ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старичок долго молча таращился на Солдата, теребя длинную седую бороду, смерзшуюся на холоде. Казалось, он пытается ее согреть. В результате кончик бороды, оторвавшись, остался у него в руке. Старичок с отвращением посмотрел на клочок, уцелевший у него на подбородке, и швырнул бороду в очаг. Та зашипела, наполняя воздух неприятным запахом паленой шерсти.

— Значит, собираешься пронзить его сердце, да? — прозвенел он металлическим голосом механических часов. — Может статься, пройдет совсем немного времени, и ты пожалеешь об этих словах.

Не обращая внимания на недоуменные взгляды путников, старичок, шаркая ногами, прошел в дальний угол хижины и уселся на пол, подальше от огня.

— Кто ты такой? — спросил Солдат, продолжая сжимать в руке меч. — Почему ты настроен так враждебно?

— Враждебно? — последовал ответ. — А, вижу, у тебя есть какое-то волшебное приспособление, предупреждающее о возможной опасности. Когда-то у меня самого было нечто подобное — когда я еще в этом нуждался. Отвечаю на твой вопрос: я по природе своей недружелюбен. Наш мир — очень опасное местечко. Я должен постоянно быть готовым ко всему. Мое кредо — наносить удар первым.

Положив клюку на пол, старичок потер ладони, звеня кольцами.

— Как тебя зовут? — спросил Солдат.

— Зовите меня Предсказателем погоды. Видите ли, я хожу туда и сюда через небесные двери. Разумеется, я не могу ни на что влиять, зато способен предупредить людей о надвигающейся буре. Я мудрец, предвестник, утешитель, если хотите. Со мной разговаривают деревья. Травы поют мне песни. Я слышу голоса растений. Меня можно встретить в затишье перед ураганом, который снесет твой дом.

— Сюда придет ураган? — всполошился Спэгг. — Прямо к нам? Сегодня ночью?

— Не сейчас, — прозвенел старичок, и в его скрипучем голосе прозвучало презрение. — Тогда, когда будет необходимость.

— Ты же сказал, что сюда надвигается ураган, — возразил Солдат.

— Нет. Я сказал, что знаю, когда он может сюда прийти. Я чувствую по своим костям. Мне сдавливает голову. Волосы на макушке встают дыбом, словно от электрического заряда. В ушах гремит гром, перед глазами сверкают молнии, в легких дует ветер. По жилам разливается хаос. У меня есть свои секреты. Я читаю таинственные письмена, появляющиеся на небесах. Я изучаю космические бури, штормы, бушующие в галактиках, вслушиваюсь в грохот звезд и комет, сталкивающихся в гигантском бурлящем котле вселенной! И вот происходит взрыв, они вырываются из горшка и летят в разные стороны, подобно искрам, высекаемым молотом кузнеца из раскаленной добела подковы. Для меня все это едино. Смена времен года, закрученные вихри вселенной, приливы и отливы бескрайних океанов, землетрясения, наводнения, рушащиеся горы…

— Ты ведьма в мужском обличье! — в ужасе воскликнул Спэгг. — Солдат, не позволяй ему оставаться здесь! Он говорит загадками. Несомненно, это колдун. Если он проведет ночь вместе с нами, утром мы, проснувшись, обнаружим, что превратились в жаб.

Солдат был в растерянности.

— Это правда? Ты колдун? Или жрец из какого-то храма? Кто ты?

— Я тот, кто я есть, и только этим и могу быть.

Возбужденно ломая руки, Спэгг посмотрел на Солдата, ища у него совета.

Но Солдат сам понятия не имел, что делать. Разве можно выгнать старика зимой на улицу? С другой стороны, не исключено, что Спэгг прав. Если они позволят загадочному незнакомцу остаться, кто поручится, что тот не злоупотребит их гостеприимством? У них слишком ответственное задание, чтобы рисковать, связавшись с переодетым колдуном. Кто знает, быть может, это юноша, принявший обличье старика? Способный вынести тяготы зимней стужи? Вокруг полно других хижин. Пусть он остановится в одной из них.

— Ты должен уйти отсюда, — строго произнес Солдат, обращаясь к старику. — Иди в любую другую хижину.

Старик, ничего не ответив, порылся в складках плаща и достал оттуда бумажный пакет. Внутри пакета находилось что-то тяжелое, шевелящееся. Сперва Солдат решил, что там какой-то маленький зверек, наверное, пушистый грызун. Но, приглядевшись внимательнее, он заметил, что движения пакета имеют четкий, размеренный ритм. Пакет пульсировал. Более того, внизу пакета появилось и стало быстро расплываться красное пятно, словно из содержимого пакета вытекала какая-то жидкость. Солдат терялся в догадках.

— Ты слышал? Прошу тебя уйти. Я знаю, что это постоялый двор, предназначенный для путников, но мы тебе не доверяем.

— Я должен остаться здесь, — невозмутимо ответил мудрец. — Ты не понимаешь, как работают эти штуковины, да?

— Мне наплевать на то, как они работают. Ты должен немедленно уйти отсюда.

Обнажив меч, Солдат принял угрожающую позу. Он не собирался делать старику больно, а просто хотел его напугать.

Раскрыв бумажный пакет левой рукой, древний старик засунул правую внутрь и; схватив то, что находилось там, крепко стиснул этот предмет. Солдат тотчас же выронил меч, с грохотом упавший на деревянный пол. Ощутив в левой половине груди пронзительную боль, он непроизвольно прижал к ребрам руку. Его глаза вылезли из орбит, дыхание стало частым и судорожным. Старик снова сжал руку, и боль стала невыносимой. Повалившись на колени, Солдат мучительно застонал.

Спэгг поднялся с места, готовый спасаться бегством.

— Если хочешь, я могу тебя сейчас уничтожить, — невозмутимо прозвенел старик. — Смотри!

Вынув руку, он показал Солдату содержимое пакета, оно было живое человеческое сердце, ритмично пульсирующее. Прямо на глазах у Солдата старик снова сжал сердце, и тот ощутил в груди пронзительную боль. Вскрикнув, он упал навзничь к ногам Спэгга и покатился по полу, пытаясь унять страшное жжение под ребрами.

Помучив Солдата несколько минут, старец положил пакет на пол и осторожно поставил на него ногу.

Солдат в ужасе почувствовал, что пришла его смерть.

— Нет! — выдохнул он. — Не наступай!

— Достаточно чуть надавить каблуком…

Солдат мысленно представил, как его сердце рвется, забрызгивая пакет кровью, как старик презрительно отпихивает ногой безжизненную, сморщенную шкурку. Эти картины мелькнули у Солдата перед глазами так явственно, как будто он видел их воочию.

— Не надо. Извини. Ты можешь остаться здесь.

Скрипучий голос наполнился весельем.

— Разумеется, могу. Я это прекрасно знаю. Вопрос в том, оставить ли тебе жизнь? Ты оскорбил старика. Тебе незнакомо гостеприимство. Подобное поведение заслуживает наказания. Это-то ты понимаешь? Такие вещи нельзя спускать просто так. Ты сожалеешь о своем поступке?

— Я сожалею! — вдруг воскликнул Спэгг, падая на колени и в ужасе глядя на сердце. — Я очень сожалею!

— Ты говоришь так потому, что понимаешь: ты будешь следующим. Для тебя я припас очень изысканное мучение: думаю, мы протащим твою печень через твои ноздри. Ну, как тебе это нравится?

— Я… по-моему, ты должен быть удовлетворен тем, что уже сделал.

Старик кивнул.

— Может, и удовлетворен.

Убрав ногу с пакета, он сел в угол.

Солдат с трудом встал и, подобрав пакет, заглянул внутрь. Там не было ничего, кроме большого перезрелого баклажана. Но ведь старик действительно сжимал его сердце? Сняв куртку и рубаху, Солдат осмотрел свою грудь. На ней не было никаких следов. Каким же образом старику удалось осуществить подобную пытку?

Гипнотизм? Возможно. Или все происходило в реальности до того момента, как старик убрал ногу с пакета?.. Так или иначе, Солдат не сомневался: если бы старик раздавил ногой пакет, он бы неминуемо умер.

Старик уже спал, тихо посапывая носом. Солдат дал себе зарок впредь вести себя осмотрительнее и относиться с большим уважением к незнакомым людям. Его также беспокоила собственная безопасность, и не потому, что кто-нибудь мог забраться ночью в хижину — мудрец быстро расправился бы с любым непрошеным гостем. Солдат опасался, что за ночь старик может передумать и привести в исполнение смертный приговор.

Перед тем как заснуть, Солдат вспомнил о волшебной кольчуге. Не надеть ли ее, чтобы обеспечить себе дополнительную защиту? Но в таком случае первым погибнет Спэгг. Солдат пришел к выводу, что будет несправедливо, если он позаботится о себе, оставив своего спутника беззащитным. Мысленные споры разрешились сами собой, когда Солдат заснул.

53
{"b":"11566","o":1}