ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ой, Сидни, посмотри, что случилось!

Ее поразила его наглость.

– Это было кольцо моего жениха.

Он нежно поцеловал ее ниже живота, проведя языком по коже там, где остались следы его страстных поцелуев.

– Кольцо было тебе велико, иначе оно не снялось бы так просто, – сказал он. – Мое кольцо уж точно останется у тебя на пальце. Навсегда.

Он снова опустил голову. Вдруг Сидни услышала отдаленный звук колоколов, доносившийся со скал.

Ветер приближал их неистовый, дикий звон, предупреждающий кого-то об опасности.

– Что это?

Райлен посмотрел в сторону окна, продолжая крепко обнимать Сидни. Она поняла, что в данный момент его интересует только то, что происходило в этой кровати.

– Еще один неосторожный путешественник налетел на скалы, – пробормотал он, будучи занят другим, более увлекательным делом.

– Еще одно кораблекрушение? – Сидни вздрогнула. – Разве ты не сделаешь что-нибудь?

– Сделаю, если ты полежишь спокойно.

Но она уже вскочила и подбежала к окну. Вздохнув, Райлен потянулся за бутылкой бренди.

– Там темно и не видно, терпит корабль бедствие или нет, – сообщила она, стоя у окна и задумчиво глядя на море. Ее длинные волосы локонами спускались на почти обнаженное тело. Райлен заскрежетал зубами. Его кожа пахла ею, и простыни тоже.

Сидни вздохнула:

– Полагаю, самое лучшее, что я могу сделать, это признаться Питеру во всем. Я буду умолять его простить меня.

Райлен изменился в лице, оторвав бутылку ото рта.

– Черта с два. Ты наивно полагаешь, что я хотел переспать с тобой, а потом вернуть этому подонку? Да я имени его не хочу больше слышать!

Сидни взглянула на него.

– И как я оказалась в таком положении?

– Возвращайся в постель, – сказал он, поднимаясь, чтобы притянуть ее к себе.

– Я уйду в монастырь, – стала вслух размышлять Сидни. – Туда берут опозоренных протестанток?

Целуя ее то там, то здесь, он провел пальцем вокруг ее пупка. Сидни не могла больше сдерживаться.

Колокольный звон стал непереносимым. Не предвещал ли он ее неминуемого падения?

– Я уповаю на милосердие Девы Марии. Скажу, что меня искушал сам дьявол.

Он подвел ее к кровати. Она упала на нее спиной, он последовал за ней. В темноте его глаза победоносно сверкали.

– Тебе придется сначала что-нибудь на себя надеть, – прошептал он ей на ухо. – Нельзя идти в монастырь голой.

Сидни кивнула:

– Ты прав.

Голая или нет, она никуда не уйдет от него, уверенно думал Де Уайльд.

– Все будет хорошо, – продолжал он. – Я сам о тебе позабочусь.

Она прикрыла глаза. Оба очень устали, борясь за жизнь в море.

Райлен взглянул на часы у кровати. Почти одиннадцать. Вряд ли сегодня ночью на болоте соберутся охотники за привидениями. Шторм и дождь помешают их шабашу.

Проклятые колокола все еще звонили. Нахмурившись, он заметил, как ветер шевелит занавески у окна. Ему следовало выяснить, в чем дело, но он не мог оторваться от Сидни. Райлен лег рядом и нежно ее обнял.

– Может, тебе больше не стоит прикасаться ко мне, – тихо сказала Сидни. – Ведь мне предстоит стать монахиней.

– Нет, этого не случится, – улыбнулся он.

Кто-то тихо постучал в дверь.

Сидни испугалась и в тревоге открыла глаза. Райлен не двигался.

– Мой господин! – раздался голос экономки. – С вами все в порядке? Вам не нужны полотенца и горячий чай?

– Что нам делать? – прошептала Сидни.

– Притворимся, что мы спим. – Райлен громко, но неубедительно захрапел.

– Как неловко! – Сидни не сводила глаз с двери. – Она знает, – прошептала девушка. – Тебе лучше уйти.

Райлен хмыкнул и остался на месте. Он молчал до тех пор, пока экономка, смирившись с тем, что ей никто не отвечает, не ушла к себе.

***

Следующие три часа он словно был в раю. Он занимался с Сидни любовью, лаская ее, целуя и шепча нежные слова. Он знал теперь каждый потаенный уголок ее тела, и она с радостью отвечала на его ласки.

Райлен потерся небритой щекой о ее грудь.

– Теперь я никогда не стану монашкой, – со вздохом сказала девушка.

– Да, это точно. Но ты выйдешь за меня замуж и будешь моей навсегда.

Затем он опустился на нее, и все закружилось перед глазами. Сидни помнила только сладкую негу и боль, когда он наконец овладел ею. Он был так глубоко внутри, что на мгновение у нее перехватило дыхание, потом боль стала утихать.

Он поцеловал ее и, прижавшись щекой к лицу, извинился, что сделал ей больно.

Осмелев, Сидни рискнула дотронуться до его груди, проведя пальцем по мускулам, которые вздрагивали от ее прикосновения. Он застонал, и зажмурился, и снова оказался внутри ее, сильными толчками вжимая ее в постель. Сидни казалось, что он вот-вот пронзит ее насквозь. Она выгнулась ему навстречу. Подняв голову, он что-то одобрительно пробурчал, не слыша слов, которые она могла сказать в ответ.

Его руки скользили под ней, заставляя их тела сливаться еще теснее. Жадные поцелуи заглушали стоны Сидни. Где-то в подсознании Райлен понимал, что снова делает ей больно, но не мог контролировать свои стремительные движения, как не мог бы сдержать волны, которые бились о берег бухты.

Наконец-то она была его. Как восхитительно ее хрупкое тело! Сидни то смеялась, то плакала, но он не останавливался, лишь движения стали немного медленнее. Он то выходил из нее, то с новой силой входил, дразня ее до тех пор, пока она не замерла, а потом содрогнулась от наслаждения.

– О, дорогая! – простонал он и сам утонул в море восторга.

Волны с шумом бились о берег. Сидни слышала глубокое, спокойное дыхание Райлена. Даже во сне он не отпускал ее от себя, словно напоминая, что теперь она принадлежит только ему. Как будто она могла забыть это! Все ее тело дышало им.

Колокола наконец смолкли.

Несчастного странника, терпящего кораблекрушение, должно быть, спасли и вытащили на берег.

А Сидни только что спаслась от человека, который собирался на ней жениться, но никогда не любил ее по-настоящему.

Она погладила Райлена, поудобнее устраиваясь рядом. Он был теперь ее защитой и ее господином.

Первое кораблекрушение подарило ей мужчину ее мечты, а второе чуть не отняло его у нее.

Глава 5

Видимо, она ненадолго задремала, потому что вздрогнула, услышав свое имя. Райлен утомил ее, просыпаться не хотелось.

Сидни открыла глаза, решив, что это он зовет ее во сне. Она потянулась, вспоминая ту страсть, которую они недавно пережили. Как ей было хорошо! А ведь это случилось с ней впервые.

– Сидни! – настойчиво звал ее кто-то. – Сидни, где ты?

Внизу стоял Питер. Перепуганная, Сидни выскользнула из кровати и подбежала к окну. Это был он, мокрый до костей и дрожащий от холода.

– Впусти меня, Сидни! – требовательно крикнул он, увидев ее изумленное лицо. – Я пришел за тобой.

– О Господи! – Она с ужасом взглянула на Райлена, который зашевелился во сне. – Ты не можешь прийти через несколько часов, Питер? – зашептала она. – Ведь сейчас ночь!

– Прийти позже? – возмущенно откликнулся он. – Одри мне все рассказала. Я не собираюсь оставлять тебя в этом логове разврата ни на одну секунду. Жду у входа.

– Говори тише, Питер. Ты разбудишь сторожевых собак.

Райлен сел на кровати, потирая глаза. Мгновение Сидни не могла отвести от него глаз: такой большой зверь, и теперь она принадлежит ему навеки. Вспомнив, что случилось ночью, она вновь почувствовала желание, испугавшее ее своей силой. Внизу живота стало горячо, – Я так тебя люблю! – сказал он, улыбаясь своей неотразимой улыбкой. – Иди сюда. Мне без тебя неуютно.

– Сидни! – снова послышался шепот Питера. – Немедленно спускайся!

– Да подожди ты! – сказала она, оборачиваясь к окну.

Райлен удивленно приподнял бровь.

– Мы с тобой устали, да? Иди скорее сюда и съешь яблочный пирог. Тебе скоро понадобятся силы, если ты понимаешь, о чем я.

11
{"b":"11561","o":1}