ЛитМир - Электронная Библиотека

Назначенное время подошло и миновало.

Мусоровоз стоял на прежнем месте.

Киллер, тихо ругаясь, думал, что же ему теперь делать.

И тут бесшумно задрожал у него в кармане мобильный телефон.

При своей профессии исполнитель, естественно, должен был избегать звуковых сигналов и использовал только вибровызов.

– Я, – киллер поднес трубку к уху, хорошо зная, кто ему звонит: по этому телефону мог звонить только шеф.

– Понятно, что ты, – проскрипел знакомый голос, – кто же еще! Ну что, перехитрил он тебя? А ты говорил, что все продумано до мелочей и никаких сбоев не будет?

– Ну кто же мог знать, – проговорил киллер, – что появится этот дурацкий мусоровоз?

– Ты что, совсем тупой? – голос шефа переполнился злобой. – Ты что, думаешь, этот гребаный мусоровоз встал на этом месте случайно? Именно в то время, когда мы назначили операцию? Да разуй ты глаза! Он его нанял и специально поставил именно здесь!

– Не может быть! – растерянно произнес исполнитель, в глубине души уже понимая, что шеф прав.

– Ладно, сейчас некогда проводить разбор полетов! – рявкнул хозяин. – Быстро спускайся, может, еще успеешь его перехватить! Проследишь, куда он пойдет. Фотографии у тебя с собой? Узнаешь объект?

– Узнаю, – недовольно буркнул киллер, отключая телефон.

Он сложил винтовку и чуть не бегом бросился прочь с чердака.

Однако когда он вышел на улицу, возле кафе творилось такое, что бывает, наверное, только в сумасшедшем доме накануне ревизии.

Встревоженные официанты бегали среди обозленных посетителей, пытаясь отчистить их от мусора и хоть как-то успокоить. Мусор был везде – на тротуаре, на столиках и стульях, на одежде особенно везучих клиентов…

Виновник же всего этого карнавала, грузовик-мусоровоз, неторопливо заворачивал за угол.

Исполнитель растерянно огляделся.

В этой суматохе найти свой «объект» было нелегко, хотя он и помнил это лицо. Правда, лицо на фотографии, данной шефом, было очень обычное, совершенно не запоминающееся, но киллер не сомневался, что узнает его, если встретит…

Однако вокруг царила такая неразбериха, что рябило в глазах.

Похоже, шеф прав и на этот раз объект действительно переиграл его…

Невысокий, худощавый человек, понурившись, шел по улице, размахивая длинными, как у обезьяны, руками. Он был очень расстроен. Сегодняшняя неудача была куда серьезнее, чем просто ошибка. Она могла погубить его профессиональную репутацию, а при его профессии репутация – это все…

Он был очень расстроен, но, несмотря на это, ни на минуту не терял безупречного профессионального внимания и совершенно автоматически фиксировал лица прохожих. Это было для него уже рефлексом, таким же, как у знаменитой собаки Павлова, и происходило независимо от его сознания.

Вдруг исполнитель насторожился. В непрерывно обтекавшей его толпе мелькнули знакомые черты.

Он ничем не выдал своего волнения и снова скользнул взглядом по этому лицу. Никаких сомнений не осталось. Это была та девушка, чье лицо было на фотографии, полученной у шефа. Спутница и партнерша этого типа.

Может быть, еще не все потеряно и он сможет реабилитироваться в глазах шефа, сможет исправить сегодняшнюю ошибку?

Исполнитель замер на месте, как охотничья собака, пропустил девушку мимо, дал ей немного удалиться и двинулся следом.

Лола собралась за полчаса. Еще сорок минут ушло на то, чтобы добраться на метро до «Технологического института». Таким образом, Лола опоздала всего на каких-нибудь десять минут, но получила от Маркиза строгую выволочку. Лола очень удивилась – ее проступок явно не соответствовал наказанию. Она машинально затараторила оправдания, сама же напряженно размышляла, с чего это Ленька так на нее взъелся. Получалось, что ни с чего, потому что единственный Лолин проступок – инцидент с грузчиками и шкафом. Но это было утром, а Леня Маркиз не злопамятен. И потом, он же прекрасно знает, что Лола открыла дверь не нарочно, а просто спросонья, по утрам она плохо соображает. А что Аскольд сбежал, так, в конце концов, он взрослый, самостоятельный кот и должен сам отвечать за свои поступки.

Стало быть, думала дальше Лола, Ленька нарочно на нее орет, чтобы Лола обиделась и не начала задавать ему вопросы, как прошла встреча с заказчиком. Что-то у него там не заладилось, это совершенно ясно. Ну и ладно, посмотрим, что будет дальше.

Они пешком дошли от метро до Верейской улицы, причем Лола заметила, что Маркиз незаметно поглядывает по сторонам. Лола ничего не сказала, только удвоила внимание.

Дом семнадцать был похож на все остальные дома по Верейской улице – в меру старый, в меру запущенный. Двери нужного подъезда были целые, закрывались плотно, но не было на них никакого замка, так что компаньоны беспрепятственно вошли в дом.

Лола упорно молчала, предоставив Маркизу решение проблемы. Вот и нужная квартира. На лестничной площадке было относительно чисто и пахло хвойным освежителем воздуха. Дверь семнадцатой квартиры была железная, обитая деревом.

«Значит, не коммуналка», – сообразили Лола с Маркизом и переглянулись. Это создавало дополнительные сложности. В коммунальных квартирах люди бесшабашные, ничего не боятся, спокойно открывают дверь, надеясь в случае чего на помощь соседей. А если такая приличная дверь, то скорее всего незнакомая Сапфира Михайловна живет не одна, тогда зачем ей шкаф? Кто в здравом уме станет перевозить этакое неподъемное страшилище, да еще и платить за это грузчикам немалые деньги?

Решили действовать в лоб. В конце концов, можно через дверь спросить, не было ли в шкафу кота и если был, то куда он потом делся? Леня Маркиз встал поодаль, так чтобы его не было видно в глазок, и нажал на кнопку звонка.

Через некоторое время послышались довольно легкие шаги и шум открываемых замков на второй, внутренней двери. Лола поправила волосы и мило улыбнулась в глазок.

– Кто там? – спросили из-за двери.

– Мне нужна Иваницкая Сапфира Михайловна! – самым своим приветливым голосом ответила Лола.

– Да-да, конечно, – засуетились за дверью, – сейчас открываю…

На пороге стояла высокая старуха с абсолютно прямой спиной. У старухи были совершенно белые от седины волосы, аккуратно подстриженные и уложенные. Глаза смотрели зорко. Одета старуха была в черный свитер с высоким воротом и молодежную клетчатую юбку – длинную и расклешенную. Собственно, старухой эту женщину назвать было трудно – уж очень по-молодому держалась, хотя и лет ей, судя по всему, немало.

– Ну что же вы, – сказала пожилая дама, – давайте квитанцию…

– Понимаете, – нерешительно начала Лола, – я вообще-то…

– Вы разве не с почты? – в глазах хозяйки квартиры появился некоторый холодок.

– Я совсем по другому делу! – воскликнула Лола. – Понимаете, как бы вам объяснить…

– Да вы войдите в квартиру и дверь за собой прикройте, – пригласила хозяйка.

И в это время высунулся нетерпеливый Леня. Ему хотелось сразу все прояснить, а Лолка что-то мямлит. Маркиз напустил на лицо самую обаятельную из своих улыбок и шагнул через порог.

– Здравствуйте, вы только не пугайтесь… Понимаете, нам очень нужно с вами поговорить.

Хозяйка в тревоге отступила назад.

– Если хотите, я могу на лестнице стоять и в квартиру не войду, – сказал Леня.

– Нет уж, вы лучше войдите! – слегка всполошилась хозяйка. – Только сразу скажите: вы ничего не продаете и вы не Свидетели Иеговы?

– Нет конечно, – ответила Лола, – а почему вы так подумали?

– Именно эти люди при встрече всегда приветливо улыбаются, – ответила пожилая дама, усмехнувшись, – сами понимаете, что я никак не могла вас принять за представителей жилконторы.

– Да уж, – хмыкнул Леня, – это вы верно заметили…

Он вошел и огляделся. Перед ним был длинный коридор, и где-то в глубине виднелись двери комнат. Одну стену коридора занимал книжный стеллаж. Он тянулся от пола до потолка и был весь уставлен книгами. По другой стене располагалась вешалка, подставка для обуви, а также стоял тот самый дубовый шкаф, из-за которого все и случилось. Коридор был такой длинный, а потолки в этой квартире такие высокие, что огромный трехстворчатый шкаф казался скромной тумбочкой.

10
{"b":"1159","o":1}