ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мальчик пожал плечами.

— Такими они созданы.

— А люди-лошади и люди-собаки? — спросил Солдат. — Они варвары?

— Можно сказать и так. Один из них виновен в том, что уничтожил красоту принцессы Лайаны, сестры королевы, твоей жены. Ее изуродовал человек-дикий пес Вау. Эти страшные шрамы, что ты видел у нее на лице, оставлены зубами Вау.

Внезапно в душе Солдата вскипела ярость.

— Ее кто-то покусал? А я думал, виной всему пожар. Как это произошло?

— Принцесса Лайана выехала на любимой пегой кобыле охотиться с ястребом. Ее немногочисленная свита случайно наткнулась на отряд грабителей. Один из людей-собак прыгнул на принцессу и вонзил зубы в правую половину ее лица. Для того чтобы освободить Лайану, челюсти Вау пришлось разжимать мечом. Свита была настолько озабочена состоянием принцессы, что Вау, несмотря на серьезные раны, удалось бежать. А твоя жена так и не смогла полностью оправиться от нападения. Это наложилось на ее безумие, порожденное другой причиной.

Распаленный рассказом, Солдат вскочил на ноги.

— Я должен принять участие в этом походе! — воскликнул он, и в его голосе прозвучал праведный гнев. — Я обязан отыскать человека-пса Вау и убить его. Наконец происходящее у вас в стране стало и моим делом.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В то время как Солдат произносил торжественную клятву перед немногочисленной аудиторией из двух потрясенных слушателей, принцесса Лайана встала с кровати.

Ее спальня находилась под самым куполом Зеленой башни, сделанным в виде бутона тюльпана. На крепостных стенах, которые принцессе было хорошо видно из четырех окон, забранных белыми чугунными решетками, чтобы она в припадке безумия не выпрыгнула вниз и не разбилась, трубачи и барабанщики исполняли военные марши. В перерывах между ревом труб и грохотом барабанов в спальню Лайаны доносилось воркование голубей на крышах дворца. Эти звуки были несовместимыми: символы войны и мира, бок о бок, спорящие между собой и требующие внимания.

Спальня Лайаны, подобно спальне ее сестры во Дворце Птиц, была обита мягким материалом. Дверь всегда запирали снаружи слуги. Все это также было вызвано безумием принцессы. Она не могла покидать свою опочивальню и бродить по замку ночью, когда стражники и горничные не так внимательны, как днем.

Но сегодня Лайана была в здравом уме, и этот период должен был продлиться не меньше двух-трех недель, поскольку она только что оправилась от страшного приступа, затмившего ее рассудок. Припадки безумия всегда чередовались с непродолжительными передышками. Это было очень жестоко по отношению к принцессе, поскольку промежутки просветления вселяли в нее ложные надежды. Чем дольше они продолжались, тем больше крепла уверенность принцессы, что сумасшествие отступило навсегда. Но рано или поздно болезнь возвращалась, набрасываясь на ее разум и душу. Припадки истощали Лайану физически и духовно; ей становилось страшно при мысли о том, что она сделала или могла бы сделать, находясь в буйном помешательстве.

Принцесса в шифоновой ночной рубашке подошла к окну. На подоконнике устроилась стайка белых голубей с пышными хвостами. Увидев девушку, птицы взмыли в воздух. Лайана обрадовалась этому — однообразное воркование ей надоело.

— Какое прекрасное утро, — промолвила девушка, глядя на прозрачное голубое небо. — Пусть так продолжается вечно.

Но тут снова затрубили фанфары, загремели барабаны, к ним прибавился грохот трещоток.

Вдруг Лайана вспомнила, что теперь она замужем за совершенно незнакомым мужчиной.

Что ею двигало? Сострадание? Или же она испытывает какое-то чувство к Солдату? Принцесса находилась в смятении. Проще всего было бы сказать, что она не знала, что у нее на уме. На самом деле большую часть времени собственный ум ей не принадлежал. Однако в прошлом Лайана не позволяла своим чувствам диктовать ей, как себя вести. Ее предыдущие два супруга — да обретут их души покой — были выбраны не по любви, а за твердый характер. Лайана надеялась, что у них хватит сил сдерживать ее дикие вспышки безумной ярости. Как она ошибалась! Но Солдат совсем другой.

Что бы ни считали Кафф, королева и другие, впервые принцесса встретила его не на улице, сидя в носилках. Первый раз она увидела Солдата, охотясь верхом среди лесистых холмов на юге.

В промежутках между припадками сумасшествия и исключительно в светлое время суток Лайане предоставлялась относительная свобода передвижения в пределах городских стен. Королева надеялась, что, если с ее сестрой в это время случится приступ, рядом окажутся рабы, стражники, слуги, которые доставят принцессу во Дворец Диких Цветов. Однако тайком от старшей сестры, пугая и огорчая слуг, не выдававших этого секрета королеве, Лайана время от времени ускользала от своих опекунов.

В этих случаях она направлялась к кузнецу по имени Бутро-батан, с которым подружилась еще в детстве, когда он подковывал ее любимую пегую кобылу.

Бутро-батан был огромный, нескладный великан с громадными руками и массивной головой, сидевшей прямо на широких плечах; когда кузнецу требовалось посмотреть в сторону, он поворачивался всем телом. Кожу на его лице и плечах испещряли крохотные оспинки от ожогов, оставленных раскаленными искрами. Бутро-батан отличался недюжинной силой и крутым нравом, и его побаивались, хотя никто не мог припомнить, чтобы он когда-либо обращал свои кулаки против другого человека. При этом кузнец, подковывая могучих тягловых лошадей, обращался с ними нежно, словно с котятами. Принцессе Лайане, впервые приведшей свою лошадь к Бутро-батану, было столько же лет, сколько его дочери, когда та погибла от рук объятой ужасом толпы.

Дочь кузнеца была убита на рынке, когда у нее на губах выступила пена. Перепуганная толпа забила девочку камнями, решив, что в нее вселился демон. На самом деле эти приступы были вызваны тем, что ребенок в детстве постоянно играл в раскаленной кузнице. Однажды такой приступ случился, когда девочка пошла одна на рынок, и находившихся рядом людей охватила паника. Кузнец горько переживал гибель дочери и, разумеется, винил во всем себя. На его запястье темнели следы от ожогов: он прикладывал к ним раскаленное докрасна железо, наказывая себя за недосмотр.

Бутро-батан был всегда готов услужить принцессе. В конюшне за кузницей он держал пегую кобылу и охотничьего ястреба, а также оружие и одежду. Еще кузнец начал ковать для принцессы легкие красивые доспехи, поскольку Лайана выразила желание отъезжать еще дальше от Зэмерканда, а он хотел по возможности защитить ее от опасностей. Бутро-батан прекрасно понимал: если королева прознает о том, что он помогает ее младшей сестре на время сбрасывать оковы, налагаемые королевским происхождением и болезнью, его предадут страшной смерти. Впрочем, он уже не беспокоился о таких неизбежных вещах, как смерть.

И вот случилось так, что принцесса Лайана в один из своих тайных выездов на охоту, укутанная в синюю холстину, скрывающую ее изящные формы, наткнулась на рыцаря. У нее на глазах он поднялся с земли, словно очнувшись от глубокого сна, и недоуменно огляделся по сторонам. Поговорив с самим собой, рыцарь направился к девушке, оборванный, окровавленный, все еще не пришедший в себя, с болтающимися на поясе пустыми ножнами.

— Парень, — спросил он, — здесь произошло сражение?

— Какое сражение? — удивилась принцесса.

Незнакомец действительно выглядел так, словно недавно принимал участие в битве. На это указывал не только его внешний вид, но и сильнейшая усталость. Голубые глаза рыцаря очаровали принцессу. Она до сих пор не могла решить, не было ли в них колдовства. Что с ней случилось — она подпала под действие заклинания или же наконец ее терзают муки любви? Девушка не верила в то, что последнее возможно. Окружающие постоянно твердили принцессе Лайане, что у нее холодное сердце, что она никогда не сможет любить никого, кроме себя. Со временем девушка начала сама в это верить.

— Ты пошла в отца, — говаривала ей нянька, уже давно умершая. — У тебя ледяное сердце. Держи его всегда замороженным, малышка, тогда тебя никто и никогда не обидит.

22
{"b":"11566","o":1}