ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Резервация
Двойная жизнь Алисы
Земля лишних. Побег
Суперпотребители. Кто это и почему они так важны для вашего бизнеса
Византиец. Ижорский гамбит
Ее заветное желание
Смерть от совещаний
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть

— Он хочет, чтобы вы были в безопасности.

Она нахмурилась.

— Не спорь со мной, Роман.

Камердинер вздохнул:

— Надеюсь, у Сина будет шанс убить меня за это. Каков ваш план?

— Я уже сказала — мы должны захватить их живыми.

Крякнув, Роман покачал головой:

— Тогда нам нужно нечто большее.

— Что ты предлагаешь?

Соединяющая две спальни дверь скрипнула. Виктория охнула и прижала руки к груди. Когда же она заметила в щели белый платок, то готова была упасть в обморок от облегчения. За платком последовала голова Кита.

— Я тоже хочу принять участие, — прошептал он, добираясь до них ползком.

— Ты нас слышал?

— Нет, но вы наверняка что-то задумали. Я должник Кингсфелда в той же мере, что и Син, даже больше. Сразу после похорон он сказал, что хочет хотя бы отчасти заменить мне брата, и я поверил ему. Он даже написал мне рекомендательное письмо в Оксфорд.

— Тогда, — прошептала Виктория, беря ею за руку, — ты можешь нам пригодиться. Только будь осторожен.

Кит мрачно улыбнулся:

— Само собой.

— Подождите, черт побери! — запротестовал Роман. — Я не позволю…

— Выбирай одно из двух. Мы можем или помешать тебе, или помочь, — резко сказала Виктория.

— Проклятие! — воскликнул камердинер. — Если мы хотим взять этих людей живыми, нужно захватывать их по одному.

— Живыми? — повторил Кит, хмурясь.

— Улики, — прошептала Виктория. Брат Синклера кивнул:

— Да, правильно.

Вскоре к ним присоединилась Августа. Они объяснили ей свой план, и тут же ступеньки лестницы заскрипели под ногами непрошеных гостей. Виктории не очень нравилось, что Августа и Кит тоже втянуты в опасную затею, но она не могла помешать им.

Спальню, в которой они укрылись, отделяло от лестницы несколько дверей. Когда Виктория услышала, как тихо открылась очередная дверь и чьи-то сапоги застучали по холлу, она пожалела, что не находится в первой комнате.

— Готовы? — одними губами спросил Роман из-за двери.

Она кивнула, испытывая небывалую сухость во рту. Это было ради Синклера и одновременно ради нее и их ребенка. Второго шанса не будет.

Дверная ручка начала медленно поворачиваться. Виктория затаила дыхание. Она сидела на кровати, и если бы Роман быстро не отошел, ей было бы некуда бежать.

Дверь немного приоткрылась, крупный коренастый мужчина появился в комнате с пистолетом в руке.

— Привет, — сказала она тихо и улыбнулась. — Я ждала вас.

Он сделал шаг вперед и направил на нее пистолет. Еще один шаг, и они захватят его.

— Вы Лисичка, не так ли?

— Да, это я. Вы хотели бы узнать, почему мне дали такое прозвище?

— Черт…

Внушительное полено опустилось ему на голову, и, пробормотав что-то, негодяй тяжело рухнул на пол.

— Они прозвали ее так потому, что она хитра как лисица, — пробормотал Роман, беря поверженного врага за руку. Кит, появившись из-за кровати, схватил его за другую руку, чтобы оттащить от двери, а Августа выскользнула из шкафа и тихо закрыла за собой дверцу.

— Одним меньше, — мрачно пошутил Кит, используя веревки от штор, чтобы связать руки мужчины за спиной.

Роман обследовал пистолет нападавшего и протянул его Киту.

— Вы знаете, как им пользоваться, мастер Кит?

— Конечно. — Молодой человек положил оружие в карман. — Теперь мы должны ждать, когда появится следующий, но на это может уйти уйма времени…

Дверь распахнулась.

Пронзительно вскрикнув, Виктория попыталась соскочить с кровати, но Кингсфелд мгновенно набросился на нее. Его руки, словно щипцы, сомкнулись у нее на лодыжке, и она стала яростно отбиваться.

Он швырнул ее на кровать, так что юбки задрались выше колен.

— Довольно, Лисичка! — Размахнувшись, Остин ударил ее по лицу.

На мгновение оглушенная ужасным ударом, она упала на кровать. Когда Кингсфелд посадил ее, сквозь падающие на лицо растрепавшиеся волосы она увидела в дверях второго человека с пистолетом, направленным на Кита и Романа.

— Мы сдаемся! — закричала Виктория.

— Вы слышали, что сказала леди, — прорычал Кингсфелд, — бросьте оружие!

— Остин! Что все это значит? — Августа стояла у окна, сжимая в руках тяжелую вазу. Увидев нескончаемый гнев в глазах пожилой женщины, Виктория поняла, откуда черпал силы Синклер.

— Это значит, дорогая Августа, что ваш внук превратился в буйнопомешанного, и мне не остается ничего другого, кроме как привести все в порядок. Немедленно опустите вазу.

С большой неохотой Августа бросила вазу на кровать.

— И как же, по-вашему, исправить положение, вы, убийца?

— Избавиться от того беспорядка, который я нечаянно создал. — Он мрачно улыбнулся, а затем, схватив Викторию за волосы, поставил ее на ноги. — Все вон отсюда!

Виктория вышла из, спальни в холл. Она споткнулась, когда граф толкнул ее к лестнице, и затем вдруг застыла. Внизу стоял Синклер с потемневшим от ярости лицом. На какой-то момент она подумала, что у нее галлюцинации, но тут он произнес одно тихое слово:

— Пригнись.

Виктория присела, и пуля от первого выстрела попала Кингсфелду в скулу. Граф отшатнулся в сторону и выпустил свою жертву. Виктория тут же побежала обратно в спальню и бросилась на второго налетчика, прежде чем тот успел открыть рот. Кит ударил его по ногам, и он упал, увлекая за собой тех, кто пытался бороться с ним, но Августа тут же опустила вазу ему на голову.

— Отличный маневр, бабушка, — сделал комплимент Кит, поднимаясь с пола и пошатываясь.

— Спасибо, дорогой.

Прогремел выстрел. Пуля, просвистев мимо них, попала в дальнюю стену комнаты. Виктория охнула, а Синклер тем временем выбил пистолет из руки Кингсфелда.

— Теперь ты больше никогда не навредишь моей семье, — сквозь зубы произнес он.

Однако Кингсфелд не был окончательно повержен. Сцепившись, оба противника упали на пол; Кингсфелд ударил Синклера в лицо, и кровь струйкой потекла из его разбитой губы. Однако маркиз, казалось, не почувствовал удара и продолжал колотить более крепкого противника.

Неожиданно граф вытащил из сапога нож.

— Синклер! — пронзительно вскрикнула Виктория.

— Надеюсь, ты знаешь, как этим пользоваться! — прорычал Син, увертываясь от выпада Кингсфелда.

— Достаточно хорошо, чтобы добить тебя и всю твою семью. — Граф снова сделал выпад.

В последнюю секунду Синклер пригнулся, а затем, резко выпрямившись, перебросил противника через плечо. С коротким криком Кингсфелд упал с верхней ступени лестницы головой вниз и распластался на площадке перед ней.

Одним прыжком маркиз оказался возле и выбил нож из его пальцев.

Голова Кингсфелда была вывернута под невероятным углом. Заметив это, Синклер отступил назад, затем сел на пол. Невыразимое облегчение наполнило его. Слава Богу, он появился вовремя!

— Кингсфелд умер? — неуверенно спросил Кит, прислонившись к перилам и потирая огромную шишку на лбу.

— Да.

— Значит, остался еще один.

— Нет. Я встретил его в гостиной; какое-то время он не сможет двигаться. — Маркиз медленно поднялся на ноги, чувствуя невероятную легкость во всем теле, и тут увидел Викторию, стоявшую на верхней площадке лестницы.

В глубине души он думал, что на его долю никогда уже не выпадет такое счастье, которое дарила ему Виктория. Даже сейчас он не был до конца уверен в этом, так как слишком часто лгал ей, оскорблял ее и манипулировал ею. Невозможно было представить, что она простит его.

Тем не менее он стал медленно подниматься по лестнице.

— Виктория…

Она бросилась в его объятия.

— Синклер, с тобой все в порядке? — Она не удержалась и всхлипнула. — Скажи мне, что у тебя все хорошо.

Маркиз закрыл глаза и уткнулся лицом в ее волосы.

— Прости меня, — прошептал он, — я так виноват перед тобой…

— Никогда больше не лги мне! — горячо попросила она. Он заглянул в ее фиалковые глаза.

— Значит, ты даешь мне еще один шанс?

— Ну конечно! Я так люблю тебя!

60
{"b":"116","o":1}