ЛитМир - Электронная Библиотека

— Итак, теперь он приучил вас пить бренди? — Августа села рядом с ней по другую сторону. — Я знала, этот мальчик на любого может оказать вредное влияние.

— Он должен быть самым ужасным созданием на земле, чтобы оказать вредное влияние на меня. — Виктория заставила себя улыбнуться и поднялась. — Это моя вина. Мне нужно освежиться. Я вас покину на минутку.

— Конечно, если это необходимо…

Не обращая внимания на удивленные взгляды двух леди, Виктория подобрала юбки и заторопилась к балкону, выходившему на маленький сад Августы. Вскоре она уже вдыхала прохладный ночной воздух.

— Даже замужним женщинам не пристало отправляться на балкон в одиночестве, — неожиданно раздалось над самым ее ухом.

Виктория пронзительно вскрикнула и тут же прижала ко рту обе руки, надеясь, что оркестр в зале заглушил ее вопль.

— Марли, — выдохнула она. — Вы до смерти напугали меня.

Виконт не тронулся со своего места на другом конце балкона.

— Вижу.

— Что вы здесь делаете?

Он пожал плечами:

— Я еще недостаточно пьян, чтобы возвращаться в дом. А вы?

— То же самое.

— Черт возьми, Лисичка! Из всех мужчин, которые окружали вас, не говоря уже обо мне, вы выбрали Сина Графтона!

Марли был среди подозреваемых, напомнила себе Виктория. Он все еще считается потенциальным убийцей.

Она приблизилась к двери балкона.

— Я все равно не вышла бы за вас замуж.

— Я не идиот, знаю.

— Итак, мы…

— Вы не собирались замуж. Это было справедливо. Затем он вошел, и вы изменили правила игры.

— Вам не следовало приходить сюда сегодня, если вы испытываете такие чувства.

— Вы попросили меня прийти, а теперь гоните. Так чего же вы хотите?

Признания, подумала она; однако похоже, источник должен быть совершенно другим.

— Я надеялась узнать, можем ли мы по-прежнему оставаться друзьями.

Он выпрямился.

— Не думаю, что мы когда-либо были друзьями. Вы хотели такого мужчину, который впутал бы вас в неприятности и не побоялся испортить свою репутацию, верно?

Она прищурилась.

— А чего хотели вы?

— Вас.

В этот момент на балкон вышел Лайонел Пэрриш. Его чересчур искреннее удивление не оставляло сомнений — он знал, куда они удалились.

— Извините, — произнес Пэрриш, — в бальном зале стало опасно находиться.

Виктория сделала шаг ему навстречу.

— Опасно? Что вы имеете в виду?

— Ливерпул упомянул о новом торговом соглашении с колониями, а Хаверли залил пол портвейном. Уверен, это прелюдия к кровопролитию.

— Тогда самое лучшее для меня будет вернуться и потанцевать с кем-нибудь из них. Вы проводите меня?

Пристально взглянув на Марли, Пэрриш предложил Виктории руку.

— Берегитесь злых языков и остроумных выпадов. Я могу упасть в обморок, если мне бросят вызов…

— Не волнуйтесь, я спасу вас.

Не глядя в сторону Марли, Виктория позволила Лайонелу проводить ее обратно в зал. Виконт вел себя не слишком агрессивно, но даже при этом она почувствовала облегчение, покинув его. В прошлом он, не довольствуясь простым общением с ней и случайными поцелуями, постоянно ожидал от нее большей близости, словно одной дружбы ему было недостаточно.

В танцевальном зале, несмотря на зловещее описание Лайонела, все выглядело вполне спокойно.

— Хм, возможно, я кое-что преувеличил. — Он бросил на нее косой взгляд.

— Благодарю вас, Лайонел.

— Я видел, что Марли направился на балкон, и собирался перехватить вас, но вы двигались слишком быстро.

— Хорошо, в следующий раз я не буду так спешить, — засмеялась Виктория.

Кингсфелд покинул Синклера и теперь увлеченно разговаривал с леди Августой. «Должно быть, я сошла с ума, — подумала Виктория. — Разве мог тот, кто совершил убийство, продолжать дружить с семьей жертвы? Марли — более подходящая кандидатура. По крайней мере он не скрывает, что не любит Синклера».

Леди Джейн плавно вошла в зал со стороны кабинета. Ее холодное, сдержанное лицо неожиданно дрогнуло, затем приняло прежнее выражение. Виктория с любопытством проследила за направлением взгляда молодой женщины — и попала прямо на лорда Кингсфелда. У нее перехватило дыхание.

— Лайонел, вы видели Сина? — спросила она, пытаясь отыскать взглядом мужа.

— Да, в гостиной. Что-то не так?

Черт возьми, она ведь собиралась научиться не выдавать своих мыслей.

— Все в порядке. Просто мне нужно поговорить с ним.

— Тогда я покину вас. Люси подкупила оркестр, и сейчас заиграют контрданс.

В дверях гостиной появился Синклер, за ним на расстоянии нескольких шагов следовал Криспин Хардинг. Внимание обоих мужчин было направлено на леди Джейн Незерби. Виктория нахмурилась. Мистер Хардинг сообщил Сину о присутствии на балу молодой леди, но ей хотелось бы самой сделать это.

Синклер предпочел не представляться, решив, что случайная встреча принесет больше пользы. Сделав вид, что он слегка навеселе, маркиз приблизился к леди Джейн, затем неуклюже отступил назад и чуть не натолкнулся на нее.

С опозданием заметив, что пристально наблюдает за ними, Виктория отвернулась и, сосредоточив внимание на комнатном плюще, неожиданно заметила, что Кингсфелд тоже наблюдал за Синклером и леди Джейн. Выражение его лица было слегка скучающим, но что-то в глубине янтарных глаз заставило ее вздрогнуть.

Она явно все выдумала. Сказал ли ему Синклер, что ждет встречи с леди Джейн? И о чем леди Джейн предпочитала не говорить?

Опомнившись, Виктория отправилась на поиски Августы, чтобы выслушать ее уверения относительно честности и порядочности графа Кингсфелда. Хозяйка дома находилась в центре бального зала, танцуя контрданс с Китом, и они, казалось, были счастливы.

Если что-то произойдет с бабушкой или братом Синклера, это его убьет. И тут Виктория дала себе обещание сделать все, лишь бы ничего не случилось с его семьей. Ничего.

Что-то беспокоило его жену: она молчала при возвращении в Графтон-Хаус, и даже его дразнящие вопросы не оторвали ее от размышлений. Синклер мог догадаться о некоторых причинах этого настроения: Виктория провела вечер, пристально наблюдая за своими друзьями и знакомыми, и скорее всего обнаружила что-то, о чем предпочла бы не знать. Это была его вина, и он намеревался ее исправить до того, как они уснут.

— Послушай, — Виктория повернулась в кровати, — мне нужно кое-что сказать тебе.

— Говори.

— Я не могу… когда ты так целуешь меня.

— Хорошо, я подожду. — Он вздохнул с деланным разочарованием.

Она перевернулась на спину.

— Ты выяснил что-нибудь про леди Джейн?

— Пожалуй, эта красотка что-то знает. Я послал Бейтса посмотреть, что можно выкопать в загородной резиденции ее родителей, а Уолли готов влюбиться в ее горничную.

— Бедный Уолли.

— Он заслужил наказание после того, как на днях испугал меня до полусмерти.

— Что она сказала тебе?

— Разумеется, она была дружна с Томасом и скорбит о нашей общей утрате, но ничего такого, чтобы предать кого-то правосудию. Она не понимает, почему это случилось. — Маркиз перевел дыхание, заметив живой интерес на лице Виктории. — По-моему, у нее есть ответы на все вопросы. Ты молодец, что обнаружила эту даму.

— Не уверена, что Джейн и Марли знают друг друга. Он никогда не смотрел в ее сторону и не упоминал о ней, по крайней мере последние два года.

— Ты собиралась мне сказать именно это? — Синклер старался, чтобы его голос звучал равнодушно. Каждый раз, когда его жена защищала проклятого лорда Марли, он испытывал желание хорошенько встряхнуть ее — ведь тот, кто ей нравился, возможно, убил Томаса.

— Нет. — Она чуть поколебалась, затем села. — Что, если я скажу тебе, кто был знаком как с леди Джейн Незерби, так и с твоим братом и находился в городе в тот день, когда был убит Томас? Этот человек хорошо знал Графтон-Хаус, и главное — он не позволяет существовать вещам, которые бесполезны для него.

— Я хотел бы узнать имя этого человека. Немедленно. — Голос маркиза дрогнул.

40
{"b":"116","o":1}