ЛитМир - Электронная Библиотека

Через пару мгновений Джейн уже расстегивала пряжки шелковой пелерины и отчаянным шепотом жаловалась:

– Я просто не в силах появиться перед всеми этими людьми, чужими, любопытными… словно потаскушка из Ист-Энда.

– Ты выглядишь поистине великолепно, – прошептала в ответ Хлоя, рассматривая прозрачное газовое вечернее платье с высокой талией, которое выделила подруге из собственных запасов. – Да, все-таки оно великовато. Но все равно очень красиво. Хочешь добавить румян?

– Нет! – Возглас Джейн привлек внимание стоящей возле двери горничной. – Я и так демонстрирую немало розовых участков собственного тела. С таким же успехом можно было надеть кружевную салфеточку.

Хлоя с трудом подавила смех.

– Твоему телу могла бы позавидовать и богиня.

– Позавидовать, Хлоя, а не бесстыдно выставлять напоказ.

– Постараюсь не пропустить выражения лица Грейсона, когда он тебя увидит.

– Он будет вне себя.

– Но ведь именно это и требуется, не так ли?

Джейн с легкостью различила в толпе гостей знакомую высокую фигуру, окруженную плотным кольцом приятелей и почитателей. Элегантно одетые леди надеялись возобновить знакомство; аристократы, представители древних родов, высказывали почтение. В этом мире богатства и элегантности Седжкрофт выглядел настолько естественно и уверенно, что Джейн невольно спросила себя, можно ли вообще поколебать самомнение этого человека. Но все же она мужественно, хотя и с горящими щеками, направилась к нему через весь зал. Вокруг мгновенно воцарилась тишина – верный знак поклонения новой звезде, взошедшей в сияющей галактике.

Один из молодых людей тихо восхищенно свистнул. Второй тут же сунул распорядителю банкноту, чтобы тот узнал, что это за красавица. Третий прижал руку к сердцу, всем своим видом демонстрируя пламенную любовь. Не прерывая разговор. Грейсон слегка обернулся, чтобы посмотреть, кто же именно вызвал такое волнение в зале. Взгляд встретился со взглядом Джейн, потом с ледяным недоверием скользнул по откровенно соблазнительному платью и снова поднялся к лицу. В глазах повелителя взорвалась неприкрытая, красноречивая ярость, способная уничтожить на месте.

В газовом платье персикового цвета девушка чувствовала себя… обнаженным персиком. Прозрачная ткань не могла скрыть от жадных посторонних глаз нежное тело, не защищенное даже корсетом. Грудь так искренне выглядывала из открытого, ненадежного лифа, что глубокий вздох – и тот казался подвигом.

– Джейн. – Улыбка Седжкрофта сохраняла безмятежность, однако рука его с такой силой сжала пальцы подруги, что сомневаться в реакции не приходилось. – Насколько помнится, это платье я не выбирал. Откуда оно?

– Подруга предложила – специально для этого бала. Тебе нравится?

– Оно безумно восхищает каждого мужчину в этом зале, – угрожающе тихо ответил Седжкрофт. – Не смей больше его надевать!

– Почему же? – безмятежно уточнила девушка. – Оно ведь такое миленькое!

– Не смей демонстрировать другим то, что принадлежит только мне и больше никому!

– Я просто решила, что это платье лучше всего подходит к моей новой роли начинающей куртизанки.

Маркиз нахмурился:

– Неужели?

– Видишь ли, милый, любовница просто не имеет права выглядеть как… как мышь.

Джентльмен взглядом извинился перед хозяином и стремительно вывел свою даму из круга гостей.

– Думаю, нам лучше пойти танцевать, – коротко и решительно распорядился он.

– Как желаешь, дорогой.

– Перестань разговаривать таким тоном. – Седжкрофт уже едва сдерживался.

Джейн притворилась, что обижена.

– Если тебе угодно, я могу вообще замолчать. Но прежде необходимо обсудить денежное содержание. Полагаю, это следует сделать еще до того, как мы продолжим.

– Продолжим танец? – мрачно уточнил маркиз.

– А мы закрепим договор в письменном виде? – поинтересовалась Джейн, когда пара оказалась в конце зала.

– Не думаю, что это необходимо.

Девушка прикусила губу. Интересно, сколько еще можно дразнить этого человека, прежде чем терпение его лопнет? Начав, остановиться казалось очень трудно.

– Но ведь если мне предстоит завоевать определенное место в обществе…

Партнер на мгновение прервал танец, и Джейн замолчала.

– Ты взял с собой бумагу и перо? – неожиданно поинтересовалась она.

– Бумагу и перо? На танцевальный вечер? Чтобы с ними танцевать?

– Да нет же, глупый. Чтобы я могла сделать необходимые записи. Ведь вряд ли ты останешься моим единственным покровителем. В будущем понадобятся иные источники дохода. Женщине приходится быть практичной.

– Прошу прощения, – послышался за спиной неуверенный мужской голос. – Могу ли я прервать вашу беседу, чтобы пригласить прелестную леди на танец?

– А могу ли я слегка раскрасить ваше лицо своим кулаком, если вы это сделаете? – ни на секунду не задумавшись, выпалил в ответ Грейсон.

– Мое лицо… – Молодой человек заморгал, в ужасе сделал несколько неверных шагов в сторону и скрылся в толпе.

Грейсон и Джейн вернулись в круг танцующих. Оркестр заиграл кадриль. Кавалер поклонился, дама сделала реверанс. Но ни один из них не мог сосредоточиться ни на музыке, ни на фигурах танца. Грейсон был поглощен исключительно важным занятием – взглядом уничтожал каждого представителя мужского племени, необдуманно осмелившегося обратить внимание на его партнершу. А Джейн изо всех сил пыталась прикрыть руками почти обнаженное тело, причем стремилась сделать это как можно грациознее. В конце концов Хлоя не выдержала и, как только позволил танец, шепнула:

– Никогда еще не видела женщину, так похожую на ветряную мельницу. Ради Бога, оставь в покое свою юбку.

– Не могу, – прошептала в ответ Джейн.

– Почему?

– Потому что она просвечивает насквозь.

Грейсон танцевал с мрачным и воинственным видом, а движения его, всегда такие пластичные, сейчас казались напрочь лишенными гибкости. Когда же танец наконец закончился, маркиз с ледяной решимостью отвел даму в самый дальний и темный угол зала, где в удобных креслах расположились пожилые гости.

– Почему мы стоим здесь, словно две старые девы? – с невинным видом поинтересовалась Джейн. – Может быть, стоит вести себя более общительно?

– У меня сейчас вовсе нет настроения с кем-то общаться, – отрезал Седжкрофт.

– Но ведь здесь нас никто не увидит, – пожаловалась Джейн.

– В этом и заключается моя цель. – Маркиз взглянул на спутницу, и лицо его еще больше потемнело. – Дело в том, что сегодня тебя и так слишком хорошо видно.

– Может быть, хочешь поиграть в карты? – предложила Джейн.

– Может быть, и хочу, – процедил сквозь зубы Грейсон. – Да вот только не могу, потому что вынужден защищать тебя от нападения похотливых аристократов Брайтона.

Девушка упорно избегала смотреть в лицо кавалеру. Вот и сейчас она изогнулась так, чтобы из-за его спины видеть, что происходит в зале.

– О, посмотри-ка! Разве это не твоя давняя приятельница, миссис Уотсон?

– Да, это она.

– Так, может быть, невежливо делать вид, что ты ее не видишь?

– Не имею ни малейшего желания вести пустые разговоры, – зло парировал Седжкрофт.

– Так что же вдруг случилось с твоим настроением? Чего ты хочешь?

Грейсон промолчал, но смысл молчания сомнения не вызывал: хотел он только ее, Джейн. Так же как и большинство мужчин в зале, он представлял красавицу обнаженной – не прикрытой прозрачной материей и не стоящей в темном углу, а свободно раскинувшейся на ложе любви. Видел юное гибкое тело и струящиеся по белым плечам золотистые; медового оттенка, волосы. Подобно недостижимой богине Джейн заставляла собравшихся вокруг смертных доказывать, что они достойны внимания. Да, предостережение Хита сбылось: иная, неведомая, порочная Джейн торжествовала безусловную победу.

Подчиняясь внезапному импульсу, Грейсон крепко сжал локоть дамы и повел ее к одной из боковых дверей.

– Мы идем в буфет? – тревожно уточнила Джейн.

– Нет. – Спутник многозначительно взглянул. – Мы отправляемся домой.

56
{"b":"11562","o":1}