ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А также отличной от карфаганцев и всех остальных, кого я знаю.

Солдат пожал плечами.

— Быть может, я приплыл сюда из-за моря? Почему-то мне известно, что там живут люди с темным цветом кожи. В моей памяти существуют обособленные образы — все равно что на стене висят картины. Я знаю, что за морем живут высокие сильные люди с длинными черными волосами и смуглыми телами.

— Но не с голубыми глазами.

— Да, наверное, я родом из других мест.

И снова вмешался мальчик:

— Мама, нам нужно торопиться. Мы должны взять Солдата с собой.

Утеллена вздохнула.

— Ну хорошо, пойдем вместе.

— И будем доверять друг другу? — спросил Солдат.

— Похоже, у меня нет выбора, — ответила она.

— Итак, решено, — лаконично подвел итог ворон. —

Тогда в путь.

Их остановили у ворот, но со стороны стражников это была чистая формальность. Ночное дежурство подходило к концу, вокруг все было спокойно. Решив, что перед ними семья из трех человек, стражники спросили, почему они покидают город в три часа ночи. Солдат ответил, что они идут собирать грибы, чтобы утром продать их на рынке.

— Давайте, — пробормотал один из стражников, — только принесите нам парочку самых больших грибов на завтрак. Мне очень нравятся жареные грибы. Запомните, нам нужны только хорошие грибы, такие, которые растут на полях или в лесу, с красивыми бархатисто-коричневыми шляпками. С красными пятнами и белой бахромой не приносите. Мой друг помер через полчаса, лишь облизнув палец после того, как сорвал какую-то гадость.

— Говорят, шляпка смерти убивает человека, проникая своими спорами через кожу, — заметил второй стражник. — Ее даже не обязательно класть в рот.

Первый стражник поежился от страха.

— Если хорошенько подумать, я лучше ограничусь яичницей с беконом. Куриц-убийц и ядовитых свиней ведь не бывает, правда?

Утеллена, Солдат и мальчик вышли за ворота в ночную темень и направились к лесу. Повсюду за городскими стенами их подстерегала опасность, однако по крайней мере в лесу можно было укрыться от возможных врагов. Правда, там обитали волки и дикие кабаны, но хотя кабан, загнанный в угол, мог напасть на человека, волки старались держаться подальше от двуногих существ. Солдат знал, что в многочисленных мифах о волках, нападающих на человека, почти нет правды. Его собственный опыт, запрятанный где-то в потаенных глубинах памяти, говорил, что волки опасны лишь в том случае, когда чувствуют, что человек болен или слаб, а они сами сходят с ума от голода. Волки — звери далеко не глупые; лучше затравить кабана, чем иметь дело с человеком.

Путники добрались до леса без происшествий. Уже начинало светать. Им пришлось продираться сквозь сети, сотканные гигантскими пауками. Повсюду встречались бочаги с затхлой водой, сгнившие деревья и останки диких животных и птиц. Лес кишел стервятниками, питающимися полуразложившимися трупами.

— Лучше не отходить далеко от опушки, — заметил Солдат. — А то мы сразу же заблудимся.

— Ничего страшного, — сказал мальчишка, уверенно направляясь в густые заросли. — Я знаю лес вдоль и поперек.

— Тебе уже приходилось здесь бывать?

— Мы еще ни разу не выходили из города, правда, мама?

Утеллена ничего не ответила, но Солдат истолковал ее молчание как положительный ответ.

— В таком случае, откуда тебе известна дорога? — спросил он мальчика. По мере того как они заходили все глубже в мрачную чащу, его все больше одолевало беспокойство.

— Все знания здесь, — загадочно ответил мальчик, постучав себя пальцем по лбу. — Доверься мне так же, как я доверился тебе.

Путники вышли на заросший мхом берег маленького ручейка, обрывавшегося водопадом с торчащего из земли обломка скалы. В трещинах в камне угнездились растения и дикие цветы. Кроны огромных деревьев смыкались высоко вверху, пропуская на полянку лишь узкие пучки света. Тут и там розовели красивые лихнисы. В заводи под водопадом копошились лягушки и тритоны. Земляной уж, одно из самых робких лесных существ, скользнул по траве, спеша скрыться под камнем. Воздух над искрящейся водой украшали кружащиеся бабочки и стрекозы.

— Какое красивое место! — восхищенно промолвил Солдат. — Раз остальной лес буквально гниет на корню, почему здесь так чисто и свежо?

— Небольшие очаги избежали тлена, — сказала Утеллена. — На наше счастье, моему сыну известно несколько таких мест.

Солдат стал сооружать шалаш. За поясом до сих пор торчал кинжал убийцы, и с его помощью он нарубил длинных крепких жердей, из которых сделал опоры. Затем он накрыл каркас слоем мха и листьев и разделил шалаш перегородкой на две части — поменьше для себя, побольше для Утеллены с сыном.

К тому времени, как взошло водянисто-бледное солнце, все было готово. Оставалось только позаботиться о еде. Солдат пошел вдоль ручья, стараясь держаться так, чтобы лагерь оставался против ветра, и поставил сделанные из гибкой ивы силки у места водопоя диких животных. Затем он сделал удочку из бечевки, выдернутой из пояса Утеллены, а в качестве крючка использовал ее же металлическую заколку для волос. Он вручил это приспособление мальчику, и тот радостно отправился ловить рыбу выше по течению. К вечеру Солдат поймал в свои силки зайца, а сын Утеллены ухитрился выудить радужную форель.

— Теперь мы поужинаем, как королевские особы, — пошутил Солдат.

Мальчишка оторвался от чистки рыбы.

— А ты и есть королевская особа.

Солдат задумался.

— Пожалуй, ты прав, — наконец сказал он. — Я муж сестры королевы. Хотя моя супруга меня не признает. Я не интересую ее как мужчина. Она просто пожалела человеческое существо. Принцесса Лайана вышла за меня замуж только для того, чтобы меня не лишил жизни Лорд-поимщик воров.

— Почему ты говоришь так уверенно? — спросил мальчик. — Быть может, не пуская к себе в дом, она защищает тебя от своего безумия. Возможно, на самом деле ты ей далеко не безразличен.

Солдат пристально посмотрел на мальчишку, залитого ярким светом костра. Тощие, словно тростинки, руки и ноги ребенка в пляшущих отблесках пламени казались почти черными. Они торчали из худого тельца, одного взгляда на которое было достаточно, чтобы заключить, что мальчик страдает чахоткой. У него было осунувшееся лицо, похожее на лицо эльфа, с узкими проницательными глазами и длинным тонким носом. Волосы торчали вверх, словно щетина щетки. В целом мальчик обладал весьма странной внешностью. Однако его последнее замечание показывало, что для своего возраста он очень проницателен.

— Мальчик, а сколько тебе лет? — спросил Солдат.

— Восемь, — с гордостью ответил тот таким тоном, каким говорят дети, считающие, что они достигли определенного порога и теперь их нужно хвалить за мудрость. — Точнее, восемь с половиной.

— Для восьмилетнего ты рассуждаешь очень даже неплохо, но, разумеется, ты не прав. Принцесса видела меня всего лишь однажды. Люди не влюбляются с первого взгляда.

Мальчик пристально посмотрел на него.

— Но ты-то влюбился.

Услышав это замечание, Солдат изумленно вздрогнул. Он повернулся к Утеллене:

— Поразительный мальчишка.

К его удивлению, молодую женщину эти слова испугали. Она пододвинулась к сыну, словно стараясь защитить его от Солдата. Возможно, это было лишь плодом его воображения, но, казалось, даже черные деревья, окружающие полянку, зашевелившись, протянули вперед свои ветви, готовые прийти Утеллене на помощь, если она только позовет.

— Нет-нет — так ведут себя почти все дети его возраста. Они не понимают, что говорят.

Мальчик, которого Солдат мысленно окрестил «маленьким чародеем», посмотрел матери в лицо.

— Мама, этому человеку можно доверять. Не бойся. Солдат пришел издалека. Он не сделает нам ничего плохого.

— Конечно, не сделаю, — подтвердил Солдат. — Утеллена, неужели ты думаешь, что я способен на дурное?

Молодая женщина испуганно прижала ребенка к груди.

— Мама, расскажи ему нашу тайну. Он должен знать. Если нам суждено быть вместе с ним, надо ему все рассказать.

17
{"b":"11566","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неукротимый граф
Империя из песка
Подвал
Веер (сборник)
Тайна Голубиной книги
Свой, чужой, родной
В игре. Партизан
Обязанности владельца компании
Понаехавшая