ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кафф и Солдат покинули зал вместе. Крыса Каффа неистово дергалась, щелкая в воздухе зубами. Капитан вырвал ее из крепления на запястье и швырнул в сад, где она поспешно скрылась. Затем он повернулся к Солдату, потрясая культей:

— Почему ты не выбрал поединок в качестве Испытания? Я бы дрался с тобой снова, на законных основаниях. Последнее слово не за судом. Ты как обвиняемый имеешь право сам выбрать соперника.

— Знаю, — сказал Солдат. — Я не питаю к тебе ненависти, пока ты держишься на должном расстоянии от моей жены.

— Ты обвинил меня в предательстве страны! — жарко воскликнул Кафф. — И не смотри на меня так. Я знаю, что ты имел в виду меня. Я скажу тебе кое-что, Солдат, дабы уберечь тебя от грядущего разочарования и сэкономить твое время. Я никогда не предам свою страну и королеву ради таких, как ты. Ты понял? Ты не стоишь моей чести.

— Как скажешь.

— Да, так.

Солдат пожал плечами.

— Сейчас это к делу не относится. Нам предстоит совместный поход. Давай не будем совершать ошибок. Я — главный. Любая операция терпит только одного лидера, поэтому ты будешь подчиняться мне беспрекословно, как если бы ты был капралом, а я маршалом. Понятно?

— Абсолютно, — ответил Кафф. Его здоровая рука упокоилась на эфесе меча. — Я получил приказ от королевы. Нет необходимости напоминать мне о нем. Ты — командуешь, и ты несешь ответственность в случае провала. Твоя слава, если все пройдет гладко. Я всего лишь пешка.

— Славы не будет. Я просто исправляю ошибку.

Кафф кивнул не без удовлетворения:

— Конечно, ты прав. Ты в безвыходном положении. Я выделю лучших пехотинцев из моей гвардии. Сотню, пойдет?

— Нет, не целую роту. Пятьдесят человек. Но все должны быть правшами.

Кафф выглядел удивленным.

— У меня все гвардейцы правши.

— Понятно, но мне нужны правши от рождения, а не левши, которых выучили драться с праворукими. Да, и еще дюжину первоклассных лучников, капитан Кафф, рука не имеет значения. Мне понадобится кавалерия — всадники на быстрых скаковых лошадях.

— Как пожелаешь. Сколько берешь карфаганцев?

— Столько же.

— Хорошо.

Они расстались.

Солдат направился к городским воротам. Он шел к красным шатрам, расположившимся за стенами города.

И хотя Солдат умело скрывал свои чувства, на душе у него было скверно. Идти на ханнаков целой армией — при желании это вполне осуществимо — все равно, что выслать вперед гонца с предупреждением врагу. Получится трудный поход с таким же количеством запряженных волами телег с припасами, как и пеших солдат. С другой стороны, малыми силами можно передвигаться быстро и нанести неожиданный удар. Если же наступать целой армией, ее намерения будут сразу понятны. Тогда ханнаки скорее всего просто убьют заложников и подадутся в горы.

И все же удастся ли обойтись малой силой? Всего-то рота или около того… Один или двое — слишком мало для такой сложной операции. Десять тысяч человек — гарантированная потеря заложников. Придется обойтись сотней с малым воинов на быстрых лошадях.

Солдат направился прямо к своему шатру — Шатру Орла.

— Лейтенант Велион, — подозвал он женщину-офицера, которая в тот момент наблюдала за учебным боем на коротких мечах. Арена для тренировок была разбита чуть поодаль от шатров. — Мне нужен доброволец, который поможет отобрать пятьдесят воинов для смертельно опасного задания.

— Я в твоем распоряжении, — широко заулыбалась она. — Только разберусь с этими.

Она отдала приказ крепким коренастым мужчинам и более высоким и стройным женщинам, которые изо всех сил кромсали мечами деревянные чушки. Воины прекратили сечу и отправились к берегу реки смывать пыль и пот со смуглых тел. Затем Велион подошла к Солдату, обхватила ладонью протянутый ей кулак и пожала его в особом приветствии.

— Как дела? Куда отправляешься?

Они знали друг друга с тех пор, когда оба служили рядовыми пехотинцами в одном шатре. Их дружба зародилась в те времена, когда Солдат записался в армию, отчаянно пытаясь обрести хоть какую-то опору на земле, где его никто не знал. Он был загадкой не только для окружающих; единственный в этом мире человек с голубыми глазами и отсутствием прошлого, он и сам себя не знал. Велион отнеслась к нему по-доброму.

Между ними не было романтической связи. Братья по оружию, на войне они прикрывали друг друга, а в мирное время вместе охотились, упражнялись и тренировались бок о бок. Солдат вскоре женился. Велион же с легкостью вступала в близкие отношения с разными мужчинами и женщинами, предпочитая главным образом последних. Велион с Солдатом доверяли друг другу безоговорочно.

— Отправляюсь в логово ханнаков, — объяснил Солдат. — Я завалил одно задание. Под моей ответственностью находился новый Король магов, и его у меня отбили. Теперь нам предстоит вернуть его. Я не упрекну, если не захочешь идти со мной. В случившемся виноват я один.

Погибло и так много народу из-за того, что я потерял бдительность.

— Будто никто из нас никогда не ошибался. Я с тобой.

— Хорошо. Мне нужны всадники — быстрые всадники. Все от природы левши. Да, и еще с дюжину лучников. Из тех, кто выпускает в воздух тридцать стрел за минуту. И еще десять воинов из того района Карфаги — как он называется? Джундра? — те бойцы, которые управляются мечом с одинаковой ловкостью обеими руками и идут в бой с двумя мечами, по одному в каждой руке, используя их как ножницы.

Велион кивнула.

— Поняла. Теперь насчет левшей, о которых ты говорил…

Солдат объяснил, как он собирался их использовать.

— Ты постоянно выдумываешь что-нибудь новенькое, — сказала она.

Они дали команду на построение и прошлись вдоль шеренги. Солдат разбил воинов на пары и приказал драться друг с другом на мечах. Он знал, что ищет. Как только какой-нибудь воин проявлял еле заметную неловкость в обращении с оружием, Солдат вызывал его вперед и задавал один единственный вопрос

— Ты от рождения левша?

Если следовал утвердительный ответ, как неизменно и происходило, он отправлял этого воина в сторону, к лейтенанту Велион. Солдат знал, что в большинстве армий — если не во всех — левшей переучивают сражаться правой рукой. Чтобы в бою строй действовал слаженно, каждый воин носит копье и меч с одной, общей для всех, стороны — таким образом он не мешает рядом стоящему. Однако если весь личный состав состоит из левшей, то вполне можно выбрать за главную и левую руку.

Набрав достаточно воинов, Солдат попросил Велион поучить их владению оружием левой рукой.

— А ты куда сейчас? — спросила она.

— Повидаться с женой.

Лайана поняла, что Солдат вернулся в Зеленую башню, когда услышала, как он тихо спрашивает Офао, дома ли госпожа. На самом деле Солдата скорее интересовало, в здравом ли она сейчас рассудке.

— Госпожа чувствует себя хорошо, хозяин, — послышался голос Офао. — Она ожидает вас в Белой комнате.

Мгновение спустя Солдат уже стоял в дверях: высокий поджарый атлет с ниспадающими по плечам черными кудрями.

— Супруг мой! — воскликнула Лайана, бросаясь в его объятия.

Он поцеловал ее лицо раз сто, ни разу не остановившись, чтобы перевести дух. Затем сжал ее в своих объятиях, да так, что воздух с силой вырвался из груди женщины.

— Не знаю, что бы я делал, если бы ты была больна, — шепнул он ей на ушко. — Ты мне сейчас так нужна.

— Только сейчас? — поддразнила она.

— На веки вечные, — сказал он. И отстранил ее на вытянутых руках, чтобы получше рассмотреть. — У тебя волосы так пахнут… Что это? Розмарин? Жасмин?

Лайана рассмеялась:

— А ты, как всегда, путаешься в ароматах и благовониях. Это мускусное масло.

— Ах да, конечно. Как ты поживаешь? Выглядишь превосходно. Как ты хороша сейчас! Кафф не разнюхивал здесь? Я просто обязан убить эту собаку. Ты отослала его прочь?

— Нет, он интересный собеседник, на мой взгляд. Я знаю, что ты его ненавидишь, но он не позволяет себе лишнего и рассказывает много интересного и поучительного.

12
{"b":"11565","o":1}