ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Радуясь тому, что удалось так легко отделаться, Солдат тем не менее возмущался безразличием ханнаков по отношению к вождю.

— Такое впечатление, как будто теперь он для них не больше, чем кусок мяса, — заметил он.

— А так оно и есть, — ответил гутрумит. — Просто мертвая туша. Я же тебе говорил, месть ханнаков нисколько не интересует. Для них главное — добыча. Пока мы собирались, они жадно таращились на наши пожитки. Я краем глаза следил за ними. Если бы у нас было еще что-нибудь такое, что заинтересовало бы их, они быстренько бы это отобрали. И все же нам повезло, что мы отделались так легко. На самом деле у ханнаков просто сегодня хорошее настроение. В следующий раз, несмотря на клятвенные обещания, они со спокойной совестью разрубят нас на мелкие кусочки.

Путники постарались отъехать от ханнаков так далеко, насколько позволял короткий световой день. К ночи — а стемнело слишком быстро — они обнаружили, что находятся рядом с деревней на сваях. Деревня стояла на болоте, теперь замерзшем и покрывшемся толстым слоем льда, способным выдержать лошадей. Мерзлые кочки, утыканные засохшими стеблями тростника, были завалены дохлыми крысами и мышами. Судя по всему, после внезапного наступления зимы грызуны умерли с голоду. Суровые холода нагрянули совершенно неожиданно, и животные не успели ни нагулять жир, ни приготовить запасы еды.

За россыпью хижин на сваях возвышалась гладкая отвесная стена из обсидиана, казавшаяся совершенно непреодолимой. Скала поднималась над землей на добрых двести футов и уходила в обе стороны, покуда хватало взгляда. Солдату захотелось узнать, каким образом они со Спэггом преодолеют это препятствие, поскольку обойти его, по-видимому, не было никакой возможности. Однако над этим ему предстоит ломать голову завтра, когда он отдохнет и сможет собраться с мыслями. Солдат был полон решимости найти способ перебраться через стену из вулканического стекла.

— Что это за место? — спросил он, указывая на хижины. — Здесь кто-нибудь живет?

— Нет, деревня брошена. Когда-то здесь жили люди, называвшиеся бееритами — «народом болот», — но больше их здесь не осталось. Они покинули эти места помимо своей воли, когда в окрестных горах поселились боги. Разумеется, беериты не говорили о причине своего исхода, потому что не верили в существование новых соседей. Просто как-то раз они собрались и переселились на равнину, во владения Гутрума. Но там беериты стали стремительно вымирать, и в конце концов от них не осталось ни одного человека. Однако, даже умирая, они отказывались верить в существование таких вещей, как бог, душа и загробная жизнь. Разумеется, в наказание беериты попали в самую страшную часть Потустороннего мира. Говорят, порой можно услышать, как они кричат и ругаются друг на друга в аду.

Солдат посмотрел на деревню, окутанную вечерними сумерками. И действительно, большая часть хижин на сваях, крытых дранкой, была в ужасном состоянии. В крышах зияли многочисленные дыры, в которых свили гнезда птицы. Во всем чувствовалось запустение. Однако даже полуразвалившиеся хижины могли укрыть от непогоды. Солдат приготовился провести ночь в самой уцелевшей постройке на сваях.

После долгих поисков путники нашли более или менее приличную хижину у самой отвесной скалы. Стена обсидиана защищала ее от ветра и дождя. Над входной дверью сохранилось грубое изображение аиста.

— Постоялый двор, — сказал Спэгг. — Если бы все было в порядке, именно здесь мы бы и остановились. Эта хижина предназначена для проезжающих. Об этом говорит знак — изображение аиста.

Оставив лошадей внизу, в крошечном полусгнившем сарае, Солдат и Спэгг по шаткой лестнице взобрались в хижину. Проникнув внутрь, они обнаружили, что здесь довольно уютно. Из болота под сваями доносился сильный запах метана, но в хижине было сухо и опрятно. Ни дохлых крыс, ни даже паутины. Последнее должно было бы насторожить путников, но они не придали этому никакого значения. Посреди хижины имелся каменный очаг, в крыше над ним зияла дыра для выхода дыма. Солдат развел огонь.

Днем Спэгг, не слезая с седла, подстрелил из пращи зайца-беляка. На Солдата это произвело большое впечатление — он успел только увидеть, как комок снега отделился от белой равнины. Спэгг быстро крутанул над головой пращой и выпустил гладкий камешек, подобранный в ручье. Просвистев в воздухе, смертоносный посланец ударился во что-то мягкое, и на белом снегу расцвел алый восход. Теперь можно было не беспокоиться насчет ужина. Солдат постепенно узнавал, что у торговца руками гораздо больше разнообразных навыков, чем он предполагал.

Поздно вечером прилетел ворон, принесший новости из оставшегося далеко Зэмерканда.

— По-моему, тебе будет интересно, — сказала птица. — К твоей жене часто наведывается капитан Кафф. Сдается, он постоянно слоняется возле Дворца Диких Цветов. Разумеется, принцесса почти все время не в своем уме, но все же у нее бывали и минуты просветления. Говорят, она на несколько дней куда-то уезжала с капитаном.

— Неужели я должен выслушивать все эти сплетни, а? — взорвался Солдат, нисколько не обрадованный известиями из Зэмерканда. — Следовало бы убить наглеца Каффа. Теперь я жалею, что не пронзил его мечом — ведь он был у меня в руках.

Помолчав, Солдат недовольно буркнул ворону:

— А ты ведь рад-радехонек, да? Постоянно приносишь черные вести? Порой мне кажется, что ты все это придумываешь, лишь бы досадить мне. Злобное ты создание!

Ворон обиженно нахохлился.

— Думай что тебе угодно. Больше я тебе не буду рассказывать о принцессе.

Взяв себя в руки, Солдат глубоко вздохнул, понимая, что ему необходимо знать о Лайане все, даже самое плохое.

— Извини. Разумеется, ты должен рассказывать мне все.

Спэгг, раскрыв рот, изумленно переводил взгляд с одного собеседника на другого. Несомненно, его поразил этот разговор, точнее, один из говоривших. В конце концов он уставился на черного ворона.

— Что это такое? — спросил торговец руками. — Говорящая птица?

— Это мой ворон, — спокойно ответил Солдат.

— Я ничей, — поправил его ворон. — Мы встретились на опушке леса, когда этот человек очнулся от дурного сна. Он убил змею, собиравшуюся сожрать меня, и с тех самых пор я за ним присматриваю. Кто-то должен за ним присматривать. Без меня он давно пропал бы.

— Колдовство! — мрачно пробормотал Спэгг, поворачиваясь к говорящим спиной и шевеля угли в очаге. — Лично я стараюсь держаться от колдовства подальше.

— В таком случае, — с презрением воскликнул ворон, — засунь свою голову в ящик, чтобы не сталкиваться с тем, чего не понимаешь.

— Все я прекрасно понимаю. Просто у меня нет никакого желания связываться.

Через некоторое время ворон, вылетев через раскрытое окно в ночь, тронулся в обратный путь. Черная птица практически мгновенно затерялась на фоне усеянной звездами черноты. Чистое небо было усыпано незнакомыми Солдату созвездиями. «Я узнаю деревья, могу отличить дуб от вяза, и мой язык без запинки произносит эти названия. В таком случае, почему я совершенно не разбираюсь в здешних звездах? Я их никогда раньше не видел? Я попал сюда из совершенно другого мира? Быть может, кое-что мне здесь знакомо, а кое-что — нет? »

— О чем ты мечтаешь? — нарушил размышления Спэгг. — О своей маленькой принцессе?

Солдат резко обернулся к нему.

— Если еще раз упомянешь мою жену таким тоном, я без раздумья проткну твое сердце…

Он умолк на полуслове, услышав пение ножен. Снова волшебный чехол предупреждал хозяина о возможной угрозе. Солдат, опомнившись, выхватил меч и повернулся лицом к двери, готовый сразиться с незваным гостем.

На пороге хижины появилась фигура. Солдат отскочил назад, а Спэгг испуганно вскрикнул. Это был маленький старичок, сморщенный и сгорбленный, опирающийся на сучковатый посох. Недовольно посмотрев на путников, он нетвердой походкой шагнул вперед.

На старичке был длинный черный плащ до пят, весь в лохмотьях, снизу заляпанный грязью. Когда он шел по комнате, из-под края плаща показывались ноги, и Солдат обратил внимание, что под сандалиями на них надеты теплые красные носки, промокшие насквозь и одеревеневшие от хождения по снегу. Голову старичка покрывала шляпа с мягкими широкими полями, такая, какие надевают монахи, покидая пределы своего монастыря. Рука, сжимавшая посох, была высохшей, похожей на лапу хищной птицы. На каждом пальце блестели серебряные кольца. Другой рукой старичок цеплялся за плащ, словно пытался переложить на него свой вес.

52
{"b":"11566","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кто не спрятался. История одной компании
Августовские танки
Литерные дела Лубянки
Неправильная любовь
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Соблазн
Хищная птица