ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты корчился как угорь на сковородке! — укорила его мать. — Я чувствовала, как ты извиваешься. Привыкай. Когда у меня подходящее настроение, я обнимаю всех, кто попадается мне на глаза.

— Я… я привыкну… наверное.

— Разумеется, привыкнешь. А пока дай-ка мне на тебя посмотреть. — Лайана взяла мальчика за плечи и отодвинула от себя. — Он не так плох, если смириться с этими ужасными волосами, — ехидно сказала она. — Что ж, нам его не переделать. И не превратить обратно в ворона. Стало быть, надо сдать мальчика Дриссиле, дабы она его вымыла и приодела. Если кто-то и может сделать ребенка презентабельным, то только она. Думаю, его удастся отскрести щелочным мылом и пемзой.

Мальчик бросил на нее тревожный взгляд.

— Меня уже один раз мыли, одевали и делали презентабельным.

— Ну, мы повторим процедуру. На этот раз — более тщательно. Что ж, мой юный принц, как тебя зовут? Маскет? Итак, Маскет, принц Зэмерканда, что ты думаешь о своем новом доме?

— Я думаю, он очень мил, — сказал паренек, чуть не плача от счастья. — Я… я очень горжусь. Спасибо, мама. Спасибо, отец.

— Дриссила, — позвала Лайана. — Подойди сюда, пожалуйста.

Несколько секунд спустя горничная появилась в дверном проеме. Офао выглядывал у нее из-за плеча.

— Этот юноша — новый хозяин в доме. Позволь представить тебе нашего приемного сына. Мы с моим мужем очень гордимся им.

Дриссила, широко распахнув глаза, изумленно оглядела новоявленного принца.

— Да? — промолвила она с сомнением.

— Да, именно так. И за сорок восемь часов мы должны превратить его в юного аристократа. Полагаю, ты справишься. Не жалей мыла и не обращай внимания на слезы, крики и вопли. Поторопись. Время не ждет.

— Невозможно, — сказала Дриссила, удивленная таким поворотом событий, — но мы сделаем все, что в наших силах.

— Ты, Офао, научишь мальчика читать и писать. На это потребуется немного больше сорока восьми часов. Для начала расскажи ему несколько чудесных историй вроде сказок из «Тысячи и десяти ночей». Если ты его заинтересуешь, Маскет захочет научиться читать самостоятельно. Когда он обучится чтению, придет черед письма. Затем — математика, астрономия и навигация. Очень полезные предметы. Не повредят также навыки шитья и приготовления пищи. Молодой человек должен уметь позаботиться о себе без помощи слуг.

— Это все? — саркастично уточнил Офао. — Может, заодно прочитать ему курс лекций о жизни тараканов?

Глаза королевы сузились. Офао моментально посерьезнел, быстро поклонился и, к досаде Маскета, потрепал его по голове.

— Как прикажете, ваше величество. Я всегда полагал лучшим методом изучения арифметики зубрежку, особенно на пару с кожаным ремнем…

— Никаких побоев, Офао.

Офао сделал широкий жест.

— Ваше величество, как же иначе вбить знания ребенку в голову?

— Никаких побоев. Это приказ.

Маскет испуганно заморгал.

— Мама, я лопну от такого количества занятий…

— Если это произойдет, ты сошьешь себя обратно. Ведь Офао покажет тебе, как пользоваться иголкой. А теперь все свободны. Дриссила, не забудь накормить и напоить принца, он наверняка голоден. Мы с мужем поедим в гостиной, где я не имею королевской власти и не могу приказать ему есть салат.

Дриссила и Офао ушли вместе с мальчиком. Они уже привыкли к фривольности, с которой королева иногда выражала свои мысли.

Солдат и Лайана уселись обедать, обсуждая бытовые темы и наслаждаясь общением после долгой разлуки.

— Теперь, — сказал Солдат, пригубив вино, — перейдем к более серьезным вещам. Я добыл три предмета, которые нужны для возвращения тебе памяти. С твоего позволения завтра я устрою церемонию в храме.

— Ты преодолел неисчислимые опасности и множество бед, чтобы исцелить меня, любимый. Было бы черной неблагодарностью отвергнуть твою помощь. Однако меня мучают сомнения. Что, если вместе с памятью вернется ужасная болезнь?

— Жрецы уверяли меня, что этого не случится.

— Тогда действуй.

Затем Лайана сказала:

— Теперь мой черед делиться новостями. Капитан Кафф и его сподвижники покинули город.

— Наконец-то мы избавились от них!

— Он ушел, чтобы присоединиться к Гумбольду и его армии отступников.

Солдат нахмурился.

— Я повстречал Гумбольда в Неведомых Землях. Мы вместе сражались с дротами. По-моему, он направлялся на север. Выходит, он вернулся сюда, пока мы с Маскетом путешествовали?

Королева кивнула:

— И не просто вернулся. Как мне сообщили, он привел с собой армии двух городов, называемых Ут и Гед. Раньше их жители не приходили в наши земли, поскольку не могли преодолеть болота. Эти болота довольно опасны для тех, кто направляется в Неведомые Земли. Опасны, но проходимы. Однако в обратную сторону их пересечь невозможно.

Солдат был заинтригован.

— Как так?

— Кристобель, жрец Тега, недавно рассказал мне: эти болота — ловушка. В стародавние времена их создал Король магов по имени ВуммуВ. В древности Неведомые Земли пустовали, и никто не хотел там селиться из-за москитов, дротов и других напастей. ВуммуВ разместил болота между обитаемым миром и Неведомыми Землями, желая заманить людей внутрь. Он распустил слух, будто за болотами лежат несметные сокровища, и все искатели приключений устремились туда. Через болото ведет тропа, ограниченная двумя отвесными утесами, и проход потихоньку сужается. Широкий вход — а выйти невозможно. Как ловушка для ос: горшок с воронкообразным горлышком наполняют медом, и насекомые залезают внутрь через раструб. Но затем осы не могут найти маленькую дырочку-выход и оказываются взаперти. Проход в болотах — иллюзорная «воронка». Вот почему я так волновалась в последние дни. Я знала, что тебе придется возвращаться этим путем, и печалилась: не погибнешь ли ты, пытаясь найти выход.

— Проклятый жрец! Ничего мне об этом не сказал, — раздраженно воскликнул Солдат. — Хорошо, что у нас с Маскетом был волшебный ковер, на котором мы перелетели болото… Погоди. Как же тогда армии из Ута и Геда перебрались сюда?

— ОммуллуммО устранил воронку.

— Какое коварство!

— Города Ут и Гед имеют регулярные армии. Эти люди очень воинственны по натуре, а сейчас они отринули свои разногласия и договорились помочь Гумбольду. Старик встал на сторону ОммуллуммО и обещал свою поддержку в битве с ИксонноксИ. Мы, разумеется, поможем юному магу, и, надеюсь, победим Гумбольда.

Солдат помрачнел.

— Ут и Гед! Я встречал предводителей этих армий — по крайней мере, некоторых. Среди них был молодой принц по имени Фабулет, который показался мне славным малым. Эти города воевали много лет, и их бойцы — тренированные опытные воины. Ах, негодяй Гумбольд! Он осмелился вернуться сюда! Я совершил глупость, сохранив ему жизнь… Интересно, как он убедил Ут и Гед присоединиться к нему? Хотелось бы знать, какие блага он им пообещал.

— Богатства Зэмерканда?

— Похоже на то.

Солдат о чем-то глубоко задумался, глядя в пространство. Лайана знала этот взгляд и спросила, о чем он размышляет.

— Размышляю?… О своем старом враге Драммонде. Наверняка он явится вместе с новой армией Гумбольда. Все враги, давние и нынешние, выйдут на одно поле битвы. Настало время сводить счеты. Однако сначала я сделаю попытку примириться с Драммондом. Я дал клятву. Не знаю, что из этого получится — я причинил ему много зла и правда не на моей стороне. Он тоже натворил дел, и сложно назвать его святым, но один из нас должен сделать первый шаг и положить конец этой ужасной вражде. Я буду сражаться с врагами — но, только желая защитить то, что мне дорого. Месть — дурной повод для войны. Безопасность государства — гораздо более веский мотив…

Ночью, когда они лежали в постели, Лайана сказала мужу:

— Стало быть, теперь у нас есть сын?

— Мы могли бы завести и своих собственных детей.

— До сих пор этого не произошло, а ведь мы стареем.

Солдат ударил кулаком о подушку.

— Кто-то проклял нас! Я уверен.

Лайана пожала плечами и положила мягкую ладонь на щеку мужа.

48
{"b":"11564","o":1}