ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тебе уже доверилась, – коротко ответила девушка, понимая, что говорит правду. – Как еще никогда и никому.

Грейсон склонился ниже. Обжигая пылающим от страсти взглядом, начал покрывать легкими, скользящими поцелуями лицо, шею, грудь, живот, бедра. Девушка запустила пальцы в густую белокурую гриву. Грейсон застонал от наслаждения и слегка раздвинул ноги возлюбленной, вдыхая терпкий аромат страсти и прижавшись щекой к кудрявому треугольнику. Сейчас он напоминал льва даже больше, чем обычно.

Джейн выгнула спину – то, что делал возлюбленный, казалось немыслимым.

Его язык раздвинул распухшие от предвкушения складки и нащупал тайный бутон наслаждения.

– Грейсон, не надо…

– Не отказывай, Джейн.

В полумраке этот человек казался незнакомцем, соблазнителем. Не достойным доверия другом, а неуемным искателем наслаждения, превратившим любовную игру в неспешный ритуал. Но отказать неожиданно новому, незнакомому мужчине оказалось невозможно. Ведь сердце без устали повторяло его имя, а тело с готовностью отвечало на искусные и искушающие ласки.

– Не могу поверить, что мы это делаем, – призналась Джейн.

Бедра ее двигались, а руки не переставали гладить мускулистые плечи возлюбленного.

– По-моему, вполне естественное развитие отношений между мужчиной и женщиной, – негромко ответил Грейсон.

Все, что могла бы возразить девушка, оказалось забыто: напряжение достигло вершины. Погрузившись в волны наслаждения, она лишь негромко стонала, в то время как Грейсон в полной мере обратился к беспомощной чувственности, а язык его глубоко проник в святая святых.

Пришло блаженство. И в то же время не исчезали ощущения унижения, возбуждения и неудовлетворенности.

– Естественное развитие, как бы не так, – прошептала Джейн, наконец собравшись с силами, слегка приоткрыв глаза и в темноте встретив уже знакомый серебристо-синий взгляд. – Готова поспорить, что ты планировал этот вечер с самого начала.

– О, как же я коварен! – негромко, глубоко рассмеялся Грейсон. – Но ведь мы всегда были честны друг с другом, разве не так?

Ответа не последовало. С отчаянно бьющимся сердцем Джейн наблюдала, как возлюбленный медленно расстегивает рубашку и брюки. Зрелище красивого обнаженного мужского тела согрело кровь – такое же чувство обычно возникает во время долгого сна на солнышке. Взгляд скользнул по мускулистому торсу вниз, к восставшему члену, а потом вернулся к прекрасному, полному страсти лицу. Джейн не совсем понимала, что именно происходит в данный момент; единственное, в чем она не сомневалась, так это в собственном желании. Да, больше всего на свете хотелось быть с этим человеком – так, чтобы блаженство продолжалось вечно.

Синие, с серебристым отсветом, глаза, казалось, освещали комнату. В их глубине девушка видела исполнение всех своих самых потаенных желаний. Сердце лежало в сильных, нежных и бесстыдных ладонях возлюбленного. То, что случится сегодня, захватит и покорит все существо, без остатка. Джейн уже никогда не сможет отделить новую, зрелую чувственность от глубинной природы собственной души.

– Грейсон, – прошептала она, – настанет день, когда кто-нибудь непременно обуздает твою дерзость.

– Может быть, это сделаешь ты? – уточнил он, слегка поддразнивая.

– Возможно.

– Думаю, мне это очень понравится.

– С нетерпением жду заветного дня.

– Но ведь необходима практика.

Джейн помолчала, не в силах понять, каким образом этому человеку удается одновременно очаровывать и злить.

– Разве?

– Несомненно. Нужны долгие месяцы тренировок. Если, конечно, ты не проявишь необычайный природный дар, чему я вовсе не удивлюсь.

Шею и плечи девушки захлестнула жаркая волна.

– Хочешь, покажу, как это делается? – поинтересовался Грейсон глубоким, полным чувства шепотом.

Джейн подавила волнение. Тело нетерпеливо требовало любви.

– Будь добр.

Грейсон склонился низко-низко, и девушка непроизвольно прижалась к широкой сильной груди. Прикосновение заставило его вздрогнуть. Он провел ладонями по бедрам возлюбленной, погладил мягкую возвышенность живота, кудрявый островок наслаждения. Сильные руки по-хозяйски завладели телом.

– Отдай все, – прошептал Грейсон. – Хочу, чтобы ты принадлежала мне полностью, без остатка.

Повернувшись на бок, он крепко обнял девушку. Ощущение абсолютной близости наполнило неутолимой жаждой. Джейн прогнулась, стараясь прижаться как можно ближе и крепче.

– Такие прикосновения быстро меня приручат.

– Если бы это было правдой, – прошептала Джейн. – По-моему, в глубине души ты навсегда останешься диким зверем. Сколько потребуется времени, чтобы его обуздать?

Грейсон подумал, что возлюбленная ошибается. Она же не знала, что он чувствует, как изменилась его жизнь, каким пустым и бесплодным казался мир до встречи в часовне. Только ее руки, ее нежные прикосновения способны умиротворить тело и душу. Он очарован и околдован, лишен воли настолько, что почти забыл роль, которую собирался играть до самого конца. Нет. Сейчас никакого лицедейства. Единственная реальность – это любовь.

– Только ты, Джейн, – пробормотал он.

Подчинившись силе инстинкта, девушка ничего не смогла ответить. Грейсон провел рукой по груди и начал ласкать розовые вершинки – до тех пор, пока возлюбленную не захлестнуло головокружительное наслаждение и она не прильнула еще ближе. Другой рукой мужчина принялся гладить нежную кожу внутри бедер – и вот заветная глубина раскрылась ему навстречу.

– Грейсон, – срывающимся голосом пожаловалась Джейн. – Я еще не готова…

– Не бойся, вполне готова, – успокоил Седжкрофт, лаская нежную, восприимчивую плоть под кудрявыми волосками и даря бесконечное удовольствие.

Джейн снова прикрыла глаза, уступая древнему закону. Любовь не позволяла ни усомниться, ни остановиться. Палец снова проник внутрь, и вожделение опалило фейерверком искр.

Соблазнение, совращение. Легкое прикосновение пальцев обжигало кожу, словно раскаленное клеймо. Джейн совсем растаяла, растворилась, в то время как Грейсон оставался сильным, уверенным, способным получить от сексуальной игры максимальное удовольствие. Она спрятала лицо на плече возлюбленного: его немыслимо чувственная улыбка проникла в самую ее душу.

– Приятно, правда? – пробормотал маркиз.

Еще один палец отправился исследовать тайный путь, и на сей раз мускулы на выразительном лице слегка напряглись. Девушка застонала и пошевелилась, без слов отвечая на прикосновение.

– Я с самого начала знала, что ты дьявол, – почти восхищенно прошептала она.

– Ты еще даже не представляешь, на что я действительно способен. – Грейсон рассмеялся. – Но подожди, узнаешь. Нам предстоит вместе пройти длинный путь познания и наслаждения.

Джейн взглянула на чеканный профиль.

– Ты и вправду считаешь меня настолько испорченной?

– Разумеется, милая. Все женщины таковы, надо только дать им возможность раскрыться.

– Тебя послушать, так распущенность покажется добродетелью, – усмехнулась девушка.

– По-моему, так оно и есть.

– Ненавижу, когда ты говоришь таким тоном, словно знаешь все на свете.

– А мне очень нравится, что ты ничего не знаешь.

Правда заключалась в том, что сейчас Грейсон впервые познавал любовь. Он едва мог вспомнить все, чему научили его многочисленные подруги, и все же чувства и инстинкты обострились до предела, сосредоточившись на одной цели – доставить удовольствие единственной в мире женщине. Сердце отбивало дробь подобно военному барабану, провозглашая ненасытное стремление обладать.

Все шло именно так, как он планировал. Он выиграет битву. Овладеет этим прекрасным телом, заставит Джейн принадлежать только себе и просить все новых и новых ласк.

Наслаждение раскрыло потаенные способности соблазнительницы. Грейсон наблюдал с искренним, не знающим стыда восхищением. Еще неведомая нежность удивляла его самого. Раньше любовные игры никогда не волновали сердце.

48
{"b":"11562","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайные связи в природе
Смерть перед Рождеством
Соблазню тебя нежно
Рехилинг
2084
Дурная кровь
Женщина перемен