ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ханнаки! — в ужасе воскликнул он.

Их было пятеро: огромные, свирепые. Защищаясь от холода, ханнаки надели вместо своей излюбленной одежды из человеческой кожи куртки из меха животных. Лишь у одного из них на голове что-то было: нижняя челюсть какого-то несчастного, чья борода стала украшением ханнака. Спэгг заявил, что это предводитель.

Вождь ханнаков имел устрашающий вид. Его челюсть была свернута вправо, отчего все лицо казалось кривым, оторванная нижняя губа открывала зубы и десны. Уже то, что ханнаку удалось выжить после такого страшного удара, свидетельствовало о его силе.

Теперь, перед лицом настоящей опасности, Солдат пожалел, что поторопился и отдал Спэггу волшебную кольчугу.

— Ханнаки приближаются, — пробормотал он. — Ты надел кольчугу? Ту самую, заколдованную, спасающую от верной смерти?

— Нет, на мне только куртка. Про кольчугу я совсем забыл. Она там, в сумке на муле.

Солдат решил было сбегать за кольчугой, но передумал. Он тоже был в одной куртке, опушенной мехом. Нагрудник остался привязанным к седлу; носить его все время было тяжело, кроме того, на морозе голые пальцы прилипали к железу. Что ж, придется встретить ханнаков без доспехов.

Грохоча копытами, лошади неслись вперед.

Они промчались по костру, и конь предводителя опрокинул копытом котелок с варевом. Лошади Солдата и Спэгга, привязанные к дереву неподалеку, тревожно заржали и попятились, освобождая дорогу коренастым лохматым лошадкам ханнаков, с выкрашенными охрой боками и мордами. Злобные скуластые лица молча уставились на двоих людей, прижавшихся спинами к гранитному утесу.

Пустив своего коня медленным шагом, предводитель выехал вперед. Солдат присел в боевой стойке, показывая всем своим видом решимость драться до конца.

Обернувшись к воинам, вожак ханнаков что-то крикнул им громким, резким голосом. Один из них хрипло рассмеялся, остальные улыбнулись. Но это были не те улыбки, что дарит мать своему ребенку или друг лучшему другу. Эти улыбки напоминали отвратительные свирепые ухмылки. Громко крича, ханнаки принялись крушить маленький лагерь.

— Почему они так вопят? — шепнул Солдат, обращаясь к Спэггу.

— У них очень маленькие уши, — ответил тот.

Солдат присмотрелся. Торговец говорил правду. Уши ханнаков напоминали крошечные ракушки.

И вдруг, когда предводитель подошел совсем близко, Спэгг метнул свой кинжал. Солдат поразился, насколько молниеносным было это движение. Рука рыночного торговца мелькнула вверх и вниз, и острое лезвие, сверкающим кругом пролетев по воздуху, глубоко застряло в горле ханнака. Предводитель выпучил глаза, словно изумляясь смелому поступку. Затем, вскинув руки, он выдернул нож. Из зияющей раны хлынул бурлящий поток крови. Ханнак протянул дрожащую руку к своему мечу, затем, пошатнувшись, на глазах у потрясенных воинов сполз с седла и свалился в тлеющий костер. Дернувшись, он затих, а его меховая куртка занялась огнем, отравляя свежий воздух отвратительным запахом горелой шерсти.

Остальные ханнаки пришли в смятение. Они приготовились напасть на стоящих у скалы людей, решив предварительно покричать друг на друга и на своего противника.

— Ну вот, ты все испортил, — пробормотал Солдат. — А я как раз собирался предложить им сделку.

— О чем ты? — спросил Спэгг, доставая откуда-то из складок одежды второй кинжал и взвешивая его в руке. — Расправившись с нами, ханнаки и так смогут забрать все.

— Я хотел предложить им кое-что из наших переметных сум, специально захватил с собой… Теперь все бесполезно. Мы убили одного из них. Ханнаки не отстанут от нас до тех пор, пока не отомстят за смерть предводителя.

— Ха, ты не знаешь ханнаков. Скорее всего они терпеть не могли своего вожака. Они совсем не похожи на нас. Месть у них стоит далеко не на первом месте. Больше всего ханнаки любят грабить и насиловать.

— Но тщеславие им тоже не чуждо?

— Это их наипервейший грех.

Спэгг достал левой рукой еще один нож из потайного кармана.

— И много их у тебя? — поинтересовался Солдат.

— Столько, сколько может понадобиться, — последовал уклончивый ответ.

Наконец ханнаки, перестав ругаться между собой, двинулись на противников, однако Солдат поднял руку.

— Ты говоришь на их языке? — шепотом спросил он у Спэгга.

— Немного.

— Тогда скажи, что я хочу предложить им сделку. Пожав плечами, Спэгг что-то прокаркал.

Конные ханнаки неумолимо надвигались вперед, размахивая боевыми топорами и булавами.

— Скажи им, что если они оставят нас в покое, их гладкие черепа обретут растительность.

Вздохнув, Спэгг снова пожал плечами, но передал ханнакам слова Солдата.

Четверо всадников, остановив коней, недоуменно переглянулись.

— Отлично, — заметил Спэгг. — Ты пробудил в них любопытство.

— Скажи, что я исцелю их лысины, но они должны дать слово отпустить нас на все четыре стороны.

— Надеюсь, ты не собираешься их обманывать, — испуганно прошептал Спэгг, — иначе нас разрежут на маленькие куски и съедят. Ты что, колдун?

Все же он довел до ханнаков предложение Солдата.

Лысые всадники начали совещаться. Обмен мнениями сопровождался бурными эмоциями. Ханнаки орали друг на друга, размахивая руками и угрожая оружием. Тыча в двух людей, стоявших у скалы, они смачно плевались на землю. Наконец один из них что-то крикнул Спэггу, и в его голосе прозвучала угроза.

Торговец, улыбнувшись, кивнул.

— Он хочет перейти к делу. Но он предупредил, что если ты солгал, он медленно вспорет тебе живот, обмотает тебя собственными внутренностями, а затем заставит идти до тех пор, пока ты не упадешь.

— Достаточно справедливо, — заметил Солдат. — Как ты думаешь, им можно верить — они нас отпустят?

— Понятия не имею. Выбора у нас нет, ведь так?

Убрав в ножны Ксанандру, Солдат медленно подошел к своему коню. Ханнаки пристально следили за каждым его движением, готовые к любой неожиданности. Развязав седельную сумку, Солдат начал доставать из нее волосатые предметы, закупленные перед самым путешествием. Любопытство ханнаков нарастало. Вытащив четыре предмета, Солдат шагнул к всадникам.

— Парики! — воскликнул Спэгг. — Так вот что было у тебя в сумке!

Это действительно были четыре парика — два черных, два каштановых. Ханнаки с неподдельным интересом смотрели на незнакомые вещи. Один из них, взяв парик, надел его на голову задом наперед, так что длинные волосы закрыли ему лицо. Солдат знаками показал, что парик нужно перевернуть. Ханнаки, поняв, что к чему, громко закричали, и их товарищ, последовав совету, надел парик как нужно. Расправив ему искусственные кудри, Солдат предложил посмотреться в зеркало, которое он достал из той же сумки. Изучив свое отражение, ханнак завопил от радости и принялся разъезжать перед друзьями, выставляя напоказ новообретенную красоту.

Его друзья, потребовав свои парики, тотчас же их получили. Крича и улюлюкая, ханнаки тыкали друг в друга пальцами. Они уже начали спорить по поводу цвета париков. Судя по всему, каштановые волосы им нравились больше черных, но легкая зависть не перерастала в ссору. Обменявшись париками, ханнаки поочередно перемерили все, удовлетворенно бормоча.

Пока продолжалось это представление, Солдат и Спэгг, быстро собрав пожитки, приготовились тронуться в путь. Солдат до сих пор никак не мог выбросить из головы то, что в углях догорающего костра лежит мертвец. Действительно, ханнаки забыли о предводителе, если не считать того, что один из них, спешившись, сорвал с головы убитого украшение из бородатой нижней челюсти и прикрепил его к седлу своего коня. Но это означало только то, что в настоящий момент их мысли заняты другим.

Собравшись, Солдат и Спэгг оседлали лошадей и как можно незаметнее поехали прочь от лагеря. Ханнаки, поглощенные исследованием своих новых скальпов, не обратили на них никакого внимания. Когда Солдат и Спэгг отъехали уже ярдов на пятьдесят, один из ханнаков, спохватившись, что-то крикнул, указывая в их сторону булавой. Остальные, повернувшись, долго смотрели на двоих путников, а затем снова вернулись к прерванному состязанию в громкости глоток, забыв о том, что эти люди только что убили их предводителя.

51
{"b":"11566","o":1}