ЛитМир - Электронная Библиотека

«Наденьте что-нибудь необычное и смелое».

Стряхнув наваждение, Джейн надела свое серое платье и неожиданно осознала, что дом погружен в могильную тишину.

Она сбежала по лестнице вниз в холл с черно-белым мраморным полом. Заметив траурные взгляды и тяжелые вздохи слуг, она замедлила шаг и склонила голову.

– Куда все подевались, Бейтс? – обратилась Джейн к высокому худому дворецкому с длинным лицом.

Тот стоял, наблюдая за полировкой медных деталей внутреннего убранства холла.

– Ваши сестры в летнем павильоне, – доложил Бейтс. – Его сиятельство уехали на деловую встречу на Сент-Джеймс-стрит, а леди Белшир, по обыкновению, работает в саду.

– Благодарю, Бейтс. – Джейн легко повернулась.

– От имени всех слуг, леди Джейн, – уже в спину молодой хозяйке торжественно-траурным тоном произнес дворецкий, – позвольте выразить глубокое сочувствие по поводу вашей несостоявшейся свадьбы.

Джейн на секунду остановилась, прогоняя кольнувшее чувство вины и раскаяния.

– Благодарю, Бейтс.

– Примите и мои соболезнования, леди Джейн, – донесся с противоположного конца холла голос седовласой домоправительницы.

Слегка поскучнев, Джейн направилась в буйно разросшийся сад. Матушка в широкополой соломенной шляпе и ярко-зеленом утреннем платье атаковала ножницами заросли сорняков, безжалостно заглушавшие люпины. От этой мирной и привычной домашней сцены веяло спокойствием. Жизнь в саду шла своим чередом, и на нее не могли повлиять никакие сложности внешнего мира.

– Доброе утро, бедняжка. – Леди Белшир внимательно посмотрела в лицо дочери. – Тебе удалось хоть ненадолго заснуть? Я приказала всем вести себя как можно тише.

– Я спала… – Джейн замолчала, вспомнив сон, от которого проснулась.

Полный жизни образ обнаженного маркиза казался теперь туманным и расплывчатым. Сейчас Джейн не удавалось оживить видение, и это странным образом разочаровывало.

– Дорогая, ты хорошо себя чувствуешь?

Джейн заморгала, осознав, что матушка машет перед ее лицом веткой люпина.

– Не волнуйся, со мной все в порядке. Седжкрофт, случайно, ничего не передавал? То есть не то чтобы я очень хотела…

Леди Белшир вздохнула.

– Он не смог приехать утром, Джейн. Мистера Седжкрофта задержало какое-то неотложное семейное дело. Он передал, что…

– Ничего страшного, мама. Я и не ожидала, что маркиз сдержит слово. Скорее всего он уже и сам жалеет о своем предложении, так что я не буду всерьез о нем думать.

С ощущением неожиданной свободы и внезапного облегчения девушка обежала вокруг каменной скамьи. Пауза. Долгожданная возможность восстановить душевное равновесие. Разумеется, Седжкрофт не появится. Но все же вчера ему удалось на несколько минут заставить ее почувствовать себя более желанной, чем отваживалась думать она сама. Чтож, лишнее доказательство того, что она не заблуждалась на его счет.

– Да, но… – Леди Белшир смерила дочь строгим взглядом. – Ты ведь даже не выслушала сообщение мистера Седжкрофта.

Джейн почти бегом помчалась в летний павильон, чтобы сообщить Кэролайн приятную новость. Сестры читали отрывок из «Тартюфа» Мольера на ужасном французском, а мадам Дюма, скривившись, словно от зубной боли, терпеливо слушала и исправляла ошибки.

– Можно, я на минутку вас прерву? – весело поинтересовалась Джейн.

Мадам Дюма вздрогнула и захлопнула книгу.

– Пожалуйста, сделайте одолжение. Эти молодые леди убивают мой родной язык.

Миранда поднялась и горячо обняла сестру.

– Кэролайн все мне рассказала, – тихо сообщила она. – Пылаю от восхищения. И от ужаса, – добавила девушка, на мгновение задумавшись. – О, Джейн, что ты натворила?

– Все, секрету конец, – заключила Джейн, беря сестер за руки и увлекая в залитый утренним солнцем сад. – Строго-настрого запрещаю рассказывать о происшедшем кому бы то ни было.

– Больше никому ни единого слова, – торжественно поклялись барышни.

– А кроме того, очень надеюсь, что вам не пришло в голову обсуждать мои дела в присутствии мадам Дюма. Она и так считает меня конченым человеком, потому что в знак протеста против гибели на войне друзей и знакомых я решила изучать не французский язык, а итальянский.

Кэролайн прогнала севшую ей на плечо бабочку.

– Я слышала, как мадам говорила нашей домоправительнице миссис Би, что тебе придется выйти замуж за француза, так как ни один английский аристократ уже не захочет на тебе жениться.

Джейн не успела ничего ответить на это глубокомысленное замечание, так как рядом неожиданно возникла фигура запыхавшейся от быстрой ходьбы леди Белшир.

– Он здесь! – С несвойственной ей резкостью матушка схватила старшую дочку за руку. – А ты еще даже как следует не одета!

– Как следует… для чего? – Джейн растерянно оглянулась.

Кроме двух садовников, занятых обрезкой тополя, вокруг не было заметно ни одного мужчины, так что матушке вовсе не стоило так нервничать.

– Кто здесь, мама?

– Седжкрофт, кто же еще? – Заметив на лице дочери выражение шока, почтенная леди приложила руку к сердцу. – Ах, милочка, ты подумала, что я имею в виду Найджела, правда? Как неосторожно с моей стороны! И как глупо. Разумеется, ты все еще надеешься, что этот подлец появится и представит какое-нибудь достойное объяснение своей ужасной жестокости.

Джейн смотрела на трепещущую мать, с трудом подавляя детское желание сорвать с ее головы огромную соломенную шляпу и запустить в небо как можно выше.

– Вам же хорошо известна репутация Седжкрофта, мама. Неужели вас ни капли не волнует, что ее тень заденет и меня?

Леди Белшир наклонилась к какому-то особенно вредному сорняку, пролезшему между камнями дорожки.

– Не говори глупостей. Все мои дочери выше любого искушения. Вот ваш брат – совсем другое дело. Несколько минут назад я пыталась сообщить тебе, что Седжкрофт задерживается по важному семейному делу. Он просил передать, что приедет днем.

– Днем?

– Маркиз уже здесь, Джейн, – раздраженно произнесла леди Белшир. – Я видела на улице его экипаж.

– Какой экипаж?

– Это уже не имеет значения, – настойчиво прошептала мать и, взяв дочку за плечи, повернула к дому. – Он уже здесь, но как ты одета?

Джейн увидела шагающую по газону высокую фигуру, освещенное солнцем выразительное худощавое лицо. Элегантная мужественность подчеркивалась изысканным костюмом – он состоял из прекрасно сшитого темно-синего сюртука и бриджей цвета буйволовой кожи.

Седжкрофт замедлил шаг и одарил Джейн такой лучезарной улыбкой, что девушку захлестнула волна паники и ей захотелось спрятаться за живой изгородью. К счастью, сделать это не позволило воспитание, а потому Джейн просто стояла и смотрела на неумолимо приближающегося агрессора.

– Так вот вы где, – тепло произнес маркиз и без малейшего колебания крепко сжал руки девушки.

Голубые глаза смотрели так живо, так внимательно, так… ободряюще. Неужели именно этот человек слывет самым дерзким и опасным на свете? Его добродушие и веселый нрав были заразительны.

– Я обдумала щедрое предложение использовать вас в качестве пропуска в общество. И я решила…

В этот момент мысли сбились, так как сильная рука скользнула вверх, к запястью, и направила девушку к скрытым в кирпичной стене старым деревянным воротам.

– Наверное, здесь мы сможем выйти на улицу? – поинтересовался Седжкрофт, даже не давая возможности ответить на свой вопрос. – Мой экипаж стоит с этой стороны. Я еле добрался до вашего дома: улицы вокруг запружены коровами и торговцами.

Джейн не могла противостоять нахлынувшей панике и почти закричала:

– Я решила, что должна отказаться.

Седжкрофт провел ее мимо тополей, бросив беглый взгляд на садовников, ножницы которых неожиданно застыли в воздухе. Легкое движение его бровей тут же вернуло их к работе. Все вокруг инстинктивно подчинялись маркизу.

– Мы все обсудим по дороге, без свидетелей.

– Седжкрофт, я вовсе не готова предстать перед людьми.

13
{"b":"11562","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Синдром выгорания любви
Туманность Андромеды
Ожидание чуда. Рождественские рассказы русских классиков
После – долго и счастливо
Большая книга приключений семейки троллей
Илон Маск: изобретатель будущего
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений