ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Львы довольно общительные животные и обычно собираются группами. Хотя они и не испытывают особого удовольствия, находясь в обществе, как например, собаки, но и одиночества не любят. Группу львов принято называть «прайд». Мне приходилось видеть до восемнадцати львов в прайде, от величественного старого самца до новорожденных львят, забавно игравших хвостами своих матерей. В период течки лев удаляется с самкой на несколько дней, затем вновь присоединяется к прайду. В прайде может быть несколько львов-самцов, причем у каждого из них имеется свой гарем. Однако, как правило, во главе прайда стоит самец, которому подчиняются все.

Нельзя сказать, что львы охотятся стаями, но в их охоте есть определенная организация. Убивают чаще всего львицы или молодые активные самцы. Старый лев-патриарх часто остается в стороне, как бы руководя охотой, и вступает в дело в самом крайнем случае. Во время охоты львы подают друг другу сигналы глухим ворчанием, которое отличается странными чревовещательными свойствами. Откуда идет звук — определить невозможно. Ревут львы очень редко. За всю жизнь мне только раз пришлось услышать рев льва. В самую темную ночь львы видят прекрасно. Мне кажется, что во время охоты они больше полагаются на свое зрение, чем на обоняние. Ворчанием они обращают жертву в бегство, загоняя ее в определенное место, где дожидаются другие львы. Конечно, если они видят добычу прямо перед собой, они подкрадываются и бросаются на нее, как это свойственно кошкам.

Прайд львов охотится не каждую ночь. После охоты львы наедаются до отвала; в следующую ночь возвращаются к туше и доедают ее до конца, в эту же ночь они чаще всего отлеживаются, чтобы переварить пищу и отдохнуть. На третью ночь они опять выходят на охоту.

Обнаружить льва в районе Тсаво не представляло никаких трудностей. Местные жители очень охотно оказывали мне помощь в этом. В дождливый сезон львы иногда уходят за пределы обитаемой ими территории и бродят на большом расстоянии. В это время они чаще ходят в одиночку.

Если лев появляется в районе, где нет диких животных, он убивает домашний скот местных жителей. Ночью местные жители держат скот в краалях — загонах из колючего кустарника. Обычно лев не заходит туда, он подходит к краалю с подветренной стороны, чтобы напугать животных своим запахом; если животные тотчас же не обращаются в бегство, зверь мочится на землю; едкий запах мочи приводит животных в неистовство, от страха они вырываются из крааля и рассеиваются в кустарнике, где лев, не торопясь, убивает их. Я не сомневаюсь, что лев таким же способом нападает на стадо диких животных.

Когда я узнавал, что лев убил домашних животных, мы с кем-либо из местных юношей приходили туда, где зверь совершил разбой, и шли по следу. В песчаной местности, заросшей кустарником, идти по следу льва не трудно: днем он обычно отлеживается в чаще, не очень далеко от места нападения. При нашем приближении лев злобно рычал, и по рычанию мы определяли его местонахождение. Тогда мой помощник бросал в заросли камни, отчего зверь рычал еще громче и яростнее. Наконец, он бросался на нас с такой быстротой, что едва хватало времени выстрелить.

В природе редко можно встретить более ужасное зрелище, чем вид нападающего льва. Зверь приближается со скоростью сорока миль в час, причем он набирает эту скорость с первого же прыжка. Если льву, подкрадывающемуся к антилопе, удастся подойти на пятьдесят ярдов, — антилопу можно считать погибшей. Хотя у антилопы резвые ноги, лев догоняет ее за десять прыжков. Охотник, стоящий на расстоянии тридцати ярдов от нападающего льва, должен бить наверняка. Взрослый лев весит около 450 фунтов, и если он настигает охотника на полной скорости, то сбивает его так же легко, как человек подбрасывает гриб носком сапога.

Когда мой помощник кидал камни в льва, чтобы заставить его броситься на нас, я уже стоял с ружьем наготове. Увидев прыгнувшего льва, я немедленно стрелял в рыже-коричневую массу, летящую со скоростью артиллерийского снаряда. Мне часто приходила в голову мысль, что тренировка в раннем возрасте с дробовым ружьем во время охоты на водоплавающую птицу, пролетавшую над болотом Лохар-Мосс, очень помогла мне овладеть искусством охоты на львов. Если выстрел точен, то лев делает сальто-мортале и падает в десяти футах от ног охотника. В случае промаха можно считать, что охотнику очень повезло, если он успеет сделать второй выстрел. Иначе зверь настигнет его и начнет рвать клыками и терзать когтями.

И все же охотник, уверенный в себе и в своем оружии, может охотиться на львов, не слишком подвергая свою жизнь опасности. Это занятие становится весьма опасным, если приходится думать о недостатках своего спутника. Первое время я вошел в компанию с опытным охотником, который считался великим мастером охоты на львов. Он пользовался очень простым способом — «ружьем-ловушкой». Этот способ заключается в том, что ружье привязывают к дереву, а от спуска протянута веревочка к приманке. Когда лев подходит и начинает есть приманку, он дергает за веревочку, и происходит выстрел.

Когда мне пришлось первый раз идти с этим охотником к его ловушкам, оказалось, что выстрел из одного ружья только ранил льва. Мы обнаружили обрывки волос и следы крови: лев ушел. Мой спутник пожал плечами и собрался идти к следующей ловушке. Я придерживался мнения, что не следует обрекать раненого зверя на медленную смерть в кустарнике, и предложил идти по его следу. Мой партнер считал, что это связано с ненужным риском, но я настаивал, и мы пошли по кровавым следам. По виду крови я определил, что зверь близко. Мой спутник решил залезть на дерево, чтобы просмотреть кусты.

Я был рад избавиться от него, поскольку он проявлял столько нервозности, что я не знал, как поведет он себя в следующий момент. Я не люблю иметь дело с нервным человеком, держащим ружье за моей спиной, поэтому охотно согласился с его предложением, а сам пошел по следу.

Продвигаясь в зарослях, я внезапно увидел льва, притаившегося в высокой траве в нескольких ярдах от меня. Он смотрел на меня в упор. Лучшей цели нельзя было желать. Я стал медленно поднимать ружье, как вдруг раздался выстрел из ружья моего партнера, сидящего на дереве. Лев взревел от боли и бросился на меня. Целиться было некогда, и я выстрелил, не целясь. Лев упал мертвый почти у самых моих ног.

Мой друг, сидевший на дереве, крикнул:

— Ты жив, Джон?

— Жив, черт бы тебя побрал! — крикнул я в ответ.

Когда мы осмотрели льва, оказалось, что мой друг выстрелом оторвал у него хвост, заставив броситься на меня. К тому же шкура была испорчена. К счастью, у нас была совершенно негодная шкура старого запаршивевшего льва. Мы отрезали хвост от этой шкуры и пришили к шкуре убитого льва. Все было сделано так искусно, что шкура была продана в Момбасе без всяких осложнений.

После этого случая я решил вернуться к охоте с помощником-туземцем: на охоте без помощника не обойтись. Даже снять шкуру льва могут только два человека: один держит убитого льва, раздвинув его ноги, а другой делает надрез на шкуре.

Обычно мы с помощником ехали на поезде до одной из станций, а оттуда шли пешком в кустарники, имея при себе нарезное ружье, патроны, охотничий нож и флягу с водой. Мы шли по зарослям, пока не подходили к донге — неглубокому оврагу, обычно поросшему высокой травой, — хорошему укрытию для львов. В самое жаркое время дня львы часто отлеживаются в донгах. Я стоял с ружьем наготове у одного края донги, а помощник подходил с другого и бросал камни. Если раздавалось рычание, он продолжал бросать камни, пока не поднимал льва. Убив льва, мы вытаскивали его из оврага и подвешивали задними лапами к ветке дерева, прежде чем начинать охоту на следующего. Мне никогда не приходилось убивать более четырех львов за одну охоту. Сырая шкура весит сорок фунтов, и две шкуры представляют собой довольно большой груз для одного человека.

Основной опасностью в этом виде охоты было то, что никогда не угадаешь, сколько львов может выскочить из укрытия, когда помощник забрасывает донгу камнями. Однажды, идя по краю донги, я услышал храпение льва, спавшего в высокой траве. Я бросил камень и вспугнул его. Однако вместо одного льва на меня бросились два. Времени на размышление не было. Я выстрелил в одного и увидел, как он упал. Второй сделал страшный прыжок и пронесся у меня над головой, сбив при этом мою шляпу. Эти львы не напали на меня. Камни лишь вспугнули их и они пытались обратиться в бегство, но случилось так, что я оказался на их пути.

7
{"b":"11563","o":1}