ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Среди овец и козлищ
Гадалка для миллионера
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Древний. Час воздаяния
Совсем не женское убийство
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Сварга. Частицы бога
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире

Три последних дня она избегала его, проводя время с друзьями или оставаясь в комнатах со своим зверинцем. Несколько раз Синклер пытался как бы невзначай встретить ее, чтобы определить, простила она его или все еще дуется. К тому же у него появилась странная потребность видеть ее — ему хотелось дотронуться до нее, поцеловать, заключить в объятия, но с этим он мог немного подождать. Он был терпеливым, но уж, конечно, не евнухом.

— Ты выжил из ума. Пара хорошеньких голубых глаз взглянула на тебя, и ты раскрыл ей все наши секреты. — Уолли подал знак, чтобы принесли еще эля.

— Фиалковых глаз, — поправил Син. — Они действительно замечательные. Я всего лишь сказал ей, что хочу найти убийцу Томаса.

— А как ты объяснил наше присутствие?

— Сказал, что вы мне помогаете. И говорите тише.

Синклер замолчал, наблюдая за тем, как лакей расставляет новую порцию напитков. Ему не понравилось предположение шотландца, будто он так увлекся Лисичкой, что забыл об убийстве брата.

— Полагаю, вы расскажете мне, что вам удалось узнать.

— У меня ничего нет, — доложил Уолли — Тот, кто топит кошек, все так же шпыняет их и рычит на детишек. Полагаю, это наш очередной святой. Экспортирует все, на чем можно хорошо заработать. Однако за ним нет ничего, подтверждающего обвинение в убийстве. Вчера он присутствовал в парламенте, но ты это знаешь.

Синклер кивнул:

— Я видел его там, как и Килкерна, который оказался оголтелым противником Бонапарта.

— Да, — согласился Криспин. — Его кузена убили в Бельгии. Не думаю, что он тот, кого ты ищешь.

Хотя граф не был симпатичной личностью, маркиз уже и сам пришел к этому заключению, о чем и поведал товарищам.

— Ты был готов испепелить его на своей свадьбе. Я подумал, что тебе хотелось превратить его в мясо для червей.

— Чистая правда.

— Пусть крылатые ангелы поют за его упокой.

— Крисп…

— Пусть все твое прошлое осветит его путь к дурной смерти.

— Я понял. А теперь перестань цитировать Шекспира, — проворчал Синклер. — Кто-нибудь может принять тебя за джентльмена.

Криспин ухмыльнулся:

— Только за племянника джентльмена, мой мальчик. Только за племянника.

— Да, — передразнил Уолли, — за племянника кровавого герцога Аргайла.

— Любимого племянника, Уоллис. И скажи спасибо — без моих родственников с голубой кровью ты никогда не увидел бы изнутри достойный джентльменский клуб вроде этого.

— Не забывай, шотландец, — я внук герцогини.

Бейтс фыркнул:

— Когда вы перестанете обсуждать голубизну вашей крови, я скажу, что и у меня нет никаких новостей. Тот пьяница Рамсей Дюпон не мог бы совершить убийства, даже если бы кто-то зарядил для него пистолет и направил на цель.

— Итак, все три славных джентльмена представляются достаточно невинными и мы можем вычеркнуть их из нашего списка.

Криспин кивнул:

— Если бы Килкерн убил твоего брата, это был бы честный поединок, а не убийство.

Синклер прищурился:

— От этого он не кажется мне более симпатичным.

Шотландец усмехнулся:

— Я знаю.

— Дюпон тоже чист. Он мог бы совершить убийство, но недостаточно умен, чтобы провести кого-то.

— Уолли?

— Черт побери, дай мне еще несколько дней, чтобы разобраться с этим губителем кошек. Я еще не нашел никакого мотива, но предполагаю, что ублюдок мог быть причастным к убийству.

— Хорошо, тогда мы можем взяться за следующих трех…

— Извините меня, Олторп.

Синклер обернулся. Ему показалось, что он услышал мягкий голос брата.

— Лорд Уильям!

Уильям Лэндри был пьян. Ничего удивительного — сын герцога Феншира входил в число волков, преследовавших Лисичку в тот вечер, когда он увлек ее в сад. Только этого ему и не хватало на сегодняшний вечер — пьяного поклонника жены.

— Думаю, вам следует знать кое о чем. — Лорд Уильям мрачно уставился на Синклера. — Вы сумели найти легчайшую дорогу к постели Лисички, но это совсем не означает, будто нам нравится ваше присутствие здесь.

— Меня, право, не заботят ваши проблемы. Что-нибудь еще?

— Я… то есть мы интересуемся, является ли Лисичка такой же необузданной в постели, какой бывает, когда закусывает удила?

Син поднялся со стула и ударил Лэндри в лицо кулаком. Словно сквозь сон он слышал, как его спутники ругались и убирали вокруг мебель. Не обращая на них внимания, маркиз сбил фигляра с ног, и тот упал на пол, перевернувшись через спинку стула.

Итак, Лэндри не был с ней в интимных отношениях, но это открытие нисколько не успокоило его. Никто, кого Виктория считала другом и поклонником, не произнес бы такие слова на публике. Во всяком случае, не тогда, когда ему было что сказать.

Рыча, он рывком поднял Лэндри на ноги и снова уложил его крепким ударом в челюсть.

Прежде чем Синклер успел еще раз нагнуться к своему противнику, крепкие руки обхватили его за талию и оторвали от пола.

— К черту, Криспин, отпусти меня! — прорычал он.

— Ты собираешься прикончить его?

Маркиз презрительно посмотрел на хрипевшего на полу лорда Уильяма. Убийство в настоящее время определенно усложнило бы проведение расследования.

— Нет.

Огромный шотландец отпустил его. Оглянувшись, Син присел на корточки около плеча Лэндри.

— Больше никогда не оскорбляйте мою жену, — произнес он тихо, — иначе я прикончу вас.

Лэндри застонал, но никак не отреагировал на его предупреждение Тем не менее он вряд ли забудет урок. Синклер выпрямился и направился к двери.

— Теперь никто не подумает, будто ты стал слишком респектабельным, — высказался Бейтс, когда они вышли на улицу.

— Несомненно. — Син потер свой кулак. Разумно это или нет, но он был доволен, что отколотил негодяя; ему не доводилось участвовать в шумных ссорах с тех пор, как они покинули Европу. — У меня в списке еще трое подозреваемых, которые находились в городе и, возможно, видели Томаса в день, когда он был убит. — Достав список, маркиз протянул его Бейтсу.

— Что-нибудь относительно Марли?

— На сегодняшний день — ничего, а там посмотрим. Оставьте его мне.

— Я и не собираюсь становиться между вами, — проворчал Бейтс.

— Что-нибудь еще? — Уолли заглянул в список через плечо Бейтса.

— Я попытаюсь найти данные о голосовавших в парламенте и узнать, кого не было в Лондоне на той неделе, когда убили Томаса.

— Это упростит дело, — согласился Криспин.

— Если речь действительно идет о пэре. — Бейтс вздохнул, протягивая список шотландцу.

Это было только одним из множества «если», с которыми они столкнулись, вернувшись в Лондон. Из Парижа задача не казалась такой обескураживающей, особенно после сотни успешных операций, проведенных ими, и не менее опасных.

— Мы ищем того, кто мог бы хоть немного помочь нам. — Синклер оглянулся на здание клуба. — Принимая во внимание, что я умудрился возбудить столько слухов, думаю, нам следует несколько дней связываться через леди Стэнтон, а не собираться вместе.

Уолли и Бейтс, дружно кивнув, тут же направились к «Ковент-Гардену» и менее респектабельной части Лондона. Криспин, однако, остался на месте.

— Что дальше? — сдержанно спросил Син.

— Тебе пора домой. Виктория все еще там, и тебе придется иметь дело с ней.

— Да-а. Мудрые слова от закоренелого холостяка.

— Ты также был холостяком, пока не увидел Лисичку Фонтейн.

— Поверь мне, Хардинг, я не придурок, охваченный любовью.

— Скажи это Уильяму Лэндри. Ты провернул не самое тонкое дельце, друг.

Синклер ощетинился.

— Каждый день меня посещают мысли о Томасе и о том, что, будь я здесь, он мог бы остаться в живых. Теперь я должен найти убийцу — не важно как.

— И не важно, кому ты причинишь боль.

— Лисичка Фонтейн — самый ценный источник, попавший нам в руки. Она не первая женщина, которую я использовал.

— Но она первая женщина, на которой ты женился.

— Замолчи!

— Иногда тебе следует спрашивать себя, почему ты делаешь это.

20
{"b":"116","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Иди на мой голос
Отголоски далекой битвы
Хищник: Охотники и жертвы
Мир Карика. Доспехи бога
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
Рубеж атаки
Выжить любой ценой
Странная практика