ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, конечно. Но он только и твердил об Эстер. Эстер то, Эстер это. Какая у Эстер роскошная грудь, и как от ее голоса у него по коже бегут мурашки.

Седжкрофт не удержался от смеха.

– Да у Эстер голос, как у настоящего прусского генерала.

– Мне тоже так казалось, но на Найджела он действовал точно песня любви. – Джейн помолчала, а потом продолжила иным, задумчивым тоном: – В глубине души я всегда очень завидовала этой самой Эстер и постоянно мечтала, чтобы меня любили так же преданно.

– Ну так дай мне шанс, – тихо, словно заклиная, попросил Грейсон. – По-моему, у меня должно получиться не хуже, чем у Найджела. Как ты думаешь?

– И все же наш роман начался как шарада, – возразила девушка, явно желая, чтобы ее страхи развеяли. – Откуда мне знать, что меня не ждет судьба Хелен?

– У тебя с Хелен не может быть ничего общего.

– Но ты постоянно намекал, что не собираешься жениться.

– А потом встретил тебя, – продолжил маркиз.

Океан чувств в глазах Грейсона Боскасла едва не захлестнул Джейн.

– Пока ты меня не спас, я думала, что потеряла все на свете.

– Ты рисковала так, как вряд ли отважится рискнуть другая женщина.

– А ты заставил меня поверить, что я нужна тебе только как любовница.

– Ухаживание загладит жестокую уловку? – Грейсон надеялся найти прямой, самый короткий путь облегчить тревогу любимой.

Не дай Бог Джейн решит устроить проверку иными, косвенными способами. Девушка не успела ответить, так как в дверь тихо постучали.

– Послушай, Джейн, – участливо поинтересовался дядюшка Джайлз. – Как ты себя чувствуешь? Как твоя простуда?

– Какая простуда? – удивленно и слегка растерянно переспросила Джейн: именно в этот момент Грейсон поставил бокал и заключил невесту в нежные объятия.

– Та самая, дорогая, которую ты подхватила на балу, появившись полуобнаженной, чтобы как следует меня проучить, – негромко пояснил маркиз, гладя хрупкие плечи.

Губы его коснулись шеи любимой, и девушка слегка вздрогнула.

– Кажется, недомогание становится все серьезнее, дядюшка. Сейчас уже переходит на горло, причем с опасной скоростью.

– Похоже, разболелась не на шутку, – встревожился за дверью добрый родственник. – Будем надеяться, что до груди не дойдет.

– Действительно, не хотелось бы, – краснея, подтвердила девушка. Сильные руки Грейсона скользнули под пеньюар.

– Лучшее лекарство – это хорошая ночь в теплой постели, – посоветовал дядюшка Джайлз.

– Как верно подмечено! – восхитился Грейсон, бережно поглаживая розовые соски.

– Уверена, что утром будет гораздо лучше, – ответила Джейн и тут же тихо, едва слышно прошептала: – Прекрати сейчас же! Он, может быть, и старый, но совсем не дурак.

– Я не расслышал, Джейн, – отозвался из-за двери дядюшка. – Ты попросила горячий компресс? Прекрасная идея. Сейчас принесу вместе со стаканом теплого молока – мигом!

Едва в коридоре стихли тяжелые шаги, Джейн освободилась из объятий возлюбленного.

– Так ты будешь за мной ухаживать? – На сей раз слова больше напоминали условие, чем просьбу.

– Джейн, ради тебя я мог бы в одиночку разбить все армии Наполеона. – И, как будто одумавшись, тут же добавил: – Учти, однако, ухаживать за собственной женой – вовсе не по мне.

Словно подтверждая свои слова, он распахнул пеньюар.

– О! – раздраженно воскликнула Джейн, глядя, как Седжкрофт ловко поймал оба конца пояса. – Но ведь ухаживать нужно для того, чтобы уговорить меня стать твоей женой!

– Ради чего тратить время и силы на женщину, которую уже завоевал? – поддразнил Седжкрофт, поясом привлекая невесту вплотную к себе.

– Грейсон, – с притворным возмущением заявила Джейн. – Это нелепое замечание – очередной пример твоей немыслимой дерзости. Уходи немедленно!

Но маркиз даже не подумал послушаться – напротив, снова ощутив тепло родного тела, он лишь вздохнул от удовольствия.

– А можно я напомню, что это мой дом?

– Ты можешь навестить меня попозже, когда я окажусь в более подходящем расположении духа.

– Я могу навешать тебя когда угодно, как только пожелаю.

С этими словами Седжкрофт решительно потянул концы пояса, чтобы показать, кто же на самом деле истинный хозяин положения, во всяком случае, в данный момент.

– Подумать только, Джейн, у нас с тобой все шло в обратном порядке: впервые встретились у алтаря, подружились. Потом завязался бурный роман. И вот напоследок ухаживание.

– Если я правильно помню, пословица утверждает: все хорошо, что хорошо кончается.

– Я готов поступать так, как просит твое сердце, – неожиданно просто заверил Грейсон. – Тем более если именно это необходимо, чтобы доказать любовь и преданность.

– Правда, милый? – Джейн прижала ладони к теплой груди возлюбленного.

– Доказать и тебе, и нашим семьям. На сей раз мы все сделаем именно так, как того требуют общепринятые правила.

Чтобы не рассмеяться вслух, Джейн даже прикусила губу.

– Как требуют правила? Это мы-то?

– Ну, во всяком случае, настолько близко к норме, насколько это возможно.

Сквозь неяркое пламя свечи Грейсон задумчиво смотрел на Хита, расположившегося в кресле по другую сторону стола. Братья уединились в библиотеке.

– Можешь смеяться, сколько душе угодно. Она мне отказала.

– И кто бы мог подумать? – насмешливо протянул Хит. – Женщина отвергла моего неотразимого, не знающего поражений брата.

– Оставь шуточки, Хит. Джейн отказалась выйти за меня замуж, если я не выполню определенные условия.

– Никто не в силах заставить тебя что-то сделать, так что истории конец.

В глазах Грейсона сверкнули озорные искры.

– Вполне возможно, что упрямая леди уже носит под сердцем наследника сокровищ Боскаслов. Неужели ты думаешь, что существует хотя бы малейшая возможность того, что наша свадьба в конце концов не состоится?

Хит отложил книгу, которую читал; разговор его явно заинтересовал. Он даже не ожидал, что почувствует такую симпатию к Джейн. Больше того, девочка вызывала восхищение – ведь она нашла в себе силы противостоять брату.

– Интересно. И что же ты собираешься делать? Похитить будущую супругу, как подсказывает история рода Боскаслов?

– Не думай, что ты первый придумал подобный выход, – мрачно заметил Грейсон.

– В это время года Шотландия просто прекрасна. Полагаю, родители красавицы не поднимут особого шума, если ты ее попросту умыкнешь и увезешь куда-нибудь подальше в горы?

Грейсон даже фыркнул.

– Лорд Белшир так взбешен поведением старшей дочери, что сам вытолкнет ее из окна прямо в карету. Но дело в том, что моя Джейн хочет сама сделать выбор, а мне не нужна невеста, которая откажется разговаривать с мужем уже во время медового месяца.

– И мне тоже.

– Тебе? – Грейсон пристально взглянул на брата, ведь и чувства, и мысли этого человека годами скрывались в глубокой тени.

Хит никогда не распространялся насчет своей личной жизни.

– Но ведь ты пока вообще не думаешь о невесте, разве не так?

Брат едва заметно улыбнулся.

– У меня немало иных обязательств.

– Так, значит, работа на британскую разведку еще не закончена?

– Не знаю. Со мной должны официально связаться.

– Речь идет об опасности?

– Для некоторых – несомненно, – ответил Хит и пояснил, как можно тщательнее выбирая слова: – Наполеон в ссылке и может надеяться лишь на разногласия между важнейшими мировыми державами. Европа лишилась покоя. Безработные приближаются к нашим границам.

– А казна истощена.

– Зачем мы говорим о политике, Грейсон, когда у тебя такие трудности в сердечных делах? – Этими словами Хит дал понять, что не собирается продолжать обсуждение. – Тем более что я вовсе не уверен, где труднее победить – в войне или в важном деле ухаживания за прекрасной дамой.

Грейсон улыбнулся. Истина заключалась в том, что он мечтал о будущем рядом с Джейн, пусть даже и ненадежном.

– Наверное, ты прав, хотя в моей битве куда больше приятного. Уж за это я ручаюсь.

59
{"b":"11562","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сабанеев мост
Последнее прости
Порядковый номер жертвы
О темных лордах и магии крови
В каждом сердце – дверь
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Дизайн привычных вещей
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
След лисицы на камнях