух часов. Казалось странным и в то же время приятным, что его без всяких сложностей приняли в этот узкий семейный круг, со всеми его радостями и печалями. И ему вспомнились два его брата, которых он потерял. Самое забавное, что Доминику хотелось произвести хорошее впечатление на Боскаслов, доказать, что он чего-то стоит. Он, конечно же, не останется повесой до конца своих дней. Ведь рядом с ним будет Хлоя. А сейчас, прежде чем прийти к нему навсегда, она недолгое время побудет дома. В полной безопасности, под надежной защитой до той поры, пока он не станет ее законным мужем.

– Доброй ночи вам обоим.

– Мы тебя не спугнули? – спросил Хит.

– Не так-то просто меня спугнуть. – Доминик дошел до двери и вдруг остановился. – Не скажешь ли мне, – обратился он к Грейсону, – что значит «запускать конгривские ракеты»? Вообще-то я догадываюсь, но хотелось бы знать точно.

Эпилог

Хлоя тонула в море дамских нарядов, прогулочных платьев, шалей, корсетов и нижних юбок, валявшихся на полу ее спальни. Где-то посреди этой груды модных излишеств затерялся ее дневник. Вот будет ужас, если ее скандальные откровения попадут не в те руки. И как раз в тот момент, когда она собралась стать почтенной замужней дамой.

Наступил канун свадьбы. Модистка ушла только сейчас. Все произошло по милости Эммы, Прелестной Диктаторши, решившей вдруг, что кружево вокруг низкого выреза корсажа пришито криво.

– Ну если чуть-чуть, на волосок, – прошептала Хлоя. – Никто бы и не заметил.

Хлоя потеряла в этом хаосе дневник, хранивший все ее секреты.

Джейн просунула голову в дверь:

– Твой Доминик внизу, Хлоя. Ты пойдешь в парк?

– Зачем? Моя спальня в буквальном смысле слова превратилась в джунгли. Здесь запросто можно заблудиться. Мы…

Она обернулась, но Джейн в дверях уже не было. Скорее всего маркиза умчалась вниз, чтобы вместе с Эммой заняться очередной жизненно важной деталью завтрашней церемонии.

Хлоя снова стала рыться в гардеробе.

– Ну где ты прячешься, а? – бормотала она себе под нос. – Ишь, зарылся. Надеюсь, хоть глубоко, так что никто, кроме меня, никогда не сможет тебя обнаружить.

– Какое дивное зрелище! – раздался за ее спиной голос Доминика.

Он стоял, опершись о косяк двери.

Хлоя вскочила.

– Эмма убьет тебя, если узнает, что ты поднимался ко мне.

– Это она и послала меня наверх.

– Эмма? Не может быть.

– Может. – Глаза Доминика весело сверкнули. – Я проник в дом через заднее крыльцо, пристроившись в хвост портному Грейсона с подмастерьями. По-моему, она меня не узнала.

Хлоя посмотрела на него – ладная, мускулистая фигура, облаченная в двубортный фрак тончайшего сукна и узкие панталоны. Короткие черные волосы аккуратно зачесаны назад, выражение лица насмешливое, серые глаза… неужели эти дьявольские глаза всегда будут очаровывать ее?

– Как она могла не узнать тебя?

Доминик пожал плечами:

– Она меня просто не увидела. Я нес целую стопку коробок, служившую прикрытием. Кстати, что ты искала на полу? Надеешься обнаружить еще одного живого мертвеца в своем дамском барахле?

58
{"b":"11560","o":1}