ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Это слово – Убийство
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Сису. Поиск источника отваги, силы и счастья по-фински
Эликсир для вампира
Скандал у озера
Лето второго шанса
A
A

— Да я так, только спросил, — проворчал Спэгг.

Солдат зачарованно слушал ворона, хотя у него мелькнуло сомнение, что птица выдумала весь драконий язык лишь для того, чтобы подурачить двоих путников.

— Ну и почему самцы употребляют только пять слов, в то время как женщинам требуются тысячи?

— Сотни тысяч. Наверное, это потому, что у самок всегда найдется тема для разговора. Например, они очень разборчивы в еде и предпочитают овощи и фрукты мясу. У них есть названия не только всем растениям; каждый цветок имеет несколько наименований, обозначающих его форму, цвет, возраст… Так, «ТАНАЛ» — это темно-зеленый листок щавеля с грубой обратной стороной, в то время как «ТАНИЛ» — уже светло-зеленый листок щавеля с острой кромкой. Понимаете, что я хочу сказать? Сплошные нюансы.

Солдат укрепился в убеждении, что ворон просто издевается над ними.

— Ладно, когда дракон — наш дракон, тот, который сожрал двоих троллей — крикнул «СЛАХГГУС», он имел в виду…

— Еда.

Солдат глубокомысленно кивнул.

— Разумно. Ну а «КЕРРОУУ»?

— Мама.

Солдат недоуменно нахмурился.

— Что?

— Это слово означает «мама». Так к тебе обратился дракон. Вот почему он тебя не тронул. Точнее, нас. Потому что ты его мать, а мы находились под твоим покровительством.

Внезапно Солдата озарила догадка.

— То яйцо, которое я нашел на горе Ккамарамм! Я был первым, кого увидел крошка-дракон, вылупившись на свет. Я его кормил.

— Ну вот, загадка и разрешилась, — заявил ворон. — Ты голубоглазый, следовательно, тебя ни с кем не спутаешь, мой двуногий друг. Значит, ты мать дракона? Учти, кража яиц считается у драконов очень серьезным преступлением. Как и то, что кто-то выдает себя за мать. На твоем месте я бы впредь обходил стороной гнезда в горах.

Где-то около полудня птица оставила людей. Солдат и Спэгг продолжали бороться со снежными заносами, продвигаясь на запад к горам Священной Семерки. На склонах этих гор обитали колдуны, причем в таких количествах, в каких они не встречались больше нигде в Гутруме. Правда, надо уточнить, что для колдунов дюжина — это уже очень много. Им нравится жить ближе к богам, там, где воздух заряжен тайной и предрассудками. Колдуны редко стремятся к соседству с простыми смертными.

В горах Священной Семерки Солдат надеялся найти колдуна, который излечил бы его жену от безумия и, возможно, разрешил бы загадку его собственного беспамятства.

На следующее утро путники охотились за оленихой. Чувство голода, терзавшее их, стало невыносимым. Загнав благородное животное в густую рощицу, венчавшую пологий холм, Солдат и Спэгг разделились. Торговцу руками предстояло выгнать олениху из рощи. Солдат, смастеривший лук и стрелы из тиса и прутьев ясеня, притаился на опушке, дожидаясь, когда выбежит вспугнутое животное. С луком Солдат обращался гораздо хуже, чем с арбалетом, но надеялся, что с близкого расстояния не промахнется.

Солдат вошел в рощицу с противоположной стороны, колотя лезвием кинжала по чаше. Олениха выскочила на опушку.

Солдат припал на колено, и когда испуганное животное, двигавшееся очень быстро, несмотря на глубокий снег, поравнялось с ним, выпустил стрелу. Стрела впилась оленихе под левую лопатку, и раненое животное упало.

— Я ее убил — мы ее убили! — воскликнул Солдат. Внезапно из расщепленного ствола дуба появилось еще одно существо — карлик, скрывавшийся в дупле от зимних буранов.

— Это моя добыча! — крикнул карлик. — Я ее подстрелил!

Подошедший сзади Спэгг дал карлику оплеуху.

— Да у тебя даже лука нет, маленький обманщик. Убирайся прочь, пока я не начал терять терпение!

Карлик убежал в лес, выкрикивая ругательства.

Тем временем Солдат бежал что есть сил, преследуя поднявшуюся с земли олениху. Когда он настиг раненое животное, оно было еще живо. Олениха лежала на боку, обагрив кровью белый снег. В больших карих глазах застыл ужас. Животное попыталось встать, брыкаясь, взбивая копытами тонкое покрывало снега, закрывшее наст утром… но, обессилевшее от потери крови, падало на землю.

— Бедняжка, — с сожалением пробормотал Солдат. — Какая же ты красивая!

Он не слишком сожалел о том, что убил это благородное животное, ибо они со Спэггом буквально умирали с голоду. И все же на него произвели впечатление страх и отчаяние раненой оленихи. Опустившись на колено, чтобы перерезать ей горло, Солдат обнаружил у нее на шее черный бархатный ошейник, усыпанный драгоценными камнями. На ошейнику была прикреплена серебряная пластинка с выгравированной надписью:

«Не смей трогать меня, ибо я принадлежу Цезарю».

— Что это? — воскликнул Солдат. — Ручной олень? Если у него есть хозяин, что он делает здесь, в этой глуши?

Нагнувшись, он вытащил стрелу из раны. Поскольку наконечник был прикреплен к древку наспех, тем, что подвернулось под руку, рана оказалась неглубокой. Стрела без труда вышла из нее, и олениха, вскочив на ноги, понеслась по заснеженному полю к виднеющемуся вдалеке холму.

Как раз в этот момент к Солдату подбежал Спэгг.

— О страшная чума и другие смертельные болезни! — разочарованно выругался торговец руками. — Возьмите меня прямо сейчас, ибо у меня больше нет сил, чтобы охотиться!

Он обессилено повалился на землю рядом с Солдатом, все еще стоявшим на коленях, с лицом, залитым слезами.

— Что здесь произошло? — простонал Спэгг. — Мне казалось, добыча у тебя в руках!

— Да, была, была, — ответил Солдат, не в силах оторвать взгляда от удаляющейся оленихи. — Но это… это оказался ручной олень. У него ошейник с табличкой, на которой написано: «Не смей трогать меня».

— Знаешь, а на вкус они ничуть не хуже! — крикнул Спэгг. — Ручным он был или диким, его мясо пришлось бы по нраву моему желудку, в настоящее время жалующемуся так громко, что слышно, наверное, в Зэмерканде.

— Пойдем следом, — предложил Солдат, заметив цепочку капель крови. — Уверен, он рухнет, не пройдя и мили. Наш ужин никуда не денется.

Нехотя поднявшись на ноги, Спэгг побрел следом за Солдатом.

Они целый час тащились по глубокому снегу до ближайшего холма. Там их встретил коренастый дородный мужчина верхом на лошади. Густая черная борода скрывала пол-лица, голову венчала бархатная шапочка с приколотой красивой золотой брошью. Одежду незнакомца, сшитую из парчи и отделанную мехом горностая, не погнушался бы надеть и король, шею украшала толстая золотая цепь с массивной золотой бляхой. Ноги всадника были в лосинах из нежной оленьей кожи, перетянутые крест-накрест подвязками, высокие кожаные сапоги были настолько мягкие, что на лодыжках собрались элегантными складками. Седло на породистом белом жеребце представляло собой настоящее произведение искусства.

— Ты, случайно, не видел… — начал было Спэгг, но Солдат поднял руку, останавливая его.

— Кто вы, сэр? — спросил он, обращаясь к всаднику. — Это ваши земли?

— Я Цезарь, алхимик, и эти земли действительно принадлежат мне, — низким, грудным голосом ответил всадник. — Вы занимаетесь браконьерством.

— Каким браконьерством? — настороженно спросил Солдат. — Мы никого не убили.

— У тебя в руках лук. Вы оба выглядите голодными. Вы идете по кровавому следу.

— Признаю, мы действительно голодны, — согласился Солдат, — но мы не гнусные воры.

— Лесные карлики уже разворовали половину моей дичи. Они ловят ее в силки. Пойманное в силки животное умирает очень медленно. Это жестокое приспособление. Надеюсь, вы не пользуетесь силками?

— Нет, что вы, — ответил Солдат, — и капканами тоже. Мы честные охотники, бьем дичь из лука.

— В таком случае, господа, прошу пожаловать ко мне в гости. В моем доме вы найдете тепло и уют. Как раз сейчас моя жена готовит ужин, и скоро ваши желудки снова наполнятся, а кровь в жилах согреется.

С этими словами великан развернул своего коня. Поднявшись на холм, путники увидели большое одноэтажное строение на берегу озера. Из крыши к небу, затянутому несущимися белыми облаками, поднимались двадцать высоких труб. По углам стояли невысокие круглые остроконечные башенки. Окна были узкие — такие делают для того, чтобы суровой зимой сохранять в доме тепло, а жарким летом — прохладу. Поднимавшийся над трубами дым наполнял воздух запахом сосновых дров.

59
{"b":"11566","o":1}