ЛитМир - Электронная Библиотека

Дмитрий Щеглов

Мешок с несчастьями

Глава 1

Кто кошек держит в доме, кто собак, а у моего приятеля Данилы из домашней живности – коза. Выгони ее летом пастись на берег озера, да еще приглядывай за ней. Морока, одним словом. Данила ненавидит ее лютой ненавистью. Ни футбол спокойно поиграть, ни рыбы половить, все время косись, где красавица. Вот Данила и решил и выделить ее из остальных сородичей, чтобы издалека было видно. Он где-то нашел выброшенный недорогой китайский парфюмерный набор и принялся за дело. Когда я пришел к нему, коза смотрелась как молодая газель. Подведенные ресницы, на губах толстый слой помады, а по бокам как у спортивной машины выведенные линии подчеркивающие стремительность. Одним словом не коза, а топ модель. Ее и погнали мы на выпас. Идти можно было кружным путем, по дну озера, или напрямую через железнодорожные пути. Мы выбрали второй путь, со шлагбаумом, по асфальту решились пройти. Отсюда и начались наши приключения. Девиз у нас такой что ли, ни дня без приключений. Хоть недельку бы передохнуть, от прежних переживаний. Так и похудеешь невзначай, не прикладывая никаких усилий. А ведь летние каникулы только начались.

Я их обычно провожу у бабушки с дедушкой в небольшом городишке недалеко от Москвы. Разве это городишко, если в каждом доме полно живности, курей гусей и коз? Так, одно название – город. Когда мы подошли к железнодорожному переезду, шлагбаум был закрыт, и на светофоре мигал красный свет. Мы собрались уже перейти дорогу, но стоявшая у будки толстая стрелочница, грозно крикнула:

– Куда? Под поезд захотели?

Пришлось стать перед шлагбаумом и дожидаться, когда его откроют. Подъехал одноногий инвалид на телеге и стал за нами, дожидаясь зеленого света. Пегая лошадь ткнулась головой в спину Даниле.

– Но, не балуй, – замахнулся на нее кнутом возчик, угрюмого вида большеголовый мужик.

Лошадь нахально выталкивала нас с первого места этой импровизированной очереди. Чтобы застолбить за нами головное место, Данила привязал козу к шлагбауму. А поезда все не было. За телегой подъехал и встал в очередь Мерседес. Хотя мы все уже насмотрелись на них до отвала, но «шестисотый» всегда вызывает живой интерес. Мы с Данилой подошли и заглянули в салон через затемненные стекла. На улице жара, а эти сидят внутри в микроклимате, при температуре восемнадцать градусов и ловят кайф.

Ба, рядом с водителем сидел, наш старый знакомый – Бачок. Огромное брюхо, лежало у него на коленях. Правильней, было бы его назвать Банкчок, по месту работы, но к нему приклеилась другая кличка, Бачок – по солидности живота.

– Что ему у нас надо? – спросил у меня любопытный Данила. Он наверно думал, что по хмурому выражению лица Бачка, я смогу определить цель его поездки.

– С инспекцией наверное, в филиал своего банка приехал, – выдал я первую же пришедшую мне на ум версию.

– Да нет, с инспекцией с другим выражением ездят, а тут надулся, как мышь на крупу. Я думаю, что он…

Что за мысли были у Данилы, что он думал, я так и не расслышал из-за гудка тепловоза. Мимо нас на большой скорости пролетел маневренный тепловоз. Мы с Данилой засмотрелись на Мерседес. Водитель нажал на кнопку стеклоподъемников, и в машине опустились боковые стекла.

– Долго ты будешь нас еще мариновать на солнце? – рыкнул на стрелочницу нетерпеливый водитель.

– Пока не провялитесь, – стрелочница не растерялась и моментально отбрила непочтительного водителя. Большеголовый мужик сидящий впереди на телеге незлобиво рассмеялся. Ему понравилось, как стрелочница поставила на место развязного водителя Мерседеса. Водитель покраснел.

– Дядя, сколько у твоей повозки лошадиных сил? – водитель Мерседеса решил отыграться на мужике.

– Сколько у повозки не знаю, а вот у моего коня голова умнее, чем у тебя, раза в два.

– Как? – опешил водитель.

– А так, он стоит и на красный свет не дергается, а ты дергаешься.

Вышедшие из других машин пассажиры и водители рассмеялись. Классовая солидарность владельцев дешевых машин, – подумал я.

За Мерседесом пристроилось еще несколько автомобилей. Тетка, стрелочница явно испытывала наше терпение. Когда из задних автомобилей раздались непрерывные гудки, она неожиданно открыла шлагбаум. Мы, с Данилой заглядевшись на Мерседес и, забыли про козу, привязанную к шлагбауму. Как ведро из колодца, коза поехала к небу. Откуда только у нее взялось столько прыти. Она заверещала, стала дергаться и лягнула копытом стоявшего позади нее коня. Перед смертью у человека говорят, удваиваются силы, у козы они видимо утроились. Хоть возчик на телеге, удерживая, и тянул коня за вожжи, после того как коза второй раз достала его, конь взвился на дабы и попятился назад. Задок телеги поцеловал передок Мерседеса. Послышался звон разбитого стекла. Нам было не до них. Надо было выручать козу. На переезде из-за нее образовалась пробка. Коза уже и трепыхаться перестала, когда тетка вновь опустила шлагбаум. Мы с Данилой бросились отвязывать веревку, пока коза окончательно не задохнулась. Водитель с Мерседеса ругался с одноногим мужиком, разбившим ему передок. С задних машин подошли любопытные и откровенно посмеивались над незадачливыми – водителем и пассажиром Мерседеса.

– Так долбануть! В коне наверно не одна лошадиная сила, – подбирая осколки фар, улыбался владелец горбатого запорожца, стоящего сразу за Мерседесом.

Бачок, пассажир Мерседеса, тоже вылез из машины и разглядывал повреждения. Погнута была решетка и разбиты фары. Ничего страшного, два новых стекла, пару ударов молотка по решетке и Мерседес как новенький. Так как шлагбаум был снова закрыт, вокруг нас образовалась ухмыляющаяся толпа.

– Да, мужик, ты теперь вовек не расплатишься, даже если шкуру своего коня продашь, фары к Мерседесу знаешь сколько стоят, как новый Запорожец, – кто-то посочувствовал хозяину телеги. Водитель Мерседеса с пассажиром не вызывали сочувствия у окружающих.

– А я платить никому не собираюсь, он сам на меня наехал, – мужик выставил перед собой деревянную ногу. Водитель Мерседеса аж задохнулся от возмущения.

– Как?

– А так, ты напугал моего коня, у него теперь может быть, будут вечные судороги.

– Ну, ты даешь! – проговорил кто-то восхищенно в толпе, и показал пальцем на незадачливого водителя, оглядывающего разбитый передок, – судороги пока у только у него. Гляньте мужики, как перекосило водилу Мерса.

Лицо водителя Мерседеса пылало бешенством. А одноногий мужик внимательно оглядывал задок своей телеги, ища следы повреждений. Телега, как танк, была сработана на совесть, ни одной царапины после столкновения с Мерседесом. Возчик удовлетворенно хмыкнул.

– Вон, хотят пусть к козе цепляются, она моего коня в глаз долбанула, – обращаясь к толпе за поддержкой, воскликнул одноногий мужик. – Коза крайняя.

– Бери в залог козу, – раздался из толпы насмешливый совет водителю Мерседеса.

– Автоинспекцию вызывать? – высунулась из будки встревоженная стрелочница.

Бачок задумчиво ходил около разбитого Мерседеса. Коза, находившаяся в шоковом состоянии пришла в себя и, вскочив на ноги разогнавшись, боднула расстроенного Бачка, зря вылезшего из салона прохладного Мерседеса. Тот, стоявший спиной к козе, споткнувшись о камень и не устояв на ногах, свалился в кювет. Такого поворота событий никто не ожидал. Толпа зашлась в восторге. Водитель бросился на помощь своему шефу и схватил веревку, на которой была привязана коза. Из кювета вылезал красный от возмущения Бачок. А из окна будки вопрошала стрелочница:

– Может быть скорую вызвать?

– Уступите место, я врач! – торопливым шагом подходила к толпе только что подъехавшая на Жигулях миловидная блондинка, – что кто-то рожать собрался? Я врач, – и она оттеснила в сторону закрывающих ей видимость мужчин.

– Они еще думают! – из толпы послышался насмешливый голос.

Бачок наконец пришел в себя.

1
{"b":"115843","o":1}