ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, парень, — со стоном выдавил из себя Спэгг и уселся, прислонившись спиной к основанию мачты. — Будь понежнее в следующий раз, ладно?

— Обещаю, я буду с тобой нежной, — заверил благодетель.

Плотно сбитая фигура, бугристые мускулы, на удивление высокий мелодичный голос… До путешественников внезапно дошло, что они имеют дело с женщиной. Ее глаза пылали над крупным широким носом и квадратным подбородком, внимательно изучая бесформенное тело торговца руками.

— Немного мягкотелый, жирноват… но в целом ты мне по нраву, — сказала морячка, широко скалясь. — Пара встреч на баке, и от этих складок ничего не останется.

— Маракешка! — гаркнул хозяин судна. — За работу принимайся, похотливая скотина!

— Да, хозяин, — крикнула она в ответ и ушла, не сводя глаз с промежности Спэгга. — Иду, сэр. — Она отвела Солдата в сторонку и с презрением прошептала, кивая в сторону шкипера: — Его кусают собаки и обманывают женщины!

Несколько мгновений спустя Маракешка уже тащила парус; ее мускулы перекатывались под кожей, а с толстых губ летела веселая хоровая песенка.

Солдат и Голгат уставились на Спэгга. Казалось, этот маленький человечек начал оживать. К своему удивлению, друзья заметили, что его лицо светится от радости.

— И на мою долю выпало счастье! Вы, нищенские дети, будете обходиться просоленными снами, лежа в гамаках и глядя на качающуюся в темноте лампу. А у меня теперь есть с кем проводить ночи.

— Джинны и духи, Спэгг, она ж тебя целиком проглотит! — воскликнул Голгат.

Спэгг окинул его нервным взглядом и сдавленно рассмеялся:

— Да вы оба просто завидуете. У вас на лицах это написано, парочка…

Договорить ему не удалось. Его щеки надулись, и через миг он уже смотрел в воду, перегнувшись через борт и расставаясь с содержимым желудка.

От этого зрелища Солдату стало не по себе, и вскоре он тоже последовал примеру приятеля. Голгат отошел от них в сторонку глотнуть свежего воздуха.

Перед самым закатом, когда Солдат чувствовал себя уже немного лучше, один из матросов громко прокричал:

— Дракон по левому борту!

Все, кроме Спэгга, который висел в это время на леере правого борта и не мог отличить, где какая сторона, поглядели влево. В багровом свете заката совершенно ясно были различимы крылатые очертания направлявшегося к судну животного. Черный силуэт на фоне неба напоминал крупную и очень откормленную летучую мышь.

— Что предпримем, капитан? — спросил Солдат, который успел присоединиться к остальным. — Он собирается напасть?

— Обычно они не трогают корабли, — ответил шкипер, пристально глядя на животное. — Драконы не приспособлены для приземления на воду и устают от долгих перелетов. У него не хватит сил атаковать судно, а кроме того, он сильно рискует, потому что, если мы перебьем ему крылья, он не доберется до того берега.

Обычно. Но этот дракон, похоже, направлялся прямиком к каравелле. Шкипер приказал команде готовить гарпуны, надеясь, что демонстрация силы отпугнет крылатое существо. Однако дракон, по всей видимости, твердо вознамерился попасть на корабль и не отклонялся от курса ни на дюйм.

— Оголодал, что ли? — пробормотал шкипер и сказал уже громче: — Ребята, готовсь. По моему приказу…

Матросы подняли гарпуны на уровень плеча, будто метательные копья.

— Подождите! — закричал Солдат. — Слышите?

Дракон, опускаясь на судно, издавал еле слышный звук, который раньше заглушал ветер:

— Керроуу. Керроуу.

— Не убивайте! — взмолился Солдат. — Это мой дракон. То есть он опускается ко мне. Я его хозяин.

— У тебя есть собственный дракон? — Голгат удивленно вскинул брови. — Еще не встречал людей с ручными драконами… Ну, ты даешь!

Тут свое слово сказал шкипер:

— Я не могу рисковать.

— Прошу вас, капитан. Пожалуйста. Под моей опекой это существо совершенно безвредно. Ведь он мне как родное дитя.

Казалось, капитан засомневался, но после некоторых размышлений все-таки не стал командовать «Пли!», даже когда крылатый гость приблизился к борту корабля и был уже почти у самой воды. Послышалось неуклюжее царапанье когтей о леер. Зверь опустился, прижал крылья к телу и стал устраиваться поудобнее на кормовом леере, стараясь ухватиться покрепче за перекладину. Теперь корабль заметно глубже сидел в воде.

— Керроуу.

Солдат подошел к дракону и начал с ним о чем-то тихо разговаривать. Матросы, вывернув шеи, пытались услышать, о чем же они там шепчутся, но Солдат просто-напросто воспроизводил звуки, не проговаривая конкретных слов. Он пытался успокоить дракона. Тот потоптался на перекладине и снова уселся. К счастью, леер был достаточно крепким, добротным — построили корабль на верфи в Уан-Мухуггиаге. Двуногий зеленый дракон-краснобрюх не уступал по размерам крупному медведю, хотя отличался облегченным костяком. И все же леер время от времени потрескивал.

Наконец Солдат отошел от животного, которое теперь выглядело вполне спокойным и умиротворенным и попросту восседало на своем насесте, разглядывая проплывающий за кормой океан.

— Что он тебе поведал? — взволнованно поинтересовался Голгат. — Он едет с нами?

— А кто его знает? Я не понимаю, что он говорит. И вообще у самцов этого вида очень мало слов. Зато самки у них поболтать любят. Спроси Спэгга, он специалист, все тебе расскажет о драконах.

— Ладно. А почему он привязан именно к тебе?

— Я… хм… Я его мать.

Голгат посмотрел на Солдата с нескрываемым отвращением.

— Никогда бы не подумал, что ты падешь жертвой таких адских желаний. Бесстыдство какое! Заниматься любовью с драконом! Уму непостижимо!..

— Да нет же, ты не понял. Я ему не родная мать. Ах ладно, ну, как ты предположил, не родной отец. — Солдата передернуло от представившейся картины. — Просто я случайно оказался поблизости, когда он вылупился из яйца. Я был первым существом, которое он увидел, и потому малыш предположил, что я его мать. С тех пор мы поддерживаем тесные отношения, хотя встречаемся нечасто.

Капитан, несколько обеспокоенный присутствием дракона, все-таки согласился не прогонять животное. И правильно: ссориться с драконом — что с огнем играть. Матросы занимались своими делами и вскоре вовсе перестали обращать внимание на дракона, который огромной грушей восседал на леере. Потом люди начали подкармливать его, размахивая перед длинным носом и огромной пастью рыбой и объедками. Кое у кого даже хватило наглости нахлобучить на голову дракону матроску. Лишь успел матрос отвернуться, дракон, не будь дураком, резко мотнул головой, и головной убор упал за борт. Дракон Солдата — не клоун!

Однажды вечером, когда Солдат стоял на палубе рядом со своим приемышем, к ним подошел капитан.

— Мы держим верный путь? — спросил Солдат.

К немалому удивлению Солдата, капитан лишь пожал плечами и возвел взгляд к небесам.

— Не знаю. Без звезд курс не определишь.

— Что?

Капитан осклабился:

— Шучу. Обычно я определяю курс по звездам, но и без них можно обойтись. Я этот путь знаю очень хорошо. Можно сказать, нутром чую.

Солдат вздохнул с облегчением:

— Рад слышать. Так, значит, вы не пользуетесь никакими навигационными приборами?

— Форма волн, цвет моря, рябь на воде, прибрежные птицы, морские птицы, направление ветра, отмели, косяки рыб…

— Хорошо, хорошо, — усмехнулся Солдат, — в целом я понял.

Дракон заметил, что Солдат улыбается, и издал клокочущий звук, исходящий из самой глубины его глотки.

— Интересная у тебя зверюга, — промолвил капитан, кивком указывая на животное. — Раньше я их только мельком видел. А если приглядеться, не такие уж они и опасные.

Дракон разинул пасть, собираясь зевнуть, и хозяин корабля сразу же изменил свое мнение.

— Ну и зубы!.. — пробормотал он и, вспомнив о каком-то важном деле, неспешно направился на нос корабля.

Безбилетный пассажир мигнул, а затем с хрустом, который перебудил почти всю команду, стал почесывать подбородок.

39
{"b":"11565","o":1}