ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Проснувшись утром, Солдат подошел к двери хижины и едва не рухнул вниз — до земли было почти двести футов. Ему с трудом удалось удержаться за дверной косяк. Судя по всему, сваи, на которых стояла хижина, за ночь выросли. Теперь черный вход находился на одном уровне с каменным плато, и на него можно было без труда перешагнуть. В этом заключалось волшебное свойство постоялого двора.

Обернувшись, Солдат увидел, что старик по-прежнему спит в углу. Значит, он все же не расправился ночью со своими соседями. Неудивительно, что мудрец хотел заночевать именно в этой хижине. Должно быть, ему было известно про то, что сваи ночью вырастают.

Спэгг, заворочавшись, уселся на полу, откашлялся, шмыгнул носом и сплюнул в окно.

Солдат поморщился.

— Неужели обязательно так себя вести?

— Да, — невозмутимо ответил рыночный торговец. Встав, Спэгг подошел к окну, но, в ужасе вскрикнув, тотчас же отпрянул назад.

— Что случилось? — воскликнул он.

— Мы поднялись вверх.

— А как же наши лошади — они ведь остались внизу!

Солдат вынужден был признать, что не подумал об этом.

— Дальше нам придется идти пешком, — мрачно заметил он. — О животных не беспокойся. Проголодавшись, они выбьют копытами хлипкие стены сарая и вырвутся на свободу. Здесь полно травы. Если лошадей никто не украдет, мы найдем их тут, когда будем возвращаться.

— Будем надеяться, — проворчал Спэгг. — Проклятие, мул вез все наши запасы провизии.

— Праща ведь у тебя с собой, так? И самое необходимое у нас тоже осталось — одеяла, сумка с волшебной кольчугой, огниво и трут. Полагаю, все будет в порядке.

В этот момент древний старик, заворочавшись, уселся на полу.

— Мы поднялись? — спросил он.

— Да, — ответил Солдат. — Такое происходит всегда?

— Нет, не всегда.

Встав, старик подошел к черному входу и шагнул на плато.

Неподалеку протекал мутный ручей, обрывавшийся с края скалы белой фатой. Над водой клубился пар; в воздухе стоял сильный запах сероводорода. Старик вымылся в ручье. Солдат и Спэгг, последовавшие его примеру, обнаружили, что вода очень горячая. Солдат предположил, что источник находится глубоко под землей, вероятно, недалеко от слоя жидкой лавы.

Спэгг устроил из утреннего туалета большое представление, однако в действительности вода почти не касалась его тела. На замечание Солдата, испытывающего отвращение к подобной нечистоплотности, Спэгг возмутился, ища поддержки у старика.

— На самом деле я предпочитаю собирать росу с розовых лепестков, — сказал он. — Это очень полезно для кожи. Когда я был совсем маленьким, моя дорогая покойная маменька купала меня в утренней росе. Смотри, вот капелька повисла на паутине. Согласись, она очень нежная и не раздражает кожу.

Впрочем, от старика сочувствия ему было не больше, чем от Солдата.

— Если тебе нравится быть грязной свиньей, имей мужество это признать.

— Ну хорошо, — сдался Спэгг. — Мне нравится грязь. С ней тепло. Зачем мне притворяться, что это не так?

— Потому что ты неисправимый изворотливый лгун, — с укором произнес старик.

Спэгг обиделся, но промолчал, сознавая, что мудрец может запросто с ним расправиться.

— Ты держишь путь на запад? — спросил старик у Солдата. — Не желаешь отправиться вместе?

— Я думал о том, чтобы воспользоваться ручьем — мы могли бы смастерить плот.

Старик кивнул.

— Неплохая мысль. Придется двигаться против течения, но чем дальше от водопада, тем оно становится слабее.

Прищурившись, он окинул взглядом зимний ландшафт верхнего мира. Деревья и кустарники здесь отличались карликовыми размерами.

— Однако мы попали в странную область, — с опаской продолжал мудрец. — Нужно следить за тем, чтобы не наткнуться на врагов.

— Каких врагов ты имеешь в виду?

— Ну, разных сказочных существ, гигантов, — уклончиво ответил старик.

Солдат кивнул.

— Ты здесь уже бывал? Ты можешь вести нас за собой?

— Я только поднимался сюда, но дальше не ходил. В прошлый раз мне пришлось вернуться, после того как огромная жаба проглотила моего спутника, прямо здесь, у самого обрыва. Выбросила вперед язык и заглотила моего товарища целиком — вот так просто. Я видел, как он корчится у жабы в желудке. Это меня очень расстроило.

Сняв шляпу, старик вытер лицо платком.

— Надеюсь, сейчас нам эта мерзкая тварь не встретится.

Спэгг боязливо оглянулся вокруг, судя по всему, думая о том же.

— Разве ты не мог спасти своего друга? — спросил Солдат. — По-моему, ты обладаешь большой силой.

— От нее нет никакого толка, если имеешь дело со здешними существами — это волшебная страна, путник, а не обычный мир.

Солдат, в последнее время ломавший голову, существует ли вообще «обычный мир», ничего не ответил и начал собирать хворост для костра. Спэгг ему помогал, однако старик спокойно сидел и ничего не делал. По-видимому, он не привык работать руками — и не собирался привыкать.

Как только пламя с веселым треском охватило дрова, Спэгг отправился в лес и набрал съедобных грибов. Затем, порывшись в земле, нашел какое-то растение вроде лука, и оно отправилось в котел следом за грибами. Эта растительная похлебка должна была наполнять животы путников до тех пор, пока они не построят плот, который поднимет их вверх по реке.

Работая, Солдат размышлял о своих спутниках. К Спэггу он уже начал потихоньку привыкать. Раскусив хитрого рыночного торговца, Солдат переносил его значительно легче. Он наблюдал за тем, как Спэгг суетится среди заснеженных деревьев, и у него перед глазами вставали непрошеные картины. Преданность. Качество, которое Солдат ценил больше всего на свете. Преданность. Он терпеть не мог предательство. Однажды, в туманном и далеком прошлом, Солдата предали. Кого-то очень дорогого у него отнял подлый враг, приведенный к нему изменником.

В душе вскипели ярость, гнев, ненависть. Разрозненные, но четкие воспоминания поднялись из затянутого дымкой, тускло освещенного колодца внутри. Они проносились в голове у Солдата призрачными, неуловимыми образами, оставлявшими тяжелый осадок. Он смутно увидел фигуру — женщину в подвенечном наряде, вырванную из рук возлюбленного, брошенную через седло коня и увезенную в заснеженную пустыню. Другие картины: он идет по следам в снегу и находит прелестную девушку в промокшем от крови платье, лежащую на белом снегу в окружении алого ореола. Эти образы стремительно мелькали перед мысленным взором Солдата, причиняя ему невыносимую боль. Предательство. Никогда в жизни он не допустит, чтобы измена осталась безнаказанной. Теперь Спэгг его товарищ. У торговца есть перед ним обязанности. Горе Спэггу, если он предаст Солдата. Он умрет жуткой смертью.

— Что ты на меня так смотришь?

Очнувшись от размышлений, Солдат понял, что Спэгг обращается к нему. Незаметно для себя он уставился на торговца руками взглядом, полным ярости.

— Я… так, ничего… просто будь осторожнее.

— Осторожнее? И чего я должен опасаться? — с негодованием спросил Спэгг. — Я ничего такого не сделал.

— Сегодня не сделал, — поправил его Солдат. Старик с любопытством посмотрел на него.

— А, в твоей голове существуют другие страны, да? Другие времена? Другие мужчины и женщины? Ты должен следить за собой, держать себя в руках. Я о тебе уже слышал. По-видимому, именно от твоей руки пал воин-пес Вау. Будь осторожен. Не выпускай слишком часто притаившегося в тебе зверя.

— Не суйся не в свои дела, — оборвал его Спэгг, по какой-то необъяснимой причине решивший заступиться за Солдата. — То, что у него в голове, принадлежит ему и никому другому. И я сам за себя постою. Мне не нужны защитники. Я никого не боюсь. Сказочные существа меня тоже нисколько не тревожат. Гоблины, домовые, привидения, кто там еще — я со всеми имел дело.

Закончив скудную трапезу, путники загасили костер снегом. Спэгг объяснил Солдату, что изготовить тяжелый плот им вряд ли удастся. Во-первых, в здешних краях совсем нет больших деревьев; к тому же у них отсутствуют необходимые инструменты. Торговец руками предложил смастерить челнок из сплетенных ветвей.

54
{"b":"11566","o":1}