ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тут он нас подловил, — пробормотал Солдат, чувствуя подступающую к горлу тошноту. — Мы действительно людоеды.

За трое суток один раз прошел дождь, и пленникам удалось глотнуть из лужиц, собравшихся на земле, чтобы утолить жажду и попытаться избавиться от привкуса жира, прочно засевшего во рту.

Наконец вернулся тролль, улетевший верхом на сове. Судя по всему, он был чем-то очень расстроен. Вскоре Красный Носок пришел проведать пленников. Он тоже был невесел.

— Принцесса никак не найти. Тролль не смочь говорить с королева. Только с человек королева. Человек говорит, деньги не будет. Человек говорит, убивать вас.

— Человек королевы? — удивился Солдат. — Кто бы это мог быть?

— Моя все равно, — бросил Красный Носок, оборачиваясь, чтобы уйти. — Мы есть вас на завтрак.

Как оказалось, троллям было все равно: не дадут выкупа, ну и не надо. Они решили отпраздновать то обстоятельство, что завтра утром будут есть свежее мясо. Выкатив бочонки с перебродившим соком, они начали пир. Весь день они пили хмельной напиток из деревянных чар, и к вечеру их поведение стало просто страшным. Повсюду вспыхивали жаркие ссоры. Одни царапали друг друга ногтями рук и ног, стараясь ослепить своего противника; другие совершали разные безумные выходки. Так продолжалось до тех пор, пока один тролль, пытаясь перепрыгнуть через широкую расселину в скалах, не сорвался вниз с высоты двухсот футов. Его разбившееся в лепешку тело отрезвило остальных, собиравшихся повторить это достижение. Многих тошнило, и снег покрылся заледеневшей рвотой. Кто-нибудь то и дело подходил к пленникам и плевался в них, уверяя, что так мясо станет более мягким и завтра его будет проще приготовить.

В конце концов все тролли перепились до такой степени, что рухнули на землю и забылись в беспамятстве.

Наступил вечер, за ним последовала ночь. Стало невыносимо холодно. Солдат, опустившись на корточки и прижавшись спиной к скале, разглядывал звезды. Кандалы впились ему в запястья и щиколотки. Прикованный рядом Спэгг забылся беспокойным, усталым сном. Неужели это конец? Ему суждено умереть от рук злобных, маленьких, беспринципных речных пиратов? Наверное, все мы верим, что нам предначертана великая миссия; поэтому обидно уходить из жизни раньше времени, особенно когда о палачах не скажешь ни одного доброго слова. Но разве смерть в затхлой постели, среди сальных, грязных простыней, липнущих к телу, уже тронутому тленом, — разве она лучше смерти на свежем воздухе, среди звуков и запахов живой природы? Солдат считал, что ничуть не лучше, — и все же он сожалел о том, что ему предстоит умереть.

— Ну ты и вляпался!

Солдат вгляделся в темноту. Одно пятно было чернее самой ночи. Лишь отсвет звезд на блестящих перьях подсказал, кто его нежданный собеседник.

— Ворон, — с облегчением прошептал Солдат.

— Увидев кружащую над замком сову, я сразу понял, что ты попал в беду. Поэтому я проследил за ней, когда она возвращалась назад. Полагаю, ты хочешь, чтобы я открыл клювом замки на твоих кандалах?

— А ты сможешь? — с надеждой спросил Солдат. Ничего не ответив, ворон слетел вниз и, усевшись на его запястье, тотчас же принялся тыкать клювом в замочную скважину, пытаясь провернуть засов. Он возился целую вечность, и Солдат уже начал опасаться, что положение безнадежно, однако наконец замок раскрылся.

— Заржавел маленько, — объяснил ворон.

Солдат разбудил Спэгга, зажав ладонью рот. Торговец руками выпучил глаза от страха, вероятно, решив, что пришел его смертный час. Солдат шепнул ему на ухо, призывая хранить молчание. Ворон принялся работать над кандалами Спэгга, и вскоре тот тоже был освобожден.

Начало светать. Повсюду на засыпанных снегом укреплениях валялись маленькие уродцы, крепко и громко храпевшие, несмотря на то что температура была ниже нуля. Перебродивший сок свалил с ног всех. Тут и там на снегу темнели пятна замерзшей рвоты.

— Я вижу, здесь была веселая пирушка, — пробормотал ворон. — А меня никто не пригласил.

— Скорее не пирушка, а гонка с целью совершить одним махом сразу все семь смертных грехов, — пояснил Спэгг.

— Нам пора убираться, — прошептал Солдат. — К тому времени, как лучи солнца разбудят троллей, нам нужно быть как можно дальше отсюда.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

К большому недовольству Спэгга, Солдат принялся осторожно обходить распростертые тела троллей, ища меч и волшебные ножны. Он нашел свое оружие висящим на выступе скалы. У подножия скалы лежала котомка, в которой, помимо всего прочего, находилась заколдованная кольчуга. Вернув себе меч, Солдат едва удержался, чтобы не надеть кольчугу и не перебить обитателей крепости — так велика была его ненависть к маленьким жестоким чудовищам, столько времени державшим их в плену без еды. Но все же он не дал волю своим чувствам и, закинув котомку на спину, вернулся к Спэггу, ждавшему у крепостной стены.

Перебравшись через высокую стену, беглецы стали спускаться по крутой тропе, ведущей в ущелье. По дороге им несколько раз встречались тролли-часовые, также перепившиеся хмельной браги и забывшиеся сном. Ворон летел впереди; его темный крылатый силуэт отчетливо выделялся на фоне белого снега. Наконец путники достигли реки и побежали по берегу в сторону запада. Однако не успели они преодолеть и полмили, как над заснеженным ущельем разнесся звук рожка. Тролли проснулись и обнаружили бегство пленников.

Ворон опустился на землю, призывая людей двигаться быстрее.

— Шевелитесь же! Не успеете опомниться, как волосатые маленькие твари вас догонят! Вам что, жизнь не дорога? Быстрее! Быстрее!

Люди бежали как могли, но они обессилели от голода. Спэгг, подгоняемый страхом, бежал быстрее, чем Солдат, которому приходилось тащить котомку. И все же беглецы двигались слишком медленно, увязая в глубоком снегу. Достигнув небольшой рощицы с черными скрюченными деревьями, они остановились, чтобы немного отдышаться. Солдат, схватив меч, повернулся лицом к преследователям, готовый сражаться и умереть в бою, раз так распорядилась судьба.

Высыпав из крепости на вершине горы, тролли быстро спустились по крутым склонам в долину реки. Они бежали по глубокому снегу за своей добычей, размахивая над головами увесистыми палицами.

— Вот, — сказал Солдат, доставая из котомки боевой молот ханнака, — возьми, Спэгг.

— Если честно, я не слишком силен в рукопашном бою, — признался торговец. — Так я еще не расправился ни с одним противником. Я умею метать ножи, только и всего.

— Тоже неплохо, — заметил ворон.

— Если ты сейчас не будешь драться за свою жизнь, — проворчал Солдат, — тебя забьют дубинками до смерти. Бывает время, когда можно безмятежно созерцать красоты, но порой приходится действовать решительно.

— Все равно вам обоим крышка, — весело произнес ворон. — Смотрите, сколько их! Через несколько минут толпа троллей вас просто смоет. Что ж, Солдат, прощай было очень приятно иметь с тобой дело. Кажется, мне пора улетать. Помочь я вам все равно ничем не смогу, а смотреть, как вас разорвут в клочья, не хочется.

Первым бежал Красный Носок. Толмач был в ярости. Похоже, он воспринял бегство как личное оскорбление своему гостеприимству.

— Вы люди плохой гости. Вы не говорить спасибо. Моя бить вас по голове, вбивать благодарность…

Спэгг с сомнением посмотрел на зажатый в руке молот.

— Что ж, — обреченно вздохнул он, — я не собираюсь расстаться с жизнью, скуля словно побитый пес. Надеюсь убить тролля — это совсем не то же самое, что убить человека. Скорее это все равно что убить крысу. Всемилостивый Фэг, дай мне силы. Если ты помнишь, я был послушником в твоем храме, я выполнял свой долг перед Священной Семеркой. Не допусти, чтобы я умер как последняя собака в этой снежной пустыне. Спаси своего верного послушника, дай ему возможность и дальше служить тебе во всех храмах нашей страны Я спою в твою честь хвалебные молитвы. Отслужу литургии прочту литании — сделаю все, что хочешь, только сохрани меня от этих маленьких уродцев, Фэг! Я ведь прошу у тебя совсем немного, правда?

57
{"b":"11566","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зулейха открывает глаза
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
Монах, который продал свой «феррари»
Склероз, рассеянный по жизни
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения