ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Присутствие дракона оказалось очень полезным: на следующий день путешественники повстречали двух морских чудовищ.

Первое было просто безвредным чудом природы, которое не оставило равнодушным ни одного из пассажиров и не предпринимало никаких враждебных действий по отношению к бригантине. Это существо, которое капитан называл аспидоцеллоном, выглядело точь-в-точь как скалистый, покрытый лишайниками остров. Непосвященный и впрямь принял бы его за кусок суши. И лишь матросы, которые были о многом наслышаны, узнали в нем живое существо огромного размера, медленно дрейфующее в океане. Когда аспидоцеллоны только начали появляться в этой части океана, матросы по ошибке пришвартовывали к нему шлюпки, разводили на его спине костры и готовили рыбу, которая водилась в его озерцах. И очень скоро аспидоцеллон давал нежеланным гостям понять, что их здесь не ждали и терпеть не станут, и погружался вместе с ними на совершенно непригодную для жизни человека глубину.

— Какая красивая рыбина, — восхитился Голгат, — морская богиня, что греется в теплых солнечных лучах!

— А по мне, так ленивая хавронья, — фыркнул Спэгг.

В полдень они приблизились к величавому чудищу. Рыбина раскрыла гигантский глаз и принялась изучать вторгшееся на ее территорию судно. У Спэгга перехватило дыхание, и он, потрясенный, отпрыгнул.

— Что он на меня уставился?

— Если у него такой большой глаз, — заметил Голгат, — то уши, наверное, тоже безразмерные…

— А «хавронья» — не ругательное слово! Ведь правда?

— А ты бы назвал свою корабельную подружку хавроньей? Чуть раньше, утром того же дня, Спэгг был обнаружен под брезентом в шлюпке, где он «боролся» с Маракешкой. Оба лежали обнаженными и зрелище — по словам помощника капитана, который и наткнулся на них, — производили пренеприятное, а для любителя природы и животного мира — так и вовсе отталкивающее. Маракешку капитан высек. А Спэгга, поскольку он был пассажиром, предупредил, что, если он снова попытается совратить члена экипажа, его вместе с товарищами высадят на первом клочке суши.

— Я здесь ни при чем, — жаловался Спэгг Солдату и Голгату, — она сама. Она просто ненасытная. Знаете, чем она зарабатывала на жизнь, пока не стала матросом? Она…

Но никто не интересовался секретом, о котором не терпелось поведать Спэггу. От него ждали лишь заверений, что впредь он будет вести себя прилично. Солдату вовсе не хотелось пропадать на каком-нибудь необитаемом острове.

Морской великан удовлетворил свое любопытство, глядя на проплывающий мимо корабль, закрыл глаз и стал дрейфовать по течению.

Второе чудовище было его прямой противоположностью. На следующий день после встречи с живым островом матрос, что сидел на топе мачты, прокричал:

— Черные паруса!

Не успел он закончить фразу, как корабль уже превратился в термитник, подвергшийся нападению муравьеда. Капитан показался на мостике почти мгновенно, в ночной рубашке и колпаке, и, приставив к глазу подзорную трубу, напряженно всматривался в морской ландшафт. Матросы похватали абордажные сабли, которые мигом притащили откуда-то снизу. Другие вооружались зловещего вида крюками, пиками и всякими продолговатыми орудиями.

Капитан со щелчком захлопнул крышечку подзорной трубы.

— Приближаются быстро, — сказал он, — нам не оторваться. Принимаем бой.

Солдат пристально глядел на плывущий в отдалении корабль. Это элегантное судно с множеством завитушек и выступов напоминало, на взгляд Солдата, экзотическую туфлю султана с загнутым вверх носком. Палубы ощетинились металлическим оружием — там стояли вооруженные мореходы. Черный, как сама ночь, корабль медленно шел по воде, явно намереваясь протаранить «Крылатую барабульку», если не случится ничего непредвиденного.

— Кто они такие? — спросил капитана Солдат.

— Амекнийские пираты, — последовал ответ.

— С ними можно сторговаться?

— Нет. Они истребляют все живое, что есть на борту, а затем затопляют разгромленное судно. Милосердие им неведомо. Ни разу я не слышал, чтобы они брали пленников. Так у них заведено.

— На мой взгляд, это неразумно. Ведь можно взять заложников и выудить из их родственников и друзей неплохие деньги. Ты сказал, они не берут пленных?

— Вот именно. Раньше они были рабами. Озлобились, возненавидели весь свет. Они не стремятся к наживе. Нападая на суда, пираты утоляют жажду крови и мести. Впрочем, здесь одно другому не мешает, потому что, перед тем как затопить корабль, они выносят с него все ценное. — Слушая эти объяснения, Солдат пристально смотрел на своего дракона. Тот не сводил глаз с приближающегося судна. Черный парус с жар-птицей на самом верху явно пришелся зверю не по нраву. Когда корабль пиратов был уже совсем близко, капитан «Крылатой барабульки» дал команду стрелять. Тяжелая катапульта, которую выкатили на корму бригантины, выстрелила, но не попала в цель. Заряды угодили в море, даже не задев пиратов. Затем матросы метнули пропитанный дегтем моток веревки, запаленный с одной стороны. Тот просвистел над самым носом вражеского корабля и упал в океан.

Вися на такелаже корабля и гогоча, как сумасшедшие, пираты праздновали победу. Размахивая оружием, они, не стесняясь в выражениях, оповещали команду каравеллы о своих намерениях разделать матросов, как рыбу, отрезать конечности, вытащить из голов глаза и повесить на нок-рею за языки сушиться.

— Набьем им глотки черепашьим дерьмом! Натопим жира из них — пойдет якорную цепь смазывать.

Матросы «Крылатой барабульки» с ужасом готовились к неминуемому абордажу.

Когда враг приблизился на расстояние трех корпусов, дракон неожиданно взмыл в небо, направился прямиком к вражескому кораблю и яростно набросился на изображенную на парусе жар-птицу. Как известно, на земле не существует животного, походящего на жар-птицу, которая полыхает вечным пламенем, сжигая все, что к ней прикасается. Но независимо от того, существуют такие птицы в реальности, или принадлежат миру мифов, драконы, по всей видимости, их недолюбливают.

За считанные секунды дракон Солдата порвал черный парус в клочья. Пираты торопливо убирались с такелажа. Корабль резко крутануло в сторону и подветренной волной сбило с курса. Люди падали с палубы за борт, словно черви из куска тухлого мяса. «Крылатая барабулька» на полном ходу пронеслась мимо терпящего бедствие судна, пока пираты предпринимали экстренные меры по спасению положения. Море не штормило, но ветер гнал тяжелую волну, и некоторые волны явно докучали кораблю, который неожиданно потерял ориентацию.

Дракон Солдата не стал возвращаться на каравеллу, а направился к виднеющейся впереди бурой полоске суши. Он испустил оглушительный крик. Звук был настолько пронзительный, что его наверняка слышали и на более отдаленных материках. На обоих кораблях люди схватились за головы, зажав руками уши. Из глаз катились слезы.

Дракон летел над самой водой и довольно скоро уменьшился до размеров шмеля.

Первым пришел в себя рулевой пиратского судна. Он поймал нужную волну, и корабль выправил крен. Через считанные минуты пираты достали из трюма запасной парус и начали натягивать его на мачту, как вдруг на них снова обрушилось несчастье.

Первым недоброе заметил Солдат. Казалось, поверхность воды рябит легкий ветерок. Но в это время под водой возникла огромная черная тень. Солдат указал команде своего корабля на это странное явление. Некоторые подняли головы, ошибочно предположив, что тень отбрасывает большое облако. Другие вцепились в рукотворные безделушки, олицетворяющие их веру — маленькие амулеты, что висели на шеях, — полагая, что вот-вот перед ними предстанет какое-нибудь божество.

Тень продолжала двигаться под водой и явно приближалась к пиратскому судну. Мелкие рыбешки начали выскакивать из воды, как они обычно делают, когда их преследует хищник. Казалось, с неба падает серебряный дождь. Затем вода вспучилась, будто закипела изнутри.

Хозяину все это показалось знакомым.

— Подводный вулкан, — уверенно произнес он.

40
{"b":"11565","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Ругаться нельзя мириться. Как прекращать и предотвращать конфликты
Десант князя Рюрика
Тобол. Мало избранных
История дождя
Орудие войны