ЛитМир - Электронная Библиотека

В ответ на этот ехидный вопрос Хелен непристойно выругалась по-французски и направилась к своему новому покровителю. Маркиз лишь усмехнулся; он не ощутил ни малейшего укола самолюбия, напротив, радовался, что не успел завязать серьезных отношений прежде, чем осознал полную несовместимость с этой женщиной.

Седжкрофт вовсе не собирался навсегда отказываться от привычек разгульной жизни. Нет, веселье всего лишь откладывалось до тех пор, когда большое семейство оценит твердость его руки и вернется к размеренной, упорядоченной жизни. Ну и, конечно, до благополучного завершения досадного недоразумения с этой девочкой, Джейн Уэлшем.

Но куда же она пропала? И угрюмый барон тоже исчез.

– Простите, лорд Седжкрофт. Могу ли я поговорить с вами?

Маркиз обернулся и неожиданно наткнулся на острый, оценивающий взгляд Брентфорда. Джейн стояла поодаль, рядом с сестрами, по-прежнему щедро окруженными молодыми людьми.

– Полагаю, разговор касается леди Джейн?

Брентфорд серьезно кивнул:

– Хотелось бы узнать, свободна ли мисс Уэлшем.

– О, это зависит от целого ряда обстоятельств, – неопределенно ответил Седжкрофт.

– От каких же именно?

– Во-первых, от ваших намерений. Во-вторых, от того, действительно ли Найджел… – Маркиз засомневался. Они с Джейн не думали о перспективе. Дьявол побери! Что же отвечать? Добрая половина светского общества была уверена, что маркиз собирается сам жениться на мисс Уэлшем. Может быть, в ее интересах поддерживать эту иллюзию?

– Думаю, что этот вопрос вам все-таки лучше обсудить с отцом или братом самой леди Джейн.

– Но дело в том, что виконт направил меня непосредственно к вам. Сам он был погружен в обсуждение политической ситуации, – возразил молодой человек.

– Не считаю возможным обсуждать свои личные дела с человеком, которого едва знаю.

– Понимаю.

Мужчины стояли молча, без особого успеха стараясь не смотреть на Джейн. С первой же встречи Грейсон чувствовал себя с этой девушкой совершенно свободно, словно с давним другом, однако после того, что произошло сегодня, он начал осознавать, что отношения начинают принимать куда более серьезный характер.

Молчание продолжалось, пока барон не заговорил снова.

– Мне хорошо знакома боль неразделенной любви, – неожиданно признался он. – Известно и унижение испытанного ею предательства.

Маркиз смерил собеседника удивленным взглядом.

– Было время, когда мне казалось, что жить дальше просто невозможно, – продолжил Брентфорд.

– О, может быть, не стоит впадать в излишнюю сентиментальность прямо здесь, на вечере? Джейн приехала для того, чтобы развеяться.

– То есть я должен понять, что вы запрещаете мне ухаживать за молодой леди?

Седжкрофт отвел взгляд. Видит Бог, он вовсе не имел права распоряжаться судьбой подопечной. Не в его власти запретить молодому человеку ухаживать за мисс Уэлшем, особенно если он стремится восстановить ее положение в свете. И все же нельзя вот так безоглядно отдать Джейн первому встречному претенденту, к тому же далеко не самому безупречному. Необходимо защитить ее хотя бы в этом отношении.

– Да, – неуверенно подтвердил маркиз, – полагаю, что это именно так.

Пусть Брентфорд сам решает, как поступать дальше.

Наступило молчание. Мужчины наблюдали, как Джейн танцует с одним из друзей своего брата. Девушка смеялась, откровенно наслаждаясь музыкой, движением и беседой, но только до того момента, как взгляд упал на двух столь разных мужчин, которых объединяло лишь одно – пристальный, тяжелый интерес к ее персоне. Лицо молодой леди мгновенно омрачилось, и она едва не пропустила фигуру танца.

– Я говорю о собственных намерениях, – наконец собрался с мыслями Грейсон, отходя от колонны, возле которой стоял. – Мисс Уэлшем не должна страдать от измены кузена Найджела, и если в моих силах что-то для этого сделать, то я непременно ей помогу.

– Не понимаю, как молодая леди может вести себя настолько беззаботно, если ее бросили всего лишь неделю назад, – задумчиво произнес Брентфорд. – Остается лишь восхищаться ее актерскими способностями. Это просто невероятно.

Грейсон едва слушал меланхоличный лепет молодого человека, однако последние слова заставили его вернуться к действительности.

– О чем вы?

Барон слегка растерялся.

– Не то чтобы я верил сплетням. Но начать с того, что некоторые подозревают, будто молодая леди никогда и не любила сэра Найджела. А другие даже считают, что леди Джейн вовсе не страдала, когда…

Презрение во взгляде маркиза заставило барона замолчать.

– Сплетни, милорд, – поспешил он оправдаться. – Всего лишь низкие сплетни.

– Ну так и не повторяйте их. Брентфорд вздернул бровь:

– Моя бабушка любила говорить, что сплетни – это семена, дающие гнилые всходы.

– Следуйте же мудрому совету и не сейте дурных семян.

Брентфорд кивнул:

– В таком случае не смею мешать исполнять обязанности защитника и опекуна.

– Вот и правильно, – коротко подытожил маркиз.

Оставалось лишь надеяться, что все слухи и пересуды о мисс Уэлшем погибнут в зародыше.

Глава 15

На следующее утро посыльный дорогой ювелирной фирмы «Ранделл, Бридж и Ранделл», что на Ладгейт-Хилл, принес в дом Уэлшемов изящную коробочку для леди Джейн. Открыв бархатную крышку, девушка увидела восхитительную бриллиантовую брошь в виде мышки с изумрудными глазками. Никакой записки к подарку не прилагалось. Пока Кэролайн и Миранда восхищались необычным подарком, вслух гадая, что бы он мог означать, Джейн украдкой спустилась в кухню.

– Ревень, говорите? – Кухарка вытерла мокрые руки о передник. – Если честно, давно его не видела. Правда, аптекарь моей тетушки продает всяческие китайские снадобья – сушеный корень ревеня и все такое прочее.

Корень ревеня. Джейн представила, как хотя бы частично отплатит Седжкрофту.

– О, великолепно! Так купите же один, побольше и покрасивее, положите в яркую коробку и отправьте на Парк-лейн, маркизу Седжкрофту. Да не забудьте розовую ленточку и мои наилучшие пожелания!

– Маркизу. Корень ревеня. С розовой ленточкой… – ошеломленно повторила кухарка и вопросительно взглянула на застывшую возле раковины озадаченную посудомойку. – Корень ревеня, – снова прошептала она. – Помоги нам Господь. Зачем молодой леди понадобился корень ревеня – одно из тех хитрых любовных зелий, которые продают цыгане? Не иначе как бедняжка пытается при помощи магии раздобыть себе мужчину.

Посудомойка выронила ложку.

– Я бы на ее месте насыпала в чай этому сэру Найджелу мышьяка – толку было бы куда больше.

– И я тоже. Но мышьяк – слишком милосердно, дорогая, если учесть, что натворил этот подлец. Так что лучше было бы свернуть ему шею, как курице.

Посудомойка взглянула на полотенце, которое кухарка душила в мощных руках.

– Успокойтесь, ради Бога, миссис Хартли. Для подобных дел у молодой леди имеется маркиз.

Кухарка нахмурилась:

– И потому-то она велит послать ему ревень, словно я настолько глупа, что не соображу, что это означает. Здесь никаких сложностей, милочка. Даже старуха вроде меня сразу догадается, что речь идет о приворотном зелье.

Ближе к вечеру маркиз Седжкрофт верхом подъехал к дому графа Белшира на Гросвенор-сквер.

Ночь напролет он думал о Джейн. Неожиданное увлечение то озадачивало, то забавляло, то приводило в ужас. Мысль о мисс Уэлшем не покидала и тогда, когда Грейсон еще раз обошел все любимые злачные места Найджела, надеясь застать там кузена. Поиски успехом не увенчались. Джентльмен невольно задумался, не лучше ли уехать и заняться поисками вместе с Хитом, однако останавливало обещание оберегать девушку от козней высшего света. Правда, существовала еще одна проблема – как защитить ее от самого себя? Но этот вопрос требовал особого подхода.

С каждой встречей Грейсон Боскасл все больше и больше вожделел Джейн. Он прекрасно понимал, что никогда ее не получит. И все же страстное желание не угасало.

34
{"b":"11562","o":1}