ЛитМир - Электронная Библиотека

– По крайней мере, – подтвердила Лили. Она прикрыла рот рукой, стараясь удержать зевок. Полет прошел хорошо, но, услышав о том, что ее сестра погибла от рук бандитов, она внезапно ощутила смертельную усталость.

Роза заметила, что сестра выглядит очень утомленной.

– Иди приляг. Ты, наверное, устала. Да еще такие новости... Завтра подумаем, как нам лучше поступить.

Глава 15

В День Благодарения Чарльз уехал, как показалось Лорел, без сожаления. После его отъезда она поняла, что скучает по нему. Конечно, ее суждение не истина в последней инстанции, но она по-прежнему считала, что ему стоило отменить встречу и провести праздник дома.

Нет, конечно, в обычные дни она иногда о нем даже не вспоминала: Пенни занимала все ее внимание. И это было даже к лучшему. Лорел боялась, что, если слишком привяжется к нему, ничего, кроме боли, это ей не принесет. К счастью, присутствие Пенни добавило в ее довольно унылую жизнь новые краски. Теперь Лорел трудно было представить, что когда-то она жила без этой малышки.

Перед отъездом Чарльз подробно рассказал ей, как добраться до ресторана. Она слушала его вполуха – у нее были собственные мысли насчет того, как провести праздник. Все, что нужно, – это правдоподобный предлог, чтобы никуда не ехать. На ее счастье, помощь пришла с неожиданной стороны.

Прогноз погоды предвещал мокрый снег и туман на дорогах. Лорел не хотела подвергать Пенни опасности, поэтому, едва услышав о непогоде, они изменили маршрут следования, заехали в магазин и отправились домой "на всякий случай".

Примерно в час тридцать пополудни – Лорел как раз распаковывала продукты – с неба плотной пеленой повалил мокрый снег.

Теперь праздничный ужин будет таким, каким положено.

Не переборщила ли я, подумала Лорел, оглядывая стол, заваленный яствами. Тут была и жирная индейка, и пакет картошки, и несколько клубней топинамбура, и упаковки мушмулы и зеленого горошка, миска жареного лука, которым посыпают запеканку, а также кастрюлька куриного бульона, шампиньоны, мясные рулетики быстрого приготовления и замороженный тыквенный пирог.

Теперь осталось только молиться, чтобы погода не прояснилась, но снег лишь усилился. Лорел возблагодарила небеса.

В эту минуту в кухню вошел Майлз. Он поздоровался и с любопытством уставился на стол.

– Ну как, нужно еще что-нибудь? Я могу съездить.

– Нет, Майлз, спасибо, мне ничего не нужно. Я все купила сама.

– Похоже, здесь будет славная пирушка, а?

– Ты прав, – девушка с сомнением посмотрела на свои припасы. – Этим можно накормить целую ораву голодных ребятишек.

– Думаю, с сэндвичами из индейки ничего не случится, – Майлз мечтательно закрыл глаза и хмыкнул.

– Хватит на неделю, – уверила она его.

– Знаете, прежняя миссис никогда не готовила, – неожиданно сказал мужчина.

Лорел широко раскрыла глаза.

– Извини, Майлз. О ком ты говоришь?

– О прежней миссис – его жене. Никогда носу своего сюда не показывала, знаете ли. – Он озорно смотрел на девушку. – Думаю, хозяин очень удивится.

– Ты думаешь? – Она слегка покраснела.

– Уж можете мне поверить, – кивнул Майлз. – Я здесь уже пятнадцать лет и много чего повидал. Никогда еще хозяин ни на кого так не смотрел, как на вас. Уж простите меня за эти слова.

– Нет, Майлз. Наверное, ты ошибаешься, – в горле у нее стоял ком. – Мистер Грей относится ко мне как к любой служащей.

– Глаза у меня есть, можете мне поверить. Не так уж я и стар. – Майлз важно покачал головой и засмеялся. – С праздником вас, мисс.

– И тебя с праздником, Майлз.

Она смотрела ему вслед, боясь поверить услышанному. Не мог же он знать, какие чувства она испытывает к Чарльзу. Нет, решила Лорел, Майлз сказал это без умысла. Не тот он человек, чтобы так шутить.

Однако нельзя, чтобы его слова возродили в ее сердце искру надежды. Она решила выбросить это из головы и заняться ужином. О Чарльзе она подумает позже. Ее задача проста – устроить Пенни настоящий праздник, которого у нее еще никогда не было.

Без четверти два она облила индейку маслом, обсыпала солью, сельдереем с перцем и поставила в духовку. В половину третьего аромат жареного мяса заполнил кухню. Лорел позвонила в ресторан и отменила заказ.

В половине четвертого в кухню спустилась Пенни.

– Так пилигримы праздновали День Благодарения? – спросила Пенни, стаскивая с верхушки сладкого картофеля мушмулу.

– Почти, – ответила Лорел, следуя примеру Пенни. – Но вот дух этого домашнего праздника остался прежним.

– Они не ели мушмулу? – Этот вопрос очень заинтересовал девочку.

– Боюсь, что так, крошка. – Оп! Еще один кусочек во рту. – Но думаю, они бы не отказались попробовать.

– Никогда не ела ничего подобного, – восхищенно сказала Пенни. – На День Благодарения у нас с папой всегда был луковый суп и филе миньон.

– Стейк и суп? Ха! – Лорел покачала головой. – То, что мы сейчас едим, – это настоящий ужин в День Благодарения!

Она была твердо в этом уверена. Конечно, за столом не было большой семьи, но атмосфера тепла и уюта витала над ней. Они сидели с Пенни на кухне, стаскивая мушмулу с верхушки сладкого картофеля, запеченного в стеклянной сковороде. Кажется, этот День Благодарения будет помнить не только Пенни – она сама его не забудет.

– Ты помнишь, что папе нагадала та цыганка на празднике речных ведьм?

Лорел старалась не вспоминать ни праздник, ни то, что за ним последовало. Но вопрос требовал ответа.

– И что она сказала? – спросила девушка, стараясь выиграть время.

– Она сказала, вы с папой поженитесь.

– Да? А я и забыла. – Румянец, выступивший на лице Лорел, говорил о том, что она врет.

– Но она и правда так сказала, – настаивала Пенни. – Или что вы проведете жизнь вместе, примерно так.

– Дорогая, но ведь она все равно что актриса, – Лорел старалась, чтобы ее голос звучал уверенно, хотя она вовсе не чувствовала уверенности. – Я тебе об этом уже говорила. Она просто играла, как в театре. Помнишь Твистера?

– Неправда! – выкрикнула Пенни. – Вы с папой поженитесь!

– Милая, кто тебе об этом сказал? Мы с твоим папой просто друзья, – увещевала девочку Лорел.

– Нет, ты врешь! Я знаю! – Голос ее поднялся почти до крика.

– Хорошо, хорошо, солнышко, успокойся! – прошептала Лорел, опускаясь на колени и заглядывая ей в глаза. – Успокойся! – Она взяла девочку за обе руки. – Цыганка просто пошутила. Никто не знает, что случится в будущем. Никто.

– Значит, это может случиться? – подумав, спросила Пенни. – И ты можешь стать моей мамой?

Лорел очень хотелось ответить утвердительно, но она не могла солгать. Как и не могла объяснить маленькой девочке, что люди вступают в брак по обоюдному желанию. Она с радостью согласилась бы, сделай ей Чарльз такое предложение. Однако ожидать от него предложения руки и сердца не только неразумно, но и глупо.

– Нет, солнышко. Но разве я почти не мама для тебя? Ты же знаешь, как я тебя люблю, – она коснулась губами ее лба.

– Но ты нужна папе! Я видела! Когда он с тобой, он совсем другой! – упиралась Пенни.

– Правда? – Сердце Лорел забилось сильнее.

Интуиция детей, как правило, безошибочна.

– Он никогда не говорил с прежними нянями, – девочка с энтузиазмом закивала головой. – А с тобой он только и делает, что разговаривает. Иногда он даже спрашивает, как у тебя дела.

В ее груди разлилось приятное тепло.

Может ли внезапная страсть перерасти в нечто большее? Сможет ли он полюбить меня?

Она вздрогнула, словно в нее ударила молния.

Я люблю его.

Сердце ее забилось. Лорел не знала, когда или как это случилось, но от факта не отмахнуться.

– Твой папа очень милый, – уклончиво ответила она. – Но я не хочу, чтобы ты думала, что мы поженимся. Я здесь ради тебя.

– Но цыганка сказала, ты станешь моей мамой, – не оставляла своих попыток Пенни.

21
{"b":"11596","o":1}