ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока Солдат обдумывал этот план и осуществлял необходимые приготовления, до него доносились крики из лагеря, но перед тем как вернуться к Утеллене и мальчику, он должен убить Гарнаша. То-то они будут удивлены!.. Солдат гадал, достаточно ли длинное лезвие у его ножа для того, чтобы отрезать, вепрю голову и принести ее с собой в качестве доказательства своей победы. Впрочем, об этом можно побеспокоиться позже.

Взобравшись на дерево, Солдат уселся в разветвлении ствола, держа в руке лиану. Сверху ему была хорошо видна куча листьев, которой он прикрыл петлю.

Он ждал.

Ждал.

Начало смеркаться.

Наконец внизу послышалось фырканье и пыхтение, не слишком громкое. Определенно это была какая-то дикая свинья, кабан, но разобрать, Гарнаш это или кто-то другой, пока что было нельзя. Вдруг ветви кустарника раздвинулись, и на покрытую сумерками поляну выбежало огромное животное, бесшумно скользящее большой тенью, — громадный черный вепрь.

Когда Солдат увидел это чудовище, его сердце пропустило удар. Действительно, настоящий гигант — огромный живот, покрытый щетиной, почти касался земли. Здоровенная голова была размером с присевшего взрослого человека, а на затылке и плечах висели толстые складки кожи. Солдату со своего места были хорошо видны полчища дохлых мух, запутавшихся и раздавленных в них. В плоском рыле чернели двумя пещерами ноздри. Нижнюю челюсть зверя окаймляла полоска черных жестких волос, напоминающая человеческую бороду, а над ней торчали два длинных желтых клыка. Над приплюснутым пятаком сверкали умные, но совершенно беспощадные глазки. Это злобное создание готово было без сожаления расправиться с любым живым существом.

Чудовище подалось вперед, принюхиваясь, и вдруг, к ужасу Солдата, поднялось на задние ноги.

Солдат завороженно застыл от страха. Громадный зверь стоял, показывая розовое брюхо с застывшим в готовности членом, и внимательно оглядывал поляну, В нем было не меньше двенадцати футов роста. Вепрь всматривался в заросли холодными злобными глазками, выискивая добычу. Трясясь от ужаса на верхушке дерева, Солдат недоумевал, как ему могло взбрести в голову сразиться с таким могучим противником.

Шаг, два шага, три шага… Зверь неуклюже шел вперед, поворачивая в стороны гигантскую куполообразную голову, всматриваясь и принюхиваясь. Из приоткрытого рта, в котором виднелись два ряда почерневших зубов, пенясь, вытекала слюна.

Гарнаш снова принюхался.

Вдруг зверь поднял взгляд вверх, к разветвлению дерева, где притаился Солдат, и через несколько мгновений его челюсти скривились в выражение, которое можно было бы назвать усмешкой, если бы только речь не шла о свином рыле. Гарнаш увидел свою добычу, спрятавшуюся высоко на дереве, и это его, похоже, нисколько не смутило.

Огромное чудовище снова опустилось на все четыре ноги. Отбежав на противоположный край поляны, оно бросилось вперед и со всего размаху налетело лбом на дерево. Череп в дюйм толщиной, за которым находилась целая тонна живого веса, с громким стуком врезался в ствол. Казалось, сама земля содрогнулась, и отголоски этого сотрясения раскатились по всему миру. Солдат что есть силы вцепился в ветку. Дерево, на котором он сидел — могучий дуб, старый, развесистый, — закачалось словно осина, получившая удар каменной глыбой. Несколько гнилых ветвей обломилось, желуди дождем пролились на поляну, корни затрещали. Просто чудо,

Солдату удалось удержаться наверху. Его положение было таким же уязвимым, как у птичьего гнезда, свитого на тонкой ветке,

В это мгновение Солдат увидел, что вепрь наступил задней ногой на кучу листьев, прикрывавшую петлю. Он быстро дернул за лиану. На бедре чудовища затянулся аркан. Жутко вскрикнув от ярости, Гарнаш бросился в кусты.

Секунду-другую Солдату казалось, что его замысел удался. Но это чувство бесследно исчезло, как только зверь отбежал достаточно далеко и натянул лиану. Гарнаш побежал дальше. Дерево его не остановило. Оно начало гнуться. Корни вырывались из земли. В конце концов разъяренный вепрь выдернул могучее дерево. Солдат отчаянно цеплялся за ветви, но когда дуб наклонился слишком сильно, он сорвался вниз. Солдат свалился как камень прямо на твердый хребет Гарнаша. Пытаясь удержаться, он ухватил пучок жесткой щетины, напоминающей длинные иголки, и вырвал волосы с корнем. Гарнаш издал пронзительный вопль.

Перепуганный до смерти Солдат побежал куда глаза глядят.

Гарнаш бросился за ним. Лиана, привязанная к дереву, натянулась. Огромный вепрь, ревя от ярости, напрягся изо всех сил. В конце концов, когда дуб наконец рухнул на землю, лиана лопнула, и Гарнаш неуклюже засеменил за своей добычей. Но Солдат успел намного его опередить. Он улепетывал, подгоняемый страхом, ломился напрямую сквозь кусты, перепрыгивал через ручьи, обегал стволы деревьев. Солдат бежал до тех пор, пока не разглядел в покрытой сумерками зелени огонька костра. Наконец он, задыхаясь, выскочил на поляну.

— Скорее, — переведя дыхание, крикнул Солдат. — Залезайте на дерево — за мной гонится Гарнаш!

Мальчик и Утеллена, не двинувшись с места, изумленно глядели на него. Солдат тоже посмотрел на себя, ожидая увидеть, что у него не хватает ноги или по крайней мере руки. Но нет, с ним все было в порядке, если не считать того, что он был с ног до головы перепачкан красной грязью.

— Разве вы не слышали, что я сказал? — крикнул он, испуганный их бездействием. — Вепрь гонится за мной по пятам! Смотрите, — Солдат протянул длинные волоски, вырванные из щетины на затылке зверя, — вот доказательство того, что я говорю правду. Ну же, быстрее, быстрее!

Молодая женщина и ребенок сидели неподвижно, и наконец мальчик произнес:

— Гарнаш сюда не придет.

— Почему? Откуда такая уверенность?

— Из-за костра, — пояснила Утеллена. — Гарнаш, как и большинство диких зверей, боится огня.

Утеллена говорит правду. Вряд ли гигантский зверь рискнет приблизиться к самому страшному оружию человека. Одного запаха дыма достаточно для того, чтобы обратить обыкновенное животное в бегство. Но Гарнаш не обыкновенное животное. А что, если огонь для него значит не больше, чем для человека?

— Ты уверена? — выпалил Солдат, обращаясь к Утеллене.

— А как ты думаешь, в противном случае я бы стояла спокойно здесь?

Все еще охваченный дрожью, Солдат подсел к костру. Бегство от разъяренного чудовища отняло у него последние силы. Откинувшись на спину, он уронил голову на дерн и заснул. Солдат смутно помнил, что через какое-то время его разбудили и накормили бульоном из зайчатины. Затем его оставили в покое и дали возможность спать до самого утра.

Солдата разбудили доносившиеся издалека звуки труб и барабанная дробь.

— В Зэмерканде что-то случилось, — сказала Утеллена. — В городе оживление.

— Нам слышно на таком расстоянии? — спросил Солдат.

— Ветер дует с юга и доносит звуки с равнины.

— Что за шум?

Мальчишка, которого происходящее, похоже, заинтересовало гораздо больше, чем его мать, сказал:

— Война. Это военные трубы.

Усевшись на земле, Солдат тряхнул головой, затем направился к ручью. У него в ушах по-прежнему стоял далекий гул фанфар. Умывшись, он вернулся к костру, где уже была разогрета скудная трапеза, и поел, запивая зайчатину холодной водой. Утолив голод, Солдат повернулся к мальчику и снова заговорил о трубах:

— Значит, война?

— Вероятно, с людьми-зверями, а может быть, с ханнаками или датичеттами, — ответил мальчик. — Но скорее всего наша армия выступает в поход на людей-лошадей или людей-диких собак. Люди с головами зверей живут на севере, в стране Фальюм. В последнее время они спускаются с горных перевалов, угрожая собраться большими силами и напасть на город. Если им удастся уладить внутренние распри и объединиться, они станут грозным врагом. К счастью для Гутрума, кланы Фальюма постоянно ссорятся между собой. Помимо своей воли, они делают для нас доброе дело, служа буфером между нами и чужеземцами.

— А чем страшны чужеземцы? Я сам прибыл издалека.

21
{"b":"11566","o":1}