ЛитМир - Электронная Библиотека

Василий приехал под вечер, обиходил оленей, отужинал, выпил чаю, а затем с таинственным видом вытащил из-за пазухи маленький холщовый мешочек. Раскрыл, аккуратно высыпал содержимое на край стола.

– Что это? – удивился Илья. – Ржавчина какая-то… Ты зачем эту грязь сюда приволок?

– Много ты понимаешь! Грязь! – фыркнул тунгус. – Это земля. С ямы.

– С какой такой ямы? И не земля это вовсе. По виду ржавчина и ржавчина! – возмутился Берестов.

Дуня оторвалась от возни возле печи и заинтересованно приблизилась к столу. Посмотрела. Ахнула. Закричала на Дженкоуля, обещая ему немедленный гнев Огды, если он сей же миг не уберется из дома вместе с землей. Ошарашенный ее напором эвенк не сопротивлялся, позволив вытолкать себя за порог. Причем вместе с ним во дворе оказался и стол. Пораженный Илья просто не узнавал своей всегда такой спокойной и выдержанной жены.

– Дуня, ты что?! – только и сумел вымолвить он.

– Он притащил смерть в наш дом! – прошипела она. В ее узких глазах стояла такая ярость, что Илье вдруг стало страшно.

Василий растерянно мялся во дворе, не зная то ли обижаться, то ли прощение просить. И тут Илья обратил внимание на выставленный Дуней за порог стол. Там, где его касалась "ржавая" земля, он начал светиться светло-зеленым фосфорным светом, что в ночной темноте выглядело довольно зловеще. Берестов подошел ближе, не сводя взгляда со странного свечения.

– Что это?

– Я же говорю, земля из ямы, – вполголоса повторил Василий, опасливо косясь на застывшую на пороге Дуню. – Я по осени пошел оленей искать, в те места забрел, где кручина случилась. Там много молзя (леса) выворотило, комлями наружу… Тукала (землю) утащило… – от волнения Василий начал путать русские и эвенкийские слова. – Помнишь, где нас с тобой накрыло? Если от того места на полдень ходить, там яма большая. По краям земля чудная – ночью светится. Шаман говорит, кручина произошла оттого, что звезды с неба упали. Много звезд упало – сколько пальцев на руке, а то и больше… Звезды сгорели, а следы остались… Я собрал мало-мало тукала (земли). Тебе принес показать… Светится…

Илья осторожно дотронулся до мерцающего следа. Кончики его пальцев тоже начали светиться.

Дуня сбежала с крыльца, вцепилась ему в руку, взглянула умоляюще:

– Надо закопать. Поглубже. В землю.

– Кого? Василия? – мрачно пошутил Илья.

– Стол, – не поддержала шутки Дуня. – Стол надо сейчас же сжечь, а пепел закопать. И землю эту закопать. И руки мыть. Много раз. Золой как следует оттирать. А ему, – она указала на тунгуса, – всему мыться. Несколько раз воду буду греть. А вы стол жгите. – Она поспешно скрылась в доме. Друзья переглянулись и занялись разведением необычного костра…

Потом Илья несколько раз допытывался у жены о причинах ее странного поведения, но она только твердила:

– Это смерть была. Я почувствовала, – и Берестов прекратил бесполезные попытки.

Минула зима, наступило короткое таежное лето.

Однажды к Илье привезли подстреленного Федора Дженкоуля – старшего брата Василия. Как уж тунгус нарвался на пулю – случайно или нет – Берестов выяснять не стал. Он – фельдшер, его дело – лечить, а не дознание проводить. В общем, Илья извлек пулю и наложил швы. После операции он вышел из избы на крыльцо и вдруг услышал громкие голоса, доносящиеся от поленницы. Один голос принадлежал Дуняше, а второй одному из тунгусов-охотников, что принесли раненого. Дуня и охотник говорили на повышенных тонах, но о чем именно Илья не уловил – они говорили по-эвенкийски очень быстро, а Берестов знал местный язык через пень колоду. И все же по интонациям он понял, что Дуня вроде обвиняет, а охотник в ответ угрожает ей. Илья встревожился и пошел на голоса. Он обогнул дом и увидел, что тунгус замахивается на девушку ножом. Илья оцепенел от ужаса, понимая, что уже не успеет вмешаться и предотвратить трагедию. Как в страшном сне он глядел на приближающееся к беззащитной шее Дуни иззубренное лезвие. Он хотел закричать, но не издал ни звука. Хотел сделать шаг, но ноги будто окаменели. Он мог только бессильно стоять и смотреть, как убивают самое дорогое для него существо на свете…

Острие ножа почти коснулось нежной кожи, как вдруг охотник вскрикнул и буквально отлетел от неподвижно стоящей Дуни, отброшенный невидимой силой, и тотчас Илья осознал, что может двигаться. Поспешно подбежал к жене, обнял за плечи, заглянул в глаза и поразился ее застывшему спокойствию.

– Это он стрелял в Федора, пытался его убить, – сказала Дуня.

Илья сделал растерянное движение к лежащему неподвижно охотнику.

– Что с ним?

– Он мертв. – Дуня поежилась и обхватила себя руками за плечи, словно ей вдруг стало холодно.

– Ты… убила его? Но как?! Как ты это сделала?!

– Очень просто – прервала нить его жизни, – устало ответила Дуня.

Илья потрясенно взглянул на нее, словно увидел впервые.

– Кто ты такая, а? – растерянно прошептал он.

– Я твоя жена, ты что забыл? – Дуняша удивленно наморщила носик.

Илья глубоко вздохнул, усмиряя волнение.

– Начнем сначала, – сказал он. – Ты ведь не случайно оказалась тогда на месте кручины, не так ли?

– Да, – согласилась Дуняша. – Да. Мы знали о ней заранее… Знали и готовились… В назначенный час мы все были там…

– Мы? – переспросил Илья. – Мы? И… сколько же вас там было?

Дуня в ответ показала пять растопыренных пальцев одной руки и указательный палец другой.

– Шестеро, – прокомментировал Илья. – Твоя семья?

– Нет, – покачала головой Дуня. – Хотя… семья не по крови – по духу.

– И где они теперь?

– Погибли… Я осталась одна… – Дуняша отвернулась и тихо всхлипнула. Илья обнял ее за плечи, прижал к себе.

– Расскажи мне все, – попросил он.

– Да… Пойдем в избу, там поговорим, – предложила Дуняша.

– Только вначале надо сказать тунгусам о… нем. – Илья содрогнулся и посмотрел на мертвого охотника.

В тот день у Ильи и Дуни состоялся обстоятельный откровенный разговор. Илья был ошеломлен, потрясен, огорошен тем, что услышал. По просьбе жены он поклялся сохранить ее рассказ в тайне. Эта тайна еще больше сблизила их. Но Илье необходимо было выговориться, выплеснуть переполнявшие его эмоции, и он записал рассказ жены в дневник. Чтобы посторонние не смогли прочитать его, они с Дуняшей придумали очень хитрый шифр.

А через год у них родился первенец…

Вечер 29 июня 200… года, Москва, особняк на Рублевке

Марочный коньяк янтарно поблескивал в широком бокале, отражая приглушенно-мягкий электрический свет так, что казалось, будто в руках у мужчины притаилось солнышко. Мужчина был относительно молод – едва за тридцать, ухожен, гладко выбрит, хорошо одет – черные брюки и черная рубашка от Гучи. Его темные волосы были зачесаны назад, что в сочетании с узкими, раскосыми глазами и четко очерченными скулами придавало лицу хищноватое выражение. Он сидел на краешке роскошного, обитого белой кожей кресла, стискивал в ладонях бокал и не сводил напряженного взгляда с огромной панели плоского плазменного телевизора.

На экране импозантный, вальяжный ведущий спрашивал у гостя программы, немолодого, фанатично увлеченного своими изысканиями человека в дешевом костюме и круглых роговых очках:

– Итак, расскажите нам в двух словах, что же произошло в тунгусской тайге около ста лет назад?

– 30 июня 1908 года в семь часов утра над сибирской тайгой в районе Трех Тунгусок на высоте около десяти километров произошел колоссальной силы взрыв, сравнимый по мощности с энергией двух тысяч атомных бомб. Взрывная воздушная волна обогнула весь земной шар. Взрыв вызвал землетрясения в Иркутске, Ташкенте, Тбилиси и в немецком городе…

– То есть землетрясения произошли за много тысяч километров от основного места события? – перебил ведущий.

– Да. – Гость сбился с мысли и растерянно поправил очки. – Э… Тунгусский взрыв вызвал изменение магнитного поля Земли и…

3
{"b":"115704","o":1}