ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но Седжкрофт очень сильный человек. Он наверняка принял обдуманное и серьезное решение.

– Неужели ты так ничего и не понял? Ведь именно в Седжкрофте и заключается главная проблема. Он хочет, чтобы я стала его любовницей. Да, Саймон, он просил меня об этом сегодня днем.

Лорд Тарлтон неподвижно уставился в пол. Лицо его покраснело от гнева.

– Думаю, во всем виноват Найджел, – медленно произнес Саймон. – Готов убить подлеца собственными руками. Что же нам делать?

Джейн мечтала забраться с головой под одеяло и забыть обо всем, что происходит.

– Но ты ведь мой брат, – отчаянно прошептала она. – И прекрасно знаешь, что сделал бы на твоем месте папа. Заставь маркиза уйти.

На лице Саймона отразился такой ужас при мысли о противостоянии всемогущему Седжкрофту, что, если бы Джейн не было так плохо, она наверняка бы рассмеялась.

Однако через пару мгновений брат отвел глаза, и девушка поняла, что только что лишилась последнего защитника.

– Проблема вот в чем, – наконец собравшись с мыслями, заговорил Саймон. – Как бы мне ни хотелось поставить маркиза на место, это невозможно. Уезжая, отец оставил четкое распоряжение: я ни в коем случае не должен вмешиваться в ваши отношения. Сейчас инструкция кажется мне очень странной.

– Отношения? – воскликнула Джейн. – И ты называешь происходящее отношениями? Нет, это подобно завоеванию Веллингтоном Тулузы, взятию французскими крестьянами Бастилии… – Девушка побледнела, в лице не осталось ни кровинки. – Неужели ты хочешь сказать, что папа согласился, чтобы я стала любовницей Седжкрофта?

– А, – внезапно раздался в дверях глубокий голос, – наша больная уже настолько окрепла, что снова начала спорить. Значит, есть надежда на полное выздоровление.

Джейн моментально нырнула под одеяло. Бархатный баритон проникал в самую глубину ее существа.

– Грейсон, это просто неприлично! Что вы делаете в моей комнате?

Маркиз подошел к постели; на лице появилась маска крайней озабоченности.

– Саймон так долго не возвращался, что я начал беспокоиться, не стало ли больной хуже. Но должен заметить, что вы выглядите куда активнее, чем я предполагал.

– И я подумал о том же, – поддержал Саймон, швырнув еще одну пригоршню земли в собственноручно вырытую сестрой могилу. – Больше того, я никогда бы и не заподозрил неладное… – Джейн стрельнула глазами, и брат осекся. – Разумеется, если не считать лихорадки.

– Ну-ка, позвольте, я попробую. – Грейсон наклонился и прижал ко лбу Джейн прохладную ладонь, не преминув заглянуть в глаза. – О Боже!

Знакомое прикосновение напомнило об остром наслаждении.

– Что значит «О Боже!»? – с подозрением спросила девушка.

– Значит, что у вас сильный жар. – Грейсон наклонился еще ниже и дразнящим шепотом поинтересовался: – Это правда температура или вы просто вспоминаете, чем мы занимались вчера вечером?

– Уходите, – прошипела Джейн. – Брат смотрит.

– Так, может быть, попросить его уйти? – поинтересовался маркиз.

– Это вам надо уйти, – выдавила из себя девушка. – Саймон?

Виконт Тарлтон откашлялся.

– Так что же сказал о состоянии больной ваш доктор, Саймон?

– Сказал, что без полного обследования может прописать только кровопускание или отдых на морском курорте.

– Ни за что на свете не позволю пускать себе кровь, – вздрогнув от отвращения, заявила Джейн.

Не отводя взгляда от скрытой одеялом фигуры, Грейсон выпрямился.

– Вот и я говорю то же самое. А потому отдал распоряжение приготовить к нашему приезду фамильную виллу в Брайтоне. Отправимся туда завтра же утром, как можно раньше.

– Действительно, – поддержал Саймон, избегая яростного взгляда сестры, – свежий морской бриз – лучшее средство для поднятия духа.

– Мы непременно должны отправиться к семье в Белшир-Холл, – твердо возразила Джейн. – Незапланированные и бесцельные каникулы, конечно, привлекательны, но непрактичны.

Грейсон внимательно посмотрел на упрямицу. В глазах читалась твердая решимость.

– Когда речь идет о вашем здоровье, Джейн, – заговорил он тихо, но настойчиво, – я решительно отказываюсь рисковать. А потому настаиваю на Брайтоне. Отпускать вас в деревню не собираюсь.

– И правильно, – опять поддакнул Саймон.

Он явно считал, что мир необходимо поддерживать любой ценой.

– Моих советов она никогда не слушает.

Не отводя глаз с лица Грейсона, Джейн медленно села в постели.

– Так что же, вы намерены увезти меня силой?

На губах джентльмена появилась легкая усмешка.

– Только если не будет другого выхода. Я обещал графу Белширу защищать вас во время его отсутствия. А потому, если не отнесусь к болезни серьезно, значит, просто не выполню обещание.

– Мне уже гораздо лучше, – с наигранной бодростью заявила Джейн.

Маркиз лишь покачал головой:

– Напряжение последнего времени дает себя знать, Джейн. Так что оставаться в Лондоне действительно не стоит.

– То есть вы предлагаете мне спрятаться?

– Не могу же я позволить своему маленькому голубю просто валяться в постели и толстеть.

– Не хочу ехать, – как можно тверже отрезала Джейн.

– Но вам просто необходимо отдохнуть и отвлечься. Я буду катать вас по променаду в купальном кресле, как поступают с ипохондриками.

– Придумайте что-нибудь более интересное.

– Хорошо, прогулка верхом на ослике.

– Я прекрасно знаю, кто окажется этим ослом.

Маркиз улыбнулся.

– Можно принимать процедуры с местными водорослями.

– Если бы можно было вас ими удушить…

– Пойду распоряжусь, чтобы горничная начала собирать вещи, – тихо, но твердо закончил препирательство Грейсон.

– Ваше предложение более чем щедро, Грейсон. – Джейн сделала последнюю попытку отказаться. – Но не можем же мы отправиться к морю вдвоем.

Джентльмен удивленно поднял брови:

– Разумеется, нет. Приличие будет соблюдено: с нами туда поедут дядюшка Джайлз и Саймон.

Наступило молчание. Лишь дьявольская улыбка подсказывала, что о приличии маркиз заботился меньше всего.

Итак, в отношениях все изменилось коренным образом. Седжкрофт рассчитал все, вплоть до мельчайших подробностей. В глубине души он стал трезво-холодным, отстраненным, и это предупреждало об опасности. Да, внешне маркиз казался таким же очаровательным и внимательным, как и прежде, однако под светской оболочкой скрывалась хитрость… дикого зверя, выжидающего подходящего момента для атаки.

Неужели Джейн всего лишь вообразила нежность и обаяние, которые делали этого человека таким неотразимым? Или чувство вины полностью заслонило способность трезво мыслить? Никогда, даже в отчаянно смелых фантазиях, девушка не могла представить себя любовницей самого отъявленного ловеласа Лондона. Судьба неожиданно увела ее с дороги приличия, и возвращение обещало быть долгим, сложным и непредсказуемым. А возможно, и маловероятным.

– Но подумайте только, – заговорила девушка уже более решительно. – Ведь такая поездка все равно выходит за рамки приличия. Одна женщина с тремя мужчинами, пусть даже двое из них – родственники.

Ответом на этот казавшийся неопровержимым аргумент послужила снисходительная улыбка. Да, этот человек, словно в шахматной партии, продумал игру на несколько ходов вперед.

– Джейн, вы слишком плохо обо мне думаете. Разумеется, я попросил Хлою сопровождать нас.

– И она согласилась?

– Да, – коротко ответил маркиз.

Седжкрофт не стал уточнять, что сестра сдалась лишь после двух часов непрерывных уговоров, угроз и слез, да и то только потому, что решила, что ее присутствие в Брайтоне может оказаться для Джейн единственным утешением в печальной судьбе – любовном союзе с одним из Боскаслов. Конечно, ни Хлоя, ни кто-нибудь другой не посмели бы вмешаться в ход того урока, который маркиз решил преподать своей милой обманщице. Нет, он, словно опытный режиссер, просто расставлял по местам подходящих статистов. Но, Боже, как же он мечтал об этой поездке!

46
{"b":"11562","o":1}