ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, это значит для нее очень много, – уверенно произнесла девушка.

– Тогда я иду, – словно решив что-то для себя, кивнул головой Чарльз.

– Вот и хорошо.

– А вы? Вы тоже идете?

Она подозрительно прищурилась.

– Значит ли это, что, если я скажу "да", вы найдете повод, чтобы отказаться?

– Вас не проведешь! – рассмеялся он.

Лорел улыбнулась в ответ, стараясь не обращать внимания на охватившее ее волнение, и вышла из комнаты.

* * *

Концерт был изумителен. Лорел в какой-то момент едва не расплакалась – так тронули ее сердце звонкие детские голоса.

– Когда выступает Пенни? – шепотом обратился к ней Чарльз. От его близости у нее гулко забилось сердце.

– Не знаю точно, – также шепотом отозвалась она. – А что?

– Телефон. Я должен ответить.

Лорел с негодованием повернулась к нему, но он уже смотрел на сцену.

– Конечно, это не "Богема", но вы можете досмотреть концерт до конца, а потом ответить на ваш чертов звонок, – злым шепотом отозвалась Лорел.

Мужчина повернул к ней голову, в изумлении приподняв брови, но ничего не сказал.

На сцене появилась Пенни. Она выглядела очаровательно, но через несколько секунд стало ясно, что девочка напрочь забыла слова: она молчала, ее испуганные глаза ярко блестели, на щеках горел румянец. Это было заметно даже в задних рядах, где они сидели.

Лорел охватила жалость – она знала, с каким волнением Пенни ждала своего выхода. Девушка украдкой бросила взгляд на сидящего рядом с ней Чарльза. Его лицо словно окаменело.

– Без мороженого, кажется, не обойтись, – громко прошептала Лорел, продолжая смотреть на сцену.

– Это точно, – мускулы на лице мужчины слегка расслабились.

До конца представления никто из них не сказал ни слова. Но это было молчание двух сообщников – почти друзей, для которых слова излишни. Сиденья были узкие, и изредка Лорел случайно касалась Чарльза коленом или локтем. В эти моменты ей казалось, что сквозь нее пропускают электрический разряд. В зале было темно, и она благодарила бога, что Чарльз не видит ее пылающих щек.

Этот мужчина притягивал ее с почти гипнотической силой. Внешне девушка оставалась спокойной, хотя нервы были напряжены до предела. Когда концерт закончился, она вздохнула с облегчением.

По дороге домой Лорел не говорила о случившемся – она ждала, когда заговорит Пенни, но девочка молчала. Когда Лорел уже начала всерьез беспокоиться, с заднего сиденья автомобиля послышался всхлип. Девушка тотчас же отстегнула ремень безопасности и порывисто обернулась.

– Солнышко, что случилось? – мягко спросила она.

– Я забыла слова, – сквозь рыдания выдавила из себя Пенни.

Слава богу, подумала Лорел, а то я уже совсем отчаялась это услышать.

– Ты забыла? – девушка нахмурила брови.

– Да... – Едва сдерживаемое рыдание.

– Странно, а почему я не заметила? – она повернулась к Чарльзу. – По-моему, она отлично справилась!

– И я так думаю. – Мужчина взглянул в зеркало и поймал настороженный взгляд своей дочки. Улыбнувшись, он повторил: – Ты спела просто замечательно!

– Правда? – слезы на ее щеках быстро высохли.

– Ну конечно! По-моему, ты пела лучше всех!

Услышав в его голосе похвалу, Пенни совсем успокоилась.

– Я знаю, откуда у тебя этот талант, – продолжал он, – разве ты не знаешь, что твоя прабабка Люсинда была признанной певицей?

– Кто это?

– Бабушка моего папы, – пояснил Чарльз. – У нее был волшебный голос. Стоило людям услышать, как она поет, никто уже не мог забыть ее голос. В свое время она считалась звездой сцены.

– Вы говорите о Люсинде Моричелли? – изумилась Лорел.

– Верно. Вы о ней слышали?

Ей показалось, или Чарльз в самом деле приятно удивлен?

– Кто же о ней не слышал?

– Ну, это было уже давно. Ее уже, скорее всего, и не помнят.

– Мой отец только ее всю жизнь и слушает. Хочу сказать, все эти шлягеры начала 20-х.

– Ваш отец? – Он мысленно подсчитал в уме. – В таком случае ему должно было исполниться больше сотни, когда вы родились.

– Нет, – рассмеялась девушка, – просто у него есть старенький граммофон и куча пластинок. Они достались ему то ли от его бабушки, то ли от дедушки... не помню точно.

Лорел задумалась, припоминая. В детстве она могла слушать часами волнующий голос Люсинды Моричелли. Через некоторое время она тряхнула головой, возвращаясь в настоящее.

– Наверное, вам тоже досталось что-нибудь по наследству?

– Может, где-то есть ее пластинки, – пожал плечами Чарльз.

– Пенни, хочешь послушать, как пела твоя прабабушка? Уверена, тебе она тоже понравится.

– Хочу.

– Вы знаете, где они лежат? – Лорел обеспокоенно посмотрела на Чарльза.

Машина остановилась перед светофором. Мужчина сосредоточенно нахмурился.

– Думаю, они на чердаке. Последней рубашкой не поклянусь, больше им быть негде.

Оглянувшись назад, он улыбнулся Пенни.

– Думаю, так оно и есть. Мы обязательно их найдем.

Пенни издала радостный вопль и захлопала в ладоши. Она полностью оправилась от своего смущения.

– Тогда едем домой! Вы можете купить мне мороженое завтра.

– Так и сделаем, – улыбнулась Лорел. Как ей ни было интересно послушать старые пластинки, о мороженом она не забыла.

Когда час спустя они добрались до дома, Чарльз, не мешкая, полез на чердак. Лорел с трудом уговорила Пенни почистить зубы, и теперь, чисто вымытая и одетая в пижаму, она сидела на своей кровати, дожидаясь отца. Прошло уже полчаса, а он все еще не появлялся.

Пенни зевнула.

От Лорел это не укрылось:

– Ты можешь лечь и просто полежать. Если уснешь, пластинки никуда не убегут. Мы послушаем их завтра.

– А как же школа?!

– Ты забыла? – Лорел усмехнулась и потрепала ее по голове. – Завтра суббота.

– Точно!

Пенни забралась в кровать. Глаза ее устало закрылись. Не прошло и минуты, как она уже спала.

Лорел ласково коснулась губами ее щеки и поправила одеяло. Пенни очень утомилась – слишком много треволнений ей пришлось сегодня пережить.

Глава 13

Чердак, как и весь дом, был огромен. Лучшего места для игры в прятки не найти, если бы не толстый слой пыли, много паутины и затхлый воздух.

Давно я здесь не был, грустно подумал Чарльз. Сколько часов он провел среди этого хлама, будучи ребенком. Все, что сохранилось от прежних поколений, медленно пополняло этот своеобразный музей. Среди вещей встречались раритеты времен Гражданской войны[4]. История прежних поколений продолжала жить в них.

Чарльз давно хотел навести здесь порядок, но руки никак не доходили. Поэтому все вещи лежали как попало и продолжали пылиться. Теперь-то уж я точно выделю немного времени для уборки, мрачно думал мужчина, открывая следующую коробку.

Черт возьми, в каком углу могут валяться эти пластинки?

Раздавшийся в тишине голос заставил его вздрогнуть. Еще с детских времен он всегда поднимался сюда один. Чердак, казалось, пропитался духом прошедших времен, и Чарльз иногда всерьез думал, что натолкнуться здесь на привидение было бы не более странно, чем увидеть в небе самолет.

– Чарльз? Извините, если напугала. Я не хотела, – проговорила Лорел, осторожно пробираясь к нему, лавируя среди многочисленных коробок и ящиков. – Я только хотела сказать, что вы можете не торопиться. Пенни уснула.

Она остановилась перед ним. На ее губах появилась извиняющаяся улыбка:

– Девочка очень устала.

– Это точно. Я еще в машине подумал, насколько ее хватит.

– Ненадолго. Стоило ей оказаться в постели, как она сразу уснула.

Лорел подняла голову. На тонкой проволоке висела закопченная стеклянная керосиновая лампа, сохранившаяся, возможно, еще со времен Второй мировой войны. По крайней мере, именно такие Лорел видела в кино. Тусклый свет натыкался на нагромождения ящиков, отбрасывая на стены очертания сказочных существ.

вернуться

4

Гражданская война в США 1861 – 1865 гг. между Севером и Югом США. Завершилась победой Севера и отменой рабства в южных штатах.

18
{"b":"11596","o":1}