ЛитМир - Электронная Библиотека

– Всегда считал, что подобные церемонии тебе не по душе.

Голубые глаза Грейсона блеснули дьявольским огнем.

– В данную минуту закоренелый холостяк в моей душе погибает на глазах.

Улыбка Хита поблекла.

– А моя душа военного чувствует, что неприятности только начались. Как поживает страстная Хелен?

– Во время последней встречи выглядела гораздо холоднее, во всяком случае, по отношению ко мне. Нам так и не удалось найти общий язык.

– Понятно. Что, твое внимание уже привлекла какая-нибудь другая особа?

– Нет.

– Нет, Грей? Еще нет?

Грейсон оглянулся. Две дамы из числа бывших любовниц, вооружившись ледяными взглядами, вели между собой яростную перепалку. Не исключено, что скоро они перейдут к открытым боевым действиям.

Двое младших братьев, Дрейк и Девон, обсуждали с одним из непутевых друзей Дрейка молодую даму полусвета, с которой познакомились лишь вчера вечером. Очень скоро выяснилось, что любвеобильная особа уже успела пообещать себя всем троим. Назревала драка.

Младшая из двух сестер Грейсона, Хлоя, наклонилась, чтобы пошептаться с подружками невесты. Все они выглядели куда более расстроенными, чем сама Джейн.

Среди трех опасных лагерей расположилась небольшая группа избранных представителей высшего общества – политики, аристократы, только начавшие выезжать в свет молодые девушки и их опекунши – почтенные матроны, готовые взять Грейсона приступом, словно хорошо вооруженную крепость.

Маркиз засунул пальцы за шейный платок, словно пытаясь ослабить брачную петлю. Давило все: обстановка свадебной церемонии, грызня любовниц, воинственность подружек невесты и та огромная ответственность, которая не так давно свалилась на его плечи совершенно внезапно, буквально за одну ночь.

Никто в семье не ожидал внезапной смерти отца, а меньше всех предполагал печальный исход именно он, Грейсон. Старый маркиз скончался год назад, после того как узнал, что младший из сыновей, Брэндон, убит в Непале. Грейсон до сих пор винил себя в равнодушии и невнимании, ведь в тяжкую минуту его не было рядом со стариком.

Груз семейных обязанностей оттягивал плечи, словно саван. В душе скопилось много вопросов, ответ на которые мог дать лишь отец! Сейчас уже было слишком поздно. Некогда столь заманчивые и соблазнительные удовольствия внезапно утратили всю свою прелесть. Прежняя жизнь потеряла смысл.

Тот новый человек, в которого превратился молодой маркиз, не вызывал ни малейшей симпатии даже у него самого, так что в последнее время все чаще приходили мысли о решительной необходимости перемен.

И вот теперь эта неудачная свадьба, первое публичное испытание состоятельности в качестве патриарха клана Боскаслов. Как отнестись к тому, что дурень кузен бросил невесту прямо у алтаря?

– Что же делают в подобных ситуациях? – едва слышно спросил Грейсон, обращаясь не то к брату, не то к себе самому.

Хит недоуменно покачал головой:

– Как жаль, что наша Эмма так далеко, в Шотландии. Она-то уж точно знала бы, что надо делать.

Эмма, старшая сестра, недавно овдовела и, чтобы чем-то занять свободное время, давала уроки этикета знати Эдинбурга.

Грейсон вернулся к прежнему приятному занятию, а именно к созерцанию спины невесты. Открывающийся пейзаж казался чрезвычайно милым. Если вдруг речь всерьез зайдет о выборе будущей жены, то вот этот вариант совсем не плох. Разумеется, Найджел уже заявил о своих правах. Но ведь парень до сих пор так и не явился забрать причитающееся! И все же кто знает, что скрывается в тени этой фаты? Красавица или чудовище? Сирена или праведница?

Не слишком благочестивые размышления прервал Хит: он похлопал брата по плечу, собираясь продолжить разговор.

– А невеста-то чудо как хороша, правда?

– Хм… – С непроницаемым выражением маркиз потер твердый решительный подбородок. – Пока не знаю. Вполне возможно, что и так. Я не обратил внимания.

– Ну ты и лжец, братишка! – негромко рассмеялся Хит. – Говоришь одно, а сам уже наверняка успел рассмотреть каждую мелочь, вплоть до подвязок! Ведь голубые глаза Боскаслов становятся синими только в минуты возбуждения!

Да уж, что и говорить, некоторые не слишком приятные качества натуры маркиза Седжкрофта ничуть не изменились: он так и остался прежде всего мужчиной, даже если в остальном и не был столь уверен.

– Такое грубое замечание в стенах часовни, Хит! – с притворным благочестием воскликнул Грейсон.

В эту минуту он как раз разглядывал сидящую на противоположном конце скамьи миссис Паркс, свою бывшую любовницу. Почтенная особа расположилась между двумя шаловливыми отпрысками – последствием одной из прежних связей. Три года назад, когда начался роман с Седжкрофтом, она была преуспевающей модисткой. Назначенная маркизом, щедрая пенсия позволила оставить работу и жить в полном комфорте и достатке, а потому дама старалась поддерживать с богатым джентльменом самые дружеские отношения.

– Неужели, любезный брат, я должен напоминать тебе, что мы находимся не где-нибудь, а в священном месте?

– А ты впервые здесь, Грейсон? – ехидно поинтересовался Хит.

– Нет. Во второй раз. Впервые в священном месте был, когда меня крестили, – прошептал маркиз.

Он обвел взглядом часовню. Одна из подружек невесты заплакала. Невеста принялась ее утешать. Гости заметно утомились и начали беспокойно ерзать на скамьях и вертеться, громким шепотом обсуждая, что же произойдет дальше. Выхода нет, придется действовать; позорному отсутствию кузена Найджела необходимо придумать какое-нибудь нелепое объяснение. Владелец часовни начал перебирать в уме возможные варианты.

Маловероятно, но все же нельзя сбрасывать со счетов возможность несчастного случая: что, если дурень начал спускаться по лестнице в своих любимых атласных шлепанцах, поскользнулся, упал и потерял сознание? Те из гостей, кто знает Найджела, вполне смогут в это поверить.

Грейсон снова посмотрел на притягивающую взгляд фигурку возле алтаря. Девушка в белом подвенечном платье продолжала стоять спокойно и с достоинством, расправив плечи и не опуская голову. В этой ситуации лишь каменное сердце могло остаться равнодушным и не ощутить жалости, сочувствия и желания защитить от боли, причиненной безалаберным и ненадежным мужчиной.

Грейсон повернулся к Хиту и едва слышно заговорил:

– Спокойствие и выдержка молодой леди вызывают восхищение! Любая другая в подобной ситуации давно билась бы в истерике и рвала в клочья букет. – С этими словами он насмешливо нахмурился и кивнул в сторону леди Гринхелл и миссис Паркс: ни одна из дам не отличалась особым самообладанием.

Неподалеку, по эту же сторону от прохода, сладко дремал престарелый член парламента. Сейчас он захрапел, и жене пришлось спешно будить джентльмена. Тот спросонья несколько громче, чем следовало, поинтересовался, закончилась ли эта скучная свадебная церемония.

– Она еще даже не начиналась, – громким шепотом ответила миссис Парке. – Дело в том, что жених до сих пор так и не появился.

Джентльмен укоризненно покачал головой и с явным сожалением посмотрел на покинутую возле алтаря главную героиню события.

– Должен сказать, что держится она отменно, – хриплым голосом заключил он. – Крепкая и упрямая, как и ее отец. Не так-то легко сломать хребет кому-нибудь из Уэлшемов!

– Бедное невинное дитя! – Миссис Парке едва сдерживала слезы. – Должно быть, совершенно сбита с толку! Ведь ее бросил человек, о котором она мечтала всю жизнь! Интересно, что девочка обо всем этом думает?

Что именно думала леди Джейн Уэлшем, вряд ли возможно повторить вслух в приличном обществе. Главное – как можно быстрее добраться до дома и освободиться от тесного корсета и узкого турнюра. Стальной каркас под тонкой тканью впивался в тело и не давал нормально дышать. Страдания продолжались уже достаточно долго. Настолько долго, что ни у кого из присутствующих не осталось ни малейшего сомнения в том, что невесту попросту обманули.

Серьезную тревогу вызывало состояние матери. Нежная и хрупкая, само воплощение женственности, она вовсе не отличалась саксонской твердостью духа своего супруга. Она просто не могла поверить, что на долю ее дорогой дочери мог выпасть подобный стыд и позор!

2
{"b":"11562","o":1}