ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Английский пациент
Я слежу за тобой
Любовь: нет, но хотелось бы
Говорю от имени мёртвых
Делай космос!
Ждите неожиданного
Системная ошибка
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка

Он оглянулся и с удовольствием отметил, что Саймон и леди Дамарис Хилл стоят в конце мощеной дорожки, ожидая их с Джейн возвращения. Такая компания создавала ауру респектабельности, вполне достаточную, чтобы лишить основания все обвинения в слишком вольном поведении. Хлоя – совсем другое дело.

Тропинка привела к вымощенной камнем дорожке, и Седжкрофт остановился, чтобы поговорить с Джейн. Лицемерный поступок? Предположение показалось обидным, поскольку соответствовало истине.

– С вами ничего не случится, если я на несколько минут удалюсь? Необходимо удостовериться, что с Хлоей все в порядке, и проверить, отправилась ли она домой.

Ответный взгляд подействовал, словно пронесшееся по телу цунами. Щеки девушки порозовели, и она вовсе не выглядела такой же сдержанной и холодной, как несколько минут назад.

– Джейн, – снова заговорил Седжкрофт. – Все в порядке?

– Разумеется. Что может случиться?

Такой определенный ответ не мог не вызвать улыбку. Девушка изо всех сил стремилась полностью овладеть собственными переживаниями, однако ей было о чем задуматься. При всем природном уме она вовсе не обладала достаточными познаниями в области чувств. Но чем же в таком случае она занималась с Найджелом все эти годы? Не целовалась – это ясно. Забавно, конечно, что мысль так обрадовала, но впредь придется вести себя осторожнее.

– Присоединитесь к брату, – посоветовал маркиз, через голову спутницы оглядывая плотную толпу гуляющих в саду гостей. – Уверен, что он позаботится о вас в мое отсутствие.

– А вы идите и помиритесь с сестрой. Со мной ничего не случится, а вы постарайтесь, пожалуйста, впредь не терять самообладания.

– Невозможно не выйти из себя, когда имеешь дело с кем-нибудь из Боскаслов, – возразил маркиз, возвращаясь на тропинку.

– То же самое говорил и Найджел.

Они уже почти подошли к лужайке, и накрытые столы оказались неподалеку. Грейсон презрительно взглянул на молодых людей, которые старательно делали вид, что вовсе не замечают Джейн.

– Да, я непременно должен сказать еще кое-что, поскольку имя Найджела то и дело мелькает в наших разговорах. Вы должны понимать, что если он не вернется в ближайшие дни, чтобы исправить положение, то скорее всего не вернется уже никогда.

– Понимаю, – ответила девушка, избегая смотреть в глаза собеседнику. – Я… я готова ко всему, даже к одиночеству.

– Думать об одиночестве пока еще рано. – Возможно, маркиз вел себя не слишком тактично. – Мы найдем вам другого мужа.

– Но я вовсе не хочу… о, смотрите-ка! Вон там моя подруга Сесили – за столом, машет рукой! С ней я точно буду в полной безопасности, не сомневайтесь.

«В безопасности от меня?» – невольно подумал Седжкрофт, и на губах его появилась ироничная улыбка.

Неужели он ее отпугнул? Простит ли она его?

Те чувства, которые молодая особа вызывала в его познавшей многие радости и сомнения душе, казались совершенно новыми, доселе неведомыми и требовали чего-то большего, чем обычный самоконтроль.

Не успел маркиз ответить, как Джейн упорхнула и присоединилась к стайке молодых дам, которые дружно и сердечно приветствовали подругу.

Глава 10

Еще не придя в себя после приключения с Седжкрофтом, Джейн неожиданно оказалась в окружении четырех беззаботно щебечущих молодых леди. Интересно, заметили ли они, как пылает ее лицо, как после страстных поцелуев все еще горят губы?

Разумеется, все уже знали, что произошло вчера в часовне. Больше того, ближайшая подруга, достопочтенная Сесили Брансдейл, дочь виконта, присутствовала на несостоявшейся свадьбе в качестве одной из подружек невесты и таким образом оказалась самой непосредственной свидетельницей фиаско.

Однако Джейн совсем не ожидала почти полного отсутствия интереса к ее попытке замужества. Да, молодые дамы отдали должное неудаче приятельницы, но лишь на несколько минут, не больше. Новость уже относилась к прошлому, а потому вполне хватило нескольких возгласов сожаления и нескольких дружелюбных и сочувственных, пусть и не совсем искренних, улыбок. Светских бабочек куда больше интересовало иное событие в жизни мисс Уэлшем, а именно интригующий, неожиданный роман с маркизом Седжкрофтом.

– Роман? – ровным голосом переспросила Джейн, оказавшись под перекрестным огнем расспросов.

Несмотря на внешнее спокойствие, щеки ее горели.

– С какой стати вы решили, что у нас с маркизом роман?

– А чем же еще это может быть? – пробормотала одна из модниц.

– Если женщина ненадолго осталась в одной комнате с Седжкрофтом, она непременно окажется жертвой его чар, – заявила мисс Присцилла Армстронг.

После трех не богатых событиями светских сезонов она считала себя крупной специалисткой в сердечных делах.

Сесили, хрупкая пепельная блондинка с прозрачными серыми глазами, немедленно бросилась защищать подругу:

– Неужели тебе надо объяснять, Присцилла, что Седжкрофт – кузен Найджела, а потому просто обязан выступить в качестве кавалера, пока сам Найджел…

Так что же теперь предпримет Найджел? Все пытались решить этот вопрос, глядя на Джейн широко раскрытыми от любопытства глазами и ожидая хотя бы малейшего намека на продолжение событий.

– Мне больше нечего добавить, – произнесла Джейн, и в голосе зазвучало вполне искреннее огорчение.

Впрочем, тонкостей настроения никто не заметил; все оказались полностью поглощены монологом мисс Эвелин Хатчинсон: эта достойная особа высказывала собственное мнение о маркизе Седжкрофте, человеке, за которым она пристально наблюдала и чье поведение анализировала уже давно.

– А знаете, что сказала горничная его бывшей любовницы?

– Какой именно? – уточнила леди Элис Пфайффер, одновременно демонстрируя завидную осведомленность.

– Миссис Паркс, – пояснила Эвелин.

– Расскажи скорее, – приказала Присцилла. – Джейн имеет право знать.

– О, я…

– Ты должна знать правду, какой бы неприятной она ни оказалась, – спокойно, но настойчиво подтвердила Сесили.

Эвелин прикрыла лицо веером, словно смущаясь.

– Так вот, горничная слышала, как миссис Паркс говорила, что одна лишь ночь с Седжкрофтом приносит женщине безумную вакханалию неповторимых и незабываемых ощущений.

Джейн прищурилась, не желая выдавать истинных чувств, хотя и была готова поверить услышанному. Эвелин лукаво кивнула:

– А еще она добавила, что после подобной ночи женщине по крайней мере две недели не стоит показываться в обществе.

– О, не может быть! – возмущенно воскликнула Сесили, в то время как другие молодые леди восторженно защебетали, обсуждая столь восхитительную сплетню. – Джейн, когда я советовала тебе послушать, то вовсе не предполагала, что нам расскажут такое!

– Больше того, – не унималась Эвелин, – говорят, что когда этот джентльмен вовлечен в определенного рода взаимоотношения со своими красотками, он одновременно читает утренние газеты.

Присцилла возбужденно наклонилась к подруге, и ее пухлые розовые губки раскрылись от удивления.

– Так что же, он занимается этим по утрам?

– Утром, днем и вечером, – со знанием дела сообщила Эвелин. – Этот неуемный ловелас готов выполнить любую, даже самую экстравагантную прихоть дамы.

Повисло глубокое молчание, нарушаемое лишь вздохами слушательниц. Наконец Эвелин заговорила снова:

– Оказаться в компании этого опасного человека означает неизбежно попасть под его чары. Седжкрофт обдумывает каждый шаг, и уж если что-то делает, то наверняка. А если он что-то твердо решил, то это конец.

– Конец чему? – резко уточнила Джейн, ощущая, как от волнения и дурных предчувствий начинает темнеть в глазах.

– Конец добродетели. Хищник разрабатывает стратегию действий задолго до того, как жертва осознает, что же произошло на самом деле.

Сесили предостерегающе нахмурилась:

– Достаточно, Эвелин.

– Впрочем, нельзя утверждать, что каждая женщина, удостоившаяся любви героя, непременно должна считать себя жертвой, – словно ободряя, добавила напоследок Эвелин. – Ведь можно оказаться и драгоценностью, сокровищем.

24
{"b":"11562","o":1}