ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осмотрев себя, Солдат обнаружил, что весь покрыт следами от укусов.

— Что это? — воскликнул он.

— Дроты, — ответила Утеллена, не переставая давить свирепые существа. — Кровососущие феи.

Под ударами Утеллены и мальчика полчища фей стали нести страшные потери. В конце концов крошечные создания обратились в бегство, разорвав тишину ночного леса громким жужжанием крыльев. По звукам, издаваемым злобными тварями, Солдат понял, что они очень разозлились. Одна из них, оглушенная ударом палки, потеряла ориентацию в пространстве и на полной скорости врезалась в дерево. Жутко вскрикнув, фея свалилась к ногам Солдата, судорожно дергая руками и ногами, и наконец затихла. Солдат, освободившийся от паразитов, поднял крошечное существо и изучил его в свете тлеющего угля.

— Совсем как маленький человечек, — с восхищением произнес он. Раскрыв дроте рот, Солдат увидел острые пилообразные зубки, два передних из которых были значительно длиннее остальных. — За исключением вот этого.

Тут его взгляд упал на маленькую раздутую тушку, извивающуюся рядом с костром. Солдат быстро наступил на смертельно раненную дроту, прекращая ее страдания. Фея лопнула, выплеснув на зашипевшие угли капельки крови.

Солдат вдруг почувствовал головокружение и слабость.

— Что-то мне не по себе, — сказал он, стыдясь этого признания. — Кажется, я вот-вот свалюсь в обморок.

— Потеря крови, — объяснила Утеллена. — Ты лучше ляг, полежи, а я подогрею суп из зайчатины. Тебе нужно немного отдохнуть, и все будет в порядке. А пока мой сын наберет веток терновника и сделает из них защитный экран.

Солдат обессилено опустился на землю.

— Почему дроты не попадались мне до сих пор?

— Их можно встретить только в лесу, — сказала Утеллена. — Вот в такой чаще они водятся в огромных количествах. В основном дроты кормятся кровью домашнего скота, но им очень нравится и человеческая кровь. Говорят, она полезная, потому что люди едят много разнообразной пищи.

— А почему дроты вас не кусали? — поинтересовался Солдат, несколько задетый тем, что стал единственной жертвой кровожадных тварей.

— Кровь сына колдуна они ни за что не станут пить — это их убьет. А я, наверное, просто спала слишком близко к костру, и они побоялись на меня нападать. Я постоянно просыпалась от жары, но я слишком хотела спать, чтобы отползти дальше.

Солдат обиженно произнес:

— Могли бы предупредить…

— Мы забыли. День выдался таким длинным. Мне даже в голову не пришло, что на нас нападут дроты.

— Больше вы ни о чем не хотите меня предупредить?

Мальчишка, натаскавший веток терна и разложивший их вокруг поляны, сказал:

— Где-то в этом лесу обитает гигантский вепрь, но беспокоиться о нем не нужно.

— Это еще почему?

— Потому что нам все равно не известно, где он. Если вепрь нападет, нам останется только защищаться всеми подручными средствами. Он питается путниками, зашедшими в лес. Вепрь их убивает, а потом оставляет на несколько дней и возвращается, только когда мясо немного протухнет. Тогда он набивает себе брюхо. У этого вепря есть имя.

Хотя Солдат прожил среди гутрумитов и карфаганцев совсем недолго, он сразу же интуитивно понял, что, если у вепря есть имя, это не обыкновенное животное. Так же, как меч с именем уже не просто меч, дикий зверь с именем — что-то из ряда вон выходящее. Этот вепрь, должно быть, или незаконнорожденный сын какого-нибудь божества, или сотворен богами. Подобная тварь может годами терроризировать какой-нибудь город — до тех пор, пока не найдется отважный храбрец, который войдет в анналы истории, убив зверя и став героем.

— И как зовут этого вепря?

— Его имя Гарнаш. Говорят, он весит целую тонну, а клыки у него словно сабли.

— Итак, компанию нам составит гигантский вепрь.

В это мгновение со стороны далеких лесистых холмов донесся вой.

— И, разумеется, волки, — добавила Утеллена. — Здесь полно волков.

— Не сомневаюсь, — язвительно буркнул Солдат. — А еще где-то поблизости рыщет бродяга-ханнак, ищущий покрытый бородой подбородок, из которого можно сделать парик.

— Нет-нет, — поспешила заверить его Утеллена, — ханнак сюда ни за что не придет — его лошадь не продерется через терновник.

— Ну, хоть так. А теперь можно немного поспать? Признаться, я порядком устал.

Солдат улегся в шатер, пытаясь снова заснуть, но ему казалось, что из темноты к его беззащитному телу тянутся всякие зловредные твари. Где-то далеко волки подняли морды к луне и завыли. Солдат вслушался в их унылую песнь. Через некоторое время он начал узнавать некий повторяющийся звук. Казалось, волки произносили одно-единственное слово, но его смысл терялся в завываниях. Волчий вой — плавный, тягучий, мелодичный по своей сути, и на большом расстоянии его трудно истолковать. Солдату почему-то казалось, что волки произносят его имя — его настоящее имя, однако, сколько он ни вслушивался, ему не удавалось разобрать ни единого слога.

Волки знают, кто я, — печально промолвил он, обращаясь к самому себе, — но я не могу понять, что они говорят.

— Я тоже не могу распознать, какое слово они воют, иначе я бы тебе сказала.

— Утеллена? — встрепенулся Солдат. — Ты не спишь?

Подойдя к нему, молодая женщина улеглась рядом. Солдат ощутил запах ее волос, вымытых какими-то лесными травами и издающих сладостный аромат, что, признаться, сильно воздействовал на его решимость хранить верность жене. И все же Солдат повернулся к Утеллене спиной.

Где-то неподалеку насмешливо крикнул филин.

— Ты находишь меня отталкивающей? — спросила Утеллена. — Я для тебя только женщина из сточной трубы?

Солдат уселся на земле. Филин продолжал издеваться над ним.

— Утеллена, я считаю тебя очень привлекательной. Именно поэтому я отвернулся. Ты же знаешь, я женат…

— Твоя жена тебя не любит, — разочарованно произнесла Утеллена. — Она тебя прогнала. И твой брак еще не осуществлен.

— И все же я не могу. Понимаю, это глупо. Большинство мужчин расстались бы с правой рукой за одну ночь с такой женщиной, как ты. И всего неделю назад я был бы одним из них, Но сейчас боги скрепили союзом двух человек, и один из них — я. Это часть того, какой я есть. Я не могу все отбросить. И еще — я должен любить женщину для того, чтобы разделить с ней ложе, в противном случае это действие для меня ничего не значит. Извини.

Прижавшись к нему, Утеллена крепко обвила его руками.

— А меня ты не любишь? — спросила она, не выпуская его из своих объятий. — Ты меня ненавидишь?

— Нет, не ненавижу. Ты мне очень нравишься — я буду тебе братом, но не возлюбленным.

Филин крикнул особенно громко, и Солдат стиснул зубы. Ему действительно очень нравилась Утеллена, и он мог бы полюбить ее, если бы не появилась другая женщина. Но эта женщина появилась, и теперь Солдата от всех остальных женщин на свете отделяла стальная дверь.

Солдат чувствовал себя отвратительно. Выйдя из шалаша он уселся на корень могучего дерева. Лес был залит серебристым лунным светом. Вдруг со всех сторон налетели лесные феи размером меньше дрот. Они буквально облепили Солдата: прозрачные крылья пронзительно жужжали, крошечные глазки горели огнем, горячие пальчики больно щипали острыми ногтями. Убедившись, что он стойко терпит их проказы, феи принялись покусывать его тело, возбуждая в нем вожделение. Чем старательнее Солдат стряхивал их с себя, тем больше они ему досаждали. В конце концов он сдался. Распаленный страстью, он вернулся в шатер и попытался заснуть, но его не оставляли живые картины: они с Утелленой катаются по ковру мягкого мха среди корней гигантского граба, слившись в пылких объятиях любви.

Солдат заснул лишь под утро, так и не нарушив обет воздержания. Он сохранил верность даме своего сердца, и эта мысль стала для него источником утешения.

Утеллена проснулась раньше мальчика.

— Ты меня прости, — сказала она. — Я не должна была приставать к тебе ночью. Я перед тобой очень виновата. На меня… на меня что-то нашло. Наверное, это отголоски влияния отца мальчика. Время от времени оставшиеся во мне его частицы толкают меня на самые необъяснимые поступки.

19
{"b":"11566","o":1}