ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гнев викинга. Ярмарка мести
О чем весь город говорит
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Двойная жизнь Алисы
Загадочная женщина
Время первых
Академия Арфен. Отверженные
Мой нелучший друг
Диверсант

— Хорошо, миледи.

Джейн подала руку Виктории.

— Извините, сегодня днем у меня назначена встреча. Мне было очень приятно познакомиться с вами.

— Мне тоже, — тепло ответила Виктория, наблюдая, как Джейн Незерби выходит из модной лавки. Леди Джейн определенно что-то знала.

Ей хотелось услышать мнение Синклера, но при этом он не должен понять, что она продолжает вести расследование. У него по-прежнему были от нее секреты, и то, что у нее будет свой, уравнивало их.

Размышляя над словами леди Джейн, Виктория вернулась к своим приятельницам.

— Вот эта — очень хорошенькая, Маргарет, — заметила она, указывая на одну из лент, висевших на руке подруги.

— Да, особенно если я надену платье из желтого шелка.

— Наденешь куда?

— На твой бал, конечно. Хотя на прошлой неделе в опере я была одета в желтое. Может, лучше выбрать что-то зеленое и перламутровое?

— Желтый шелк симпатичнее, — возразила Люси.

— Да, но я не хочу, чтобы кое-кто думал, будто я ношу только желтое, иначе он начнет называть меня нарциссом или чем-то еще в этом роде.

Виктория нахмурилась:

— Он? О ком ты говоришь?

— Держу пари, о Ките Графтоне, — хитро заметила Люси и засмеялась.

— Как не стыдно!

— Ты целую неделю не говорила ни о ком другом. Кто еще может быть твоим объектом, кроме него?

— Кит? Правда? — Значит, Маргарет действительно строила глазки Кристоферу. Малыш будет рад узнать, что вечер в опере не пропал даром. — Кажется, ему нравится желтый цвет. — Или понравится, как только Виктория намекнет в нужный момент.

— Тогда я покупаю желтую ленту, — объявила Маргарет. Люси снова засмеялась.

— А что наденешь ты, Лисичка?

— Я еще не думала об этом.

— Но ведь бал уже завтра вечером! Ты всегда знаешь, что надеть, за неделю до события.

— Что же, на этот раз мы все будем удивлены.

Пока они продолжали обход магазинов на модной Бонд-стрит, Виктория думала над словами Люси. С момента выхода в свет для нее началась череда развлечений: встречи за чаем, ленчи, балы, чтение стихов, вечеринки. Она пользовалась популярностью и знала все глупости, о которых любят беседовать мужчины: это было легко, поскольку их любимой темой являлись они сами. Но даже когда у нее были заняты все дни и вечера, ее постоянно мучила смертельная скука.

Теперь же, когда светская жизнь перестала быть столь активной, леди Олторп использовала освободившееся время для более важных дел. Благотворительные завтраки, распределение одежды и пищи среди нуждающихся и помощь Синклеру — все это занимало то же количество времени, которое она тратила раньше, но с одной существенной разницей: скука исчезла, и этим, помимо всего прочего, она была обязана Сину.

Когда Виктория вернулась в Графтон-Хаус, Майло сообщил ей, что лорд Олторп в конюшне.

Открыв скрипучую дверь, леди Олторп вступила в прохладные сумерки. Синклер был там один: облокотившись на дверь стойла, он кормил старину Джо яблоком.

— Добрый день, — сказала она, и ее сердце бешено забилось, как бывало всегда, когда они оставались наедине.

— Надеюсь, твое путешествие по магазинам прошло удачно? — спросил маркиз, приближаясь к ней.

— Очень удачно. Как Джо?

— Теперь, когда он стал понемногу поправляться, кто-то даже может признать его за лошадь. — Син обнял ее за плечи и притянул к себе со знакомым чувством собственника. — Что ты собираешься с ним делать?

— Разве у тебя нет племенной фермы в имении в Олторпе?

Он поднял бровь.

— Есть, но я не позволю ему свободно бродить среди кобыл и воспроизводить маленьких Старикашек Джо.

Виктория засмеялась.

— Тогда я придумаю что-нибудь.

Он повел ее к двери. Конюхи по-прежнему не появлялись.

— Что это?

Она пробежала руками вниз по его груди, чувствуя игру мышц плоского твердого живота, и остановилась на поясе.

— А где же твои работники?

— Выполняют важные поручения, — быстро ответил он. — Миссис Туодл печет пирожки с яблоками. Я сказал, что мы украдем их, пока они еще горячие.

— Ты такой домашний, — проворковала она и развязала его пояс.

— Боже, — прошептал он, и в его янтарных глазах засветилось явное изумление. — Я породил чудовище.

— Поцелуй меня, — прошептала Виктория, воспламеняясь и дрожа от его умелых прикосновений.

— В доме, — заявил он, кладя руки на ее плечи. Обернувшись назад, она на мгновение заметила, как что-то скрылось в глубокой темноте в углу. Чей-то темный рукав, если она не ошиблась. Возможно, еще одна из тайных встреч Синклера. Так как последние восемь ночей он провел с ней, то должен был устраивать их в другое время. В ней вспыхнуло раздражение. Очевидно, она все еще не заслужила его доверия и он до сих пор встречается со своими друзьями за ее спиной.

— Пойдем же, — повторил маркиз. Виктория повертела головой.

— А что плохого в конюшне? — спросила она достаточно громко, чтобы ее услышала невидимая аудитория.

— Грязь и солома. — Слова звучали отрывисто, словно Синклер говорил, стиснув зубы. — Я уверен, мы сможем поговорить в более комфортабельном месте. Ты расскажешь мне, как провела день…

— Я не хочу разговаривать.

Почувствовав, как заиграли его мускулы, Виктория, подавила усмешку и наклонилась вниз.

— Надо же, в мою туфлю попал камешек.

— Ах ты, маленькая… — начал он, затем остановился. — Домой! Сейчас же!

— Но ты обещал мне еще один урок.

— Думаю, у тебя и так достаточно успехов, Лисичка. — Его руки обняли ее за талию. — В дом, где мы можем не торопиться…

Итак, она сумела возбудить его, но теперь не знала, что делать дальше. Ей определенно не хотелось, чтобы он набросился на нее при посторонних.

Виктория повернулась на каблуках и взглянула ему в лицо.

— Есть две вещи, которые ты можешь показать мне. Одна из них — твои друзья, которые прячутся за теми охапками сена.

Маркиз нахмурился.

— О чем это ты?

— Перестань играть, я не идиотка. — Она показала пальцем в угол конюшни: — Я видела там одного из них.

— Сейчас?

— Да, сейчас.

Он разжал руки и бросился к сену. Пыль взвились в воздух, и кто-то вскрикнул.

Охнув, Виктория схватила грабли и атаковала охапки сена. Она чуть не проткнула незнакомца, которого Син отбросил к двери в конюшню.

— Нет, Виктория! — закричал он. Пронзительно вскрикнув, она сумела повернуть грабли зубцами вверх и ударила парня по плечу толстой ручкой. Его большое, потерявшее равновесие тело, встретившись с граблями, опрокинуло Викторию, и все трое упали на землю, причем она оказалась в самом низу.

— Черт побери, Уолли, слезь с моей жены! — прорычал Синклер, и огромная тяжесть поднялась с ее груди.

Виктория с трудом села, а Синклер встал на колени около нее.

— О Боже, — выдохнула она.

— С тобой все в порядке? — заботливо спросил муж.

— Да, все хорошо.

— Зато со мной не все в порядке, — проговорил незнакомец, заняв сидячее положение и придерживая правую руку левой. — Ты вывихнул мне палец, Син.

— Тебе еще повезло, что не сломал. Тебя же предупреждали, чтобы ты отказался от своих чертовых трюков.

— Я просто…

— Заткнись и жди здесь.

Синклер сгреб Викторию в охапку, встал и, прежде чем она сумела выговорить хоть слово, вышел из конюшни и направился ко входу на кухню позади дома.

— Я себя прекрасно чувствую, правда, — запротестовала она.

Маркиз не отвечал, его лицо побледнело и напряглось, то ли от гнева, то ли от беспокойства или от того и другого сразу. Он бесцеремонно открыл ногой дверь и пронес жену через кухню. Миссис Туодл и ее помощники пораскрывали рты от удивления, и Виктория, слабо улыбнувшись, без всякого энтузиазма помахала им.

— Немедленно пошлите Дженни в спальню леди Олторп! — гаркнул хозяин дома и понес ее вверх по лестнице для прислуги.

— Синклер, это смешно. Я немного испачкалась, но в остальном совершенно здорова.

К счастью, дверь спальни была открыта. Син бережно посадил ее на кровать, затем, подойдя к прикроватной тумбочке, достал оттуда таз для умывания и полотенце. Когда ом смочил угол полотенца и поднес к ее лицу, она поймала его за запястье.

35
{"b":"116","o":1}