ЛитМир - Электронная Библиотека

Ящерица побежала вперед, не преминув заодно полакомиться. Солдат наблюдал, как неблагодарная тварь подхватила таракана и отправила в рот, ничуть не заботясь о том, что поедает опору, отделяющую ее от смерти. Рыцарь не мог ей помешать и лишь дожидался, когда варан окажется на противоположной стороне расщелины.

Затем Солдат сам вступил на мост. Когда он преодолел треть пути, возникла новая опасность. Птицы сбивались в стаи и устремлялись к мосту, предвкушая грандиозное пиршество. Тысячи и миллионы насекомых, собравшиеся в одном месте, не могли не привлечь их внимания. Дюжины пернатых созданий низвергались на беззащитных насекомых и пожирали их. Птиц становилось все больше. Они пикировали вниз и выдирали из моста тараканов, жуков и бабочек. В конце концов, живой виадук начал терять прочность и угрожающе заколебался.

— Скорей! — крикнул Солдат.

— Воспользуйся последней командой! — в ужасе крикнул Маскет, глядя на острые челюсти скал. — Прикажи птицам убраться отсюда.

— Эта команда еще может нам пригодиться, — сказал Солдат, балансируя на мосту, который ходил ходуном. — Нельзя ее расходовать.

Живая арка прогнулась посередине, оседая по мере того, как вываливались насекомые…

— Мы упадем! Мы сейчас упадем! — заорал Маскет. — Ох, зачем только я стал человеком? Будь я вороном…

— Будь ты вороном, ты бы присоединился к этим пернатым разбойникам и склевал нашу последнюю надежду, — проворчал Солдат. — Вперед, вперед! Давай, парень, не отвлекайся. Смотри, Молния почти добралась. Еще несколько шагов…

Мост распадался. Маскет изо всех сил вцепился в гриву кобылы. Последний отчаянный рывок — и они были спасены. Солдат прыгнул — как раз в тот момент, когда мост разлетелся на миллионы щелкающих, жужжащих и звенящих осколков. Рыцарь сумел ухватиться за ногу лошади и повис над пропастью. Ощутив рывок, Молния инстинктивно подалась вперед и вытащила Солдата на ровную поверхность. Переправа завершилась благополучно.

— Ишь ты! — крикнул Маскет. — Погляди-ка туда! Видишь?

Мост валился в пустоту. Он уже утратил свою выгнутую форму и стал просто роем разноцветных точек. Некоторые из насекомых летели на своих собственных крыльях, иные мягко парили на восходящих потоках теплого воздуха, поднимающихся из глубин вулканического разлома. Тысячи крылатых тварей поднимались к солнцу и садились на землю по обе стороны пропасти. Некоторые приземлялись на отвесные стены. Некоторые — бескрылые — валились вниз. Насекомые были легкими, невесомыми созданиями, и падение не приведет их к гибели. Они доберутся до дна и соорудят себе новые дома среди теплых скал и желтых камней…

— Мы победили! — сказал Маскет, снова воспрянув духом. — Мы обманули смерть! — Мальчик погрозил кулаком птицам, которые продолжали склевывать с земли тараканов и мошек. — Если бы я был вороном, я бы взлетел и всыпал вам как следует! Разрушители мостов! Ни стыда, ни совести! Ах, как я мечтаю, чтобы сюда прилетели орлы и закусили вами самими, глупые обжоры!

Солдат гладил Молнию, тихо говоря ей, что она — чудесное животное и настоящее сокровище. Кобыла слушала звук его голоса, не понимая слов, но знала, что они обозначают. Она сознавала, что все сделала правильно, и принимала заслуженную похвалу…

И тут опустилась тьма. Она окружила их со всех сторон — почти осязаемая, похожая на черный атлас. Она пала на путников, обернула их, как шелковое покрывало, и принесла с собой странную дремоту. Солдат и Маскет упали на землю и провалились в глубокий сон. Никто не знал, сколько времени он продлился, но, проснувшись, они обнаружили: кругом снова светло, а ящерицы нигде не видно.

— Произошло нечто странное, — сказал Солдат, озираясь по сторонам. — Скалы выглядят так же, как раньше, и все же нечто неуловимо изменилось. Свет будто бы стал ярче. Тебе не кажется? И вон те валуны… они, по-моему, приобрели более четкие очертания.

Так или иначе, приспела пора двигаться дальше. Солдат собрал свой маленький отряд, и путешествие продолжилось. Молния зацокала копытами по узкой тропе, петляющей среди гор. По большому счету, здесь они не так уж и сильно нуждались в проводнике: путь был только один. Узкая тропа бежала по горному карнизу. С одной стороны от нее вздымалась вертикальная скальная стена, с другой — опускался отвесный обрыв. Выбирать было не из чего. Только вперед или назад…

Маскет ухватил Молнию за хвост и использовал его, чтобы увереннее держаться на скользкой тропе. Несмотря на все годы, прожитые в облике ворона, он обнаружил в себе нелюбовь к высоте. Странное дело, без крыльев он чувствовал себя в горах голым и уязвимым. Один неверный шаг — и он упадет с обрыва в объятия смерти. Уж лучше сосредоточиться на крупе лошади, крепко держаться за хвост и просто переставлять ноги — одну за другой, одну за другой…

Вскоре добрались до линии снегов, но решили не делать привала. В одном месте дорогу преградил коварный ледник, однако Солдат извлек из ножен Кутраму и вырубил в нем ступеньки. Ледяной склон высотой не менее тысячи футов вел вниз, в затянутую туманом долину. После зыбкого моста из насекомых этот путь показался сущей ерундой. Скользкий? Зато прочный!… Маленький отряд миновал его без особых затруднений и благополучно спустился в долину.

Следующим препятствием оказалась бурная река. Мощный поток падал с гор и ревел между берегами. Эту реку питали снега, таявшие высоко в горах, да и ливневые дожди — частое явление в этих местах — тоже вносили свою лепту.

На берегу реки Солдата встретила ящерица. Она вынырнула из-за валуна и плюхнулась прямо в поток. Варану удалось проплыть несколько ярдов, затем течение подхватило его и выкинуло на берег.

— Все ясно, — сказал Солдат. — Здесь нам не перебраться. Ни вброд, ни вплавь. Надо найти какой-то способ переправиться, не отклоняясь на сотни миль от нашего пути.

Маскет пожал плечами:

— У тебя осталась последняя команда. Используй ее. Прикажи птицам перенести нас на тот берег.

Солдат покачал головой:

— Нет, эту возможность надо сохранить на самый крайний случай. Сами придумаем, как перебраться. Впереди еще путь домой. Мало ли какие опасности нас поджидают…

Пока Солдат рассуждал, на берег реки вышли семь девушек. Каждая из них несла на плече большой сосуд. Они остановились у кромки воды и созерцали быстрый поток, вздрагивая и перешептываясь. Некоторые бросали на Солдата короткие, робкие взгляды, но ни одна не попыталась с ним заговорить. Они были все похожи друг на друга — темноволосые, черноглазые, невероятно красивые, облаченные в одинаковые ярко-красные свободные одежды. Хотя с красных тюрбанов спадала своего рода паранджа, частично скрывая черты, Солдат видел, сколь они прекрасны. Изящные, точеные фигуры девушек не имели ни малейшего изъяна. Солдат оробел, не решаясь приблизиться к ним — так же, как и они к нему. Однако, в конце концов, он поборол смущение, подошел и попытался завести беседу.

— Дамы?

Девушки дружно захихикали.

— Простите, что пристаю к вам подобным образом…

Снова смех.

— …но мне и моим спутникам необходимо переправиться через эту реку. Не знаете, есть ли поблизости мост? Или место, где течение не такое бурное?

Одна из девушек казалась немного старше остальных, которым было не более чем по семнадцать лет. Она обратила к Солдату свои темные глаза.

— Сэр, мы дочери семи вождей трех равнинных племен и четырех племен холмов. А ты кто такой?

— Я? Я Солдат, принц-консорт королевы Лайаны из города Зэмерканда в стране Гутрум. Также я посвященный рыцарь и главнокомандующий карфаганских Красных Шатров, армии солдат-наемников.

Она улыбнулась уголками губ.

— Надо же, какой длинный титул. Я — Фианда, дочь вождя племени Исмилат. Я выучила ваш язык у одного путешественника, который проходил здесь пару лет назад…

— Язык? — переспросил Солдат, нахмурившись. — Это меня настораживает, но сейчас я не могу понять почему.

Он посмотрел на семерых женщин.

— У вас нет сопровождающих? Разве вы не боитесь разбойников? Или диких зверей? Многие женщины умеют сражаться, но — простите меня — не похоже, что вы владеете оружием. У вас такие стройные тонкие фигуры, и нет развитых мускулов, которые необходимы, чтобы обращаться с копьем или носить щит.

37
{"b":"11564","o":1}