ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще десять секунд. Теперь Солдат преодолевал сопротивление воды, выталкивавшей его на поверхность. Он протянул руку и схватил меч за эфес. Да! Он сделал это! Однако Солдат не мог долее оставаться под водой; необходимо было глотнуть воздуха, иначе его легкие разорвались бы. Он рванулся вверх, направляясь к свету. Движение воды сказало ему, что змея возвращается: он видел над собой серебристое тело. Однако Солдат держал в руке Кутраму и был готов защищаться. Если монстр преградит ему путь, он ударит змею мечом под нижнюю челюсть и пронзит мозг.

Однако змея просто заложила очередной вираж, скользнула мимо гладкого скального камня и снова исчезла в тенях. Она словно дикий зверь, запертый в клетку, кружила по озеру. Казалось, у нее не было никакой иной цели, кроме как продолжать движение.

Солдат выскочил на поверхность и втянул воздух; голова закружилась от мощного притока кислорода. Он рухнул на каменный берег и некоторое время лежал на спине, приходя в себя. Солдат больше не чувствовал холода: его охватил жар возбуждения. Он добыл меч. Слово «Кутрама» было выгравировано на лезвии. Меч подрагивал в его руке, будто приветствуя хозяина. Они снова были вместе!

Отправляясь в пещеру, Солдат отдал Синтру на сохранение By. Одевшись, он снял с факела нагар и отправился в обратный путь. Драконы у входа едва обратили на него внимание. Гилкриста бросила косой взгляд, Уиландоу едва слышно фыркнул. Солдат полагал, что достоин похвалы за свои подвиги, но драконы наверняка и не такое повидали за свою долгую жизнь. Они убедились в том, что Солдат — истинный хозяин меча; их миссия была выполнена.

Старуха слегка махнула ему, словно говоря: «Не бери в голову, может, в другой раз?», и смотрела вслед, пока Солдат шел к опушке леса.

By пришел в восторг.

— Ты преуспел! Я и не надеялся, что у тебя что-нибудь получится, Солдат. Много раз я посылал людей в эту пещеру, и ни один из них не вернулся.

— Ты спас меня, когда крикнул пустельгой, — признал Солдат. — Иначе бы мне не выжить. Хотя, пожалуй, чеглок Элеоноры был ни к чему.

By недоуменно взглянул на Солдата. Тот вздрогнул.

— Что? Хочешь сказать, это не ты подражал птичьим кликам? Тогда кто же?

— Не он, не он, — раздался голос из ветвей. Он прозвучал столь неожиданно, что друзья подскочили на месте. — Это был я.

Над головой псоглавца восседал ворон…

— А ты как думал? — проговорил он насмешливо. — Или ты всерьез полагаешь, что человек может столь безукоризненно сымитировать птичий крик? Чушь! На такое способна только другая птица. Например, я… Кабы не моя помощь, драконы уже сделали бы из тебя фарш. Они терпеть не могут мошенников. Через пару дней твоя грудная клетка пахала бы гномскую свеклу.

— Я в долгу перед тобой, ворон, — сказал Солдат. — Но к чему был чеглок Элеоноры?

— А! Это для того, чтобы заставить тебя немного понервничать. У нас с тобой такие противоречивые отношения. Иногда ты мне нравишься, а временами я тебя просто ненавижу. Вот и сейчас…

— Если я подпрыгну, то успею схватить эту птицу зубами, прежде чем она улетит, — сказал By, сузив глаза. — Хочешь, я перекушу ее пополам?

— Не надо, — утомленно отозвался Солдат. — Ворон прав: в прошлом мы часто помогали друг другу, а зачастую взаимно доставляли неприятности. Оставь, пусть его… А сейчас я должен вернуть меч в ножны. — Он взял Синтру из рук By и с чувством глубокого удовлетворения вставил в них Кутраму.

И в тот же миг ножны начали петь. Это не походило ни на одну песню из тех, что Солдат слышал ранее. И впервые ему удалось разобрать все слова. Вскоре и остальные начали понимать, о чем поет Синтра. Это была история рыцаря. Солдат, наконец, узнал, кто он и откуда пришел. Сведения эти ошеломили Солдата и повергли его в ужас. Прежде ему виделись сны, но они были отрывочными, невнятными и не позволяли составить целостную картину. Солдат знал о крови и резне. Он был осведомлен о многих злых деяниях, однако не понимал, кто совершил их и почему. Люди, о которых рассказывалось в песне, все поголовно были злодеями и вели неправедную, бесчестную войну. К великой своей печали, Солдат узнал о множестве поступков, которых ему следовало стыдиться. До сих пор он помнил, что сердце его полно ненависти и горечи, которые временами выплескивались наружу с ужасной, безостановочной жестокостью — например, в тот раз, когда он убил сородича By псоглавца Bay.

— Ты — рыцарь Валехор, — пели ножны. — Испокон веков ты вел кровавую войну со своими ненавистными врагами Драммондами. Приграничные кланы — Драммонды и Валехоры — убивали и убивали друг друга, и вот однажды Драммонды лишили жизни твою невесту, прекрасную Розалинду, и бросили ее — окровавленную, в подвенечном платье — лежать среди снегов. Ты, сэр Валехор, вышел в поход со своими людьми и охотился на Драммондов, пока не поймал их в ловушку в долине, где уничтожил без жалости. Ненависть и ярость управляли твоим рассудком.

То была жуткая резня; имя твое проклято тысячу раз. Кровью окрасился белый вереск и завял шиповник. Звери в ужасе бежали, и птицы больше не вьют там гнезд. Погибли все, кроме единственного человека. Последний из Драммондов скрылся и дал страшную клятву отомстить за все зло, которое причинили его клану мечи Валехоров.

Драммонд возвысился до правой руки короля, который закрывал глаза на вашу войну. Междоусобицы рыцарей, говорил король, не касаются трона. Король не вмешивался, и, не имело значения, сколько прольется крови.

Были еще сражения между тобой, Валехор, и Драммондом с его сторонниками. В одной из подобных бите погибла невеста Драммонда. Око за око, невеста за невесту. Это была случайность, ибо невеста облачилась в доспехи и дралась как мужчина. Ты принял ее за рыцаря и сразил. Однако Драммонд не стал слушать твоих объяснений. Им владела жажда мести. Смерть стала единственным его устремлением. Твоя смерть. Смерть последнего Валехора… Вскоре после гибели невесты Драммонд убил короля и захватил трон. Вот как все происходит. Человек ищет смерти врага, пусть даже ему пришлось последовать за ним в другой мир…

— Драммонд здесь, — прорычал Солдат. — Драммонд пришел следом за мной, когда меня выдернули из битвы и перенесли в этот мир.

Драммонд мог прийти сюда первым, а ты — преследовал.

— Возможно. Это не имеет значения. Я должен найти его…

— И положить конец этой ужасной вражде! — воскликнул By. — Солдат, подумай! Ты был непримиримым врагом людей-собак и некоторых прочих существ этого мира, но ты всегда бился честно. Единственный раз, сойдясь с моим сородичем Bay, ты перешагнул черту, потому что в глубинах твоей памяти таилось знание о причиненном тебе зле — убийстве невесты. Bay изуродовал красоту женщины, которую ты любил всем сердцем, и ты взялся отомстить. Твое деяние можно если не одобрить, то хотя бы понять. Теперь все будет иначе. Две невесты мертвы, две семьи уничтожены под корень. От каждого клана осталось по одному человеку… Довольно! Забудь этого Драммонда. Живи своей жизнью.

By произносил правильные слова. Но Солдат по-прежнему чувствовал непреодолимое желание погрузить свой меч в тело последнего Драммонда. Тогда все будет кончено… И только лишь тогда?… Он представил себе смерть Драммонда и осознал, что не испытывает больше ни гнева, ни сладостного желания мести. Их заменили тревога и горечь. Отчасти Солдат злился на себя. Зачем он позволил всепоглощающей ярости и жажде мести овладеть своим разумом? Вина давила ему на плечи тяжелой ношей. И по-прежнему тихий голос спокойствия был его единственным убежищем от боли и несправедливости, Он не сумеет ни простить, ни забыть — но ему должно отойти в сторону. Отставить месть. Отринуть жестокость, которая подпитывала вражду, превращаясь в дикий огонь, в пытки и убийства.

— Ты приближаешься к правильному решению, — сказал ворон. — Оставь все как есть, Солдат. Оставь все как есть.

Солдат поднял голову.

— Ты знаешь, о чем я думаю?

— Предполагаю, — отозвалась птица. — Читаю выражения твоего лица. Они неплохо отражают твои мысли. Вы, люди, прозрачны. Верно, By?

11
{"b":"11564","o":1}