ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За стеной, окружающей Зэмерканд, у карфаганцев царил хаос. Часть шатров унесло прочь, кое-какие упали, но большую часть шатров сорвало с места, и теперь они медленно ползли через пески подобно гигантским морским крабам.

Солдат увидел усталую, вовсю занятую делом Велион и крикнул ей:

— Колдун на свободе! ОммуллуммО! Я должен предупредить мальчика!

Она кивнула и помахала рукой.

Стояла глубокая ночь, когда Солдат добрался до опушки леса. Он взглянул вверх и увидел серебряные звезды, которые гасли в огромных количествах, пока небеса не превратились в непроглядную темень, в которой испускала тусклое пунцовое свечение уродливая луна. Она бросала лучи на землю и, не отрывая хищного взгляда, следила за скачущим внизу Солдатом.

В небесах больше не было красоты.

Оказавшись под защитой леса, Солдат заметил всадника, который въехал в лесную чащу с юго-запада следом за ним и быстро приближался.

Ханнак? Человек-зверь? Однако ножны не запели предупреждающую песнь.

Тем не менее, Солдат вынул меч, Ксанандру, и придержал лошадь, пока не узнал наконец всадника. Это был Голгат, имперский гвардеец, младший брат капитана Каффа. Солдат не стал убирать меч в ножны, опасаясь, что им скоро придется воспользоваться. Не исключено, что Кафф послал своего братца взять Солдата в плен и притащить его обратно в Зэмерканд для разбирательства перед королевой.

— Что тебе надо? — рыкнул он, когда Голгат приблизился на достаточное расстояние.

— Что это? Меч? — воскликнул тот. — Тебе он не понадобится, друг!

— Мы что, друзья?

— Помнишь, ты однажды спас меня от неминуемой гибели? Бились мы тогда с людьми-лошадьми, и один из них собирался отрубить мне голову, уже взмахнул боевым топориком, когда ты направил свою лошадь прямо на него, и он погиб под копытами! Я поблагодарил тебя тогда, а вскоре после этого меня послали за море. С тех самых пор я находился в Карфаге как посол.

Теперь Солдат начал что-то смутно припоминать. В пылу битвы, когда люди все как один в шлеме и латах, до его сознания не дошло, что спасенный воин — брат смертельного врага. Солдат и теперь не слишком-то доверял этому человеку. Как ехать дальше на поиски ИксонноскИ с чужаком? Нельзя допустить очередной оплошности. Теперь на карту поставлена не только жизнь ИксонноскИ. Весь мир летит кувырком.

— Я не могу позволить себе роскошь доверяться незнакомцам, — сказал Солдат напрямик. — Тебе придется вернуться.

— Я все равно теперь знаю, где прячутся твои друзья. Глупо было бы на твоем месте просто отослать меня прочь. Если бы я был врагом, мне бы осталось только доложить брату о твоем местопребывании, и все.

Да, что верно, то верно.

— Вы с братом очень близки? — спросил Солдат.

— Конечно, по-братски я его люблю. Но ему я ничего не должен. А вот ты спас мне жизнь. Я обязан тебе всем. Если бы не ты, лежать мне уже в земле сырой.

Голгату от рождения досталась фигура, которой позавидовал бы любой воин. И если он не обманывает, то станет незаменимым спутником. Солдат во все странствия брал с собой Спэгга, хитрюгу, каких свет не видывал; тот, конечно, отлично метал нож, однако в случае опасности так же мастерски удирал. Солдату не помешал бы товарищ, на которого не страшно положиться. Но брат Каффа? Вот сейчас Солдат очень пожалел, что нельзя переговорить с Лайаной и спросить ее совета. Она уж наверняка знает обоих братьев.

— Думаю, все обстоит именно так, как ты сказал. У меня действительно не остается выбора. Придется взять тебя с собой. Значит, так, слушай внимательно. Если я только заподозрю хоть на самую малость, что ты — предатель, твоя жизнь окончится в тот же миг на том же месте.

Голгат улыбнулся:

— Думаешь, тебе это удастся?

— Я не думаю, я знаю.

Солдат говорил смело и без колебаний, хотя оба прекрасно понимали: случись что — исход поединка может оказаться каким угодно. Козырь Солдата — неукротимая ярость; пытаться остановить его в такие моменты — все равно, что бороться с ураганом. Кроме того, на стороне Солдата немалый боевой опыт. Голгат тоже имеет преимущества: здоровяк, искушенный знаток всевозможного оружия, великолепный наездник — одним словом, человек той породы, которая хороша как в строю, так и в битве один на один. Кроме того, он был из тех людей, которые славятся самообладанием и мужеством.

Солдат тешил себя мыслью, что как-нибудь выкрутится благодаря изворотливому уму и смекалке. Впрочем, Голгата тоже глупцом не назовешь. Солдат слышал историю о том, как младший брат Каффа сумел помешать карфаганцам сжечь библиотеку, когда мародеры грабили только что побежденный город. Говаривали, он вывез сонмища книг. При этом Голгат обращался с украденным с большим трепетом и перечитал все до единой книжки еще до того, как путешествие подошло к концу. Он называл себя поэтом (впрочем, так поступали все придворные, хотя большинство из них не могли сочинить и двустишия, не заглянув в словарь рифмоплета), ученым-астрофилософом, интересовался возведением мостов и был лучшим среди себе подобных предсказателем исхода боевых баталий.

Если между этими двумя воинами вдруг состоится стычка, посмотреть на дуэль соберутся боги, люди и звери.

Солдат также обнаружил по мере продвижения в глубь леса, что его спутник воспитан гораздо лучше своего брата.

— Ты выехал из Зэмерканда позже меня, — начал Солдат. — Расскажи, что там с королевой.

— Она вне себя от ярости. Окажись ты под рукой в тот момент, точно лишился бы головы. Так что правильно сделал, что сбежал.

— Я не сбежал. Я отправился на поиски ИксонноскИ.

— Тебе виднее. Так или иначе, ОммуллуммО уже наслал чуму на город, который так долго был его тюрьмой. По Зэмерканду ползет зеленый гриб. Он гноит дерево и выгрызает камень. Распространяется с чрезвычайной быстротой, буквально проползает сквозь дома, течет по улицам, разлагая все на своем пути. Насекомые, мыши и прочие вредители расплодились невероятно. Подозреваю, что следом придет мор, как обычно.

— Ты видал такое прежде?

— Я уже бывал свидетелем неудовольствия чародея. ХуллуХ не всегда благоволил к Зэмерканду. Учти, ОммуллуммО не преминет выслать нам вдогонку своих подручных, да несметными полчищами. Нужно торопиться.

— Сам знаю.

Наконец путники дошли до поляны, где обустроились Утеллена с мальчиком. ИксонноскИ присутствие незнакомца, по всей видимости, не обеспокоило; юный маг умел интуитивно отличать друга от врага.

— Приветствую, Солдат и Голгат, — сказал мальчик. — Мать даст вам пищи.

ИксонноскИ уже было известно о том, что отец отобрал принадлежащий ему по праву трон.

— К горам Священной Семерки ведут отпечатки его ног. Я это вижу и с моими малыми способностями.

— Тебе еще долго готовиться? — спросил Солдат.

— По меньшей мере год.

— Год?! У меня создалось впечатление, что ты вот-вот займешь место своего дяди и станешь Королем магов.

Мальчик улыбнулся:

— Сейчас мне нужно каким-то образом оставаться в живых до тех пор, пока я не стану достаточно ловок, чтобы одолеть отца. Тогда мне понадобишься и ты, Солдат. Я хочу, чтобы ты возглавил мою армию.

Теперь Солдат осознал, что это будет не простой поединок между двумя чародеями, а настоящая война. Война, которая разделит мир пополам.

— Неужели необходимо вовлекать в свою борьбу людей?

— По случайному совпадению Священная Семерка расположена рядом с Гутрумом, — объяснил ИксонноскИ. — Король магов правит повсюду, на всех ближних, дальних и срединных землях. Ты думаешь, что пришел из другого мира? Может, и так, но переходить можно только из миров, находящихся в непосредственной близости друг от друга. Все, что происходит здесь, обязательно отзовется на твоей земле, Солдат. Если этим миром следующие несколько столетий будет править зло, ход истории в твоем родном мире исказится. Не исключено, что ты — связующее звено между двумя мирами, человек, посланный из одного места в другое для того, чтобы спасти оба.

Солдату от такой мысли стало не по себе. На него неожиданно взвалили такую серьезную ответственность, такую непосильную задачу. Спаситель мира? Может, двух или более миров? Нет уж. Он самый обычный человек с ограниченными способностями, человек, у которого столько же недостатков, проблем и желаний, как и у любого другого. Ну почему он должен нести такую тяжкую ношу? Ведь на свете наверняка есть более способные и достойные.

30
{"b":"11565","o":1}