ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как ей удалось сюда попасть? — спросила Дриссила. — Мы закрыли ее в своей спальне. Мы всегда запираем дверь на ключ.

— Должно быть, она забралась через дымоход на крышу, — сказал Солдат, — а затем проникла ко мне в комнату в окно.

Солдат надеялся, что его любовь к Лайане — а также ее любовь к нему — возымеет целительное действие. Теперь он воочию убедился, что тешил себя пустыми иллюзиями. Если бы не волшебные ножны, он бы погиб.

Солдат поделился этими печальными мыслями с Дриссилой. Та покачала головой.

— Мой господин, на госпоже лежит проклятие. Если бы это был лишь недуг, можно было бы надеяться на исцеление. К несчастью, мы имеем дело с колдовством.

— В таком случае мы должны найти способ разрушить злые чары!

В окно ударили первые лучи утренней зари. Солдату пора было идти. Одевшись, он перепоясался своим новым мечом и вышел из дворца. Пустынными улицами Солдат направился в противоположный конец города. Сонные стражники у ворот встрепенулись было, увидев подозрительного путника, но, разглядев лейтенантский мундир, неохотно козырнули.

Оказавшись за городской стеной, Солдат направился к красным шатрам. Пройдя мимо часовых, он вошел в шатер Орла и, отыскав спящую Велион, разбудил свою подругу.

— Ты мне нужна, — шепнул Солдат.

— Что, сейчас? — пробормотала молодая женщина, усаживаясь на кровати и протирая заспанные глаза. — Мы бы могли переспать в походе. Это было бы гораздо романтичнее.

— Нет-нет, я имею в виду совсем другое. Ты забыла, я ведь мужчина женатый.

— Мне доводилось спать и с женатыми.

— Слушай, ты нужна как секундант на дуэли. На рассвете мне предстоит поединок с капитаном имперской гвардии.

Велион посмотрела в сторону полога шатра.

— Уже светает.

— Вот почему надо поторопиться.

— Хорошо.

Соскочив с койки, молодая женщина обнаженной подошла к чану с водой и плеснула себе в лицо. Солдат отметил, какая она высокая и стройная, но в то же время очень медлительная. Он нетерпеливо переминался с ноги на ногу.

— Нельзя ли побыстрее?

Велион в негодовании посмотрела на него.

— Не могу же я отправиться на поединок в таком виде, будто меня только что вытащили из мусорного ведра!

Наконец Велион оделась и привела себя в порядок. Боевые товарищи выскользнули из шатра и направились к крепостным стенам.

— А теперь расскажи подробнее, что случилось, — попросила Велион.

— Есть человек, который меня ненавидит, — капитан имперской гвардии Кафф. Он любит мою жену. Вчера я вызвал его на поединок.

— Только потому, что он любит твою жену?

— Нет, потому, что он привязал меня к колесу телеги с гнилыми овощами и избил на глазах у толпы.

Велион одобрительно кивнула.

— Это гораздо более веская причина для поединка. Я убила бы любого, кто поступил бы так со мной.

Солдату на плечо опустился ворон.

— Только тебя еще тут не хватало, — проворчал Солдат. — Убирайся, у меня нет времени.

Птица с оскорбленным видом поднялась в воздух. Велион вопросительно посмотрела на Солдата, но ничего не сказала.

Наконец товарищи подошли к тому месту, где их ждали гвардейцы. Увидев среди них кавалерийского офицера, вчера избившего его хлыстом, Солдат сверкнул глазами.

Кафф стоял чуть поодаль, обнаженный по пояс, рассекая мечом воздух. Его длинные волосы, чтобы не попадать в глаза, были забраны сзади в хвостик. Солдат отметил, какими накачанными были руки и грудь Каффа — и какими тощими его бедра и лодыжки. Нижняя половина тела капитана никак не соответствовала верхней.

Судя по всему, Кафф занимался с тяжестями, но не обращал внимания на ноги.

— А мы уже начали бефпокоитьфя, что ты не придешь, — прошепелявил кавалерийский офицер. — Ты вфегда так опавдываешь?

— Радуйтесь, что я вообще пришел, — ответил Солдат. — Насколько мне помнится, капитан Кафф отказался принять мой вызов. Кажется, он не верил, что я офицер и, значит, достойный противник капитану имперской гвардии.

— О, — сказал кавалерист, — равумеетфя, мы это проверили. Пофкольку ты дейфтвительно получил офицерфкий чин — хотя одни колдуны внают, как и ва что, — ты имеешь право быть офвежеванным. А потом мы подарим твою кожу какому-нибудь ханнаку.

К ним приблизился Кафф.

— Я был уверен, что ты лежишь пластом и не можешь встать. Вот почему ты опоздал.

Солдат недоуменно поднял брови.

— Ты имеешь в виду те незначительные царапины, что я получил вчера вечером? Но это же сущие пустяки. Если я и испытывал некоторые неудобства, все быстро прошло, как только моя жена обработала ссадины.

Во взгляде Каффа сверкнули молнии.

— Твоя жена?

— Ну да. Вчера вечером мы с принцессой Лайаной с небольшим запозданием справили свадьбу. Разве ты не получил приглашение? Какая досада! Приношу глубочайшие извинения.

Капитан заскрежетал зубами.

— А я как раз с теплого супружеского ложа, — добавил Солдат, сознательно провоцируя противника. — Должен признаться, мне очень хотелось остаться, но моя молодая жена настояла на том, чтобы я защитил свою честь и проучил этого — как она выразилась? — этого самодовольного борова.

— Ты назвал меня свиньей?

— Что ты, я только повторил слова своей жены.

Кафф тряхнул головой.

— Она бы ни за что на свете так не сказала, Я не верю, что вы провели ночь вместе. Пусть эти лживые слова превратятся в пепел и застрянут у тебя в горле, чтобы ты задохнулся. Лайана говорила мне, что не желает даже видеть тебя. Она вышла замуж исключительно из сострадания, чтобы спасти тебя от неминуемой смерти. Такие чувства испытывает нежная душа к бедному зверьку, попавшему в ловушку обстоятельств. С таким же успехом ты мог бы быть воробьем, застигнутым ураганом, или зайцем, запутавшимся в силках. Лайана всегда жалеет несчастных созданий. Но мне, настоящему мужчине, подобные чувства чужды. Я предпочитаю одним ударом избавлять жалкие твари от мучений.

— Мускус, сандаловое дерево и амбра, — ответил Солдат, взбешенный оскорбительными словами капитана. — Не сомневаюсь, смесь этих трех ароматов вызовет у тебя в памяти нечто такое, что дорого нам обоим.

Кафф побагровел от гнева.

— Я выпотрошу тебя как рыбу, — прошипел он.

— Нет, капитан, — наконец нарушила молчание Велион. — Вы будете соблюдать правила дуэли. Именно для этого я здесь и нахожусь.

Кафф недовольно поморщился.

— А это еще кто такая? — спросил он.

— Мой секундант, — ответил Солдат. — Воин из красных шатров.

— Я и сам вижу. Но она не офицер;

— Разве это так важно? — сказал Солдат. — По-моему, нет.

— Ладно, хватит болтать! — воскликнул кавалерист. — Пора переходить к делу. Фолнце уже давно ввошло.

— Полнофтью ф вами фоглафна, — передразнила его Велион.

Кавалерийский офицер сверкнул глазами, а молодая женщина подмигнула ему в ответ.

На зеленую траву упал красный платок, и поединок начался.

Сперва противники действовали осторожно, кружа друг вокруг друга и делая обманные движения. Постепенно, решив, что соперник достаточно хорошо изучен, они стали обмениваться более серьезными ударами, нацеленными в голову и грудь. Велион, следившая за Каффом, поняла, что он не удовлетворится, нанеся своему противнику не смертельную рану. Капитан имперской гвардии целился исключительно в голову. Солдат, напротив, старался поразить более крупную цель — торс.

Противники сражались молча, но это не снижало накала поединка. Внезапно Кафф, попав ногой в крысиную нору, потерял равновесие и упал на спину. Его товарищи, увидев, что капитан находится всецело во власти своего противника, ахнули от ужаса. Но Солдат, отступив назад, опустил меч, позволяя сопернику подняться с земли.

У Велион вырвался стон.

— Что ты наделал! — воскликнула она. — Он же был у тебя в руках!

Солдат только покачал головой.

Снова со звоном скрестились мечи, пугая пробуждающихся птиц. Поединок продолжался с переменным успехом, и наконец Каффу показалось, что противник начинает терять силы. Шагнув вперед, он взмахнул мечом, собираясь обезглавить Солдата. Острое лезвие со свистом вспороло воздух, двигаясь параллельно земле на уровне плеч Солдата. Зрители затаили дыхание, ожидая кровавой развязки. Мгновение казалось, что у Солдата нет никаких шансов парировать удар.

39
{"b":"11566","o":1}