ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Чужая война
Неотразимый повеса
Разведенная жена, или Черный квадрат
Представьте 6 девочек
Мои живописцы
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
НЛП. Техники, меняющие жизнь
Бортовой

Он не отрывал от нее глаз. Темная броня неверия, защищавшая его душу, растаяла, словно ее никогда и не было.

— Так ты меня правда любишь? — прошептал он, заправляя ей за ухо выбившийся локон. — Именно меня?

По ее щеке скатилась слеза.

— Да. Я одолжила лошадь в академии и собиралась в Лондоне найти тебя, но когда увидела, что сюда направляется Кингсфелд, поехала назад, чтобы предупредить…

— Ты… ты подвергала себя опасности ради меня и моих близких?

— Так же, как и ты, Син, ради меня.

Он снова обнял ее.

— Я люблю тебя!

Она подняла к нему лицо, и Син горячо поцеловал ее. Виктория Фонтейн наконец-то окончательно принадлежала ему. Какова бы ни была причина, по которой она хотела остаться с ним, он не собирался сомневаться в ее честности.

— Мне нужно кое-что сказать тебе, — прошептала она.

— Я уже знаю.

Виктория недоверчиво взглянула на него:

— Ты знал и все равно отправил меня?

— Нет-нет-нет, — быстро возразил он, крепче обняв ее на случай, если она попытается убежать. — Александра сказала мне об этом прошлой ночью.

— Александра?

— Мне показалось, что она сильно рассердилась. Рассвирепела, так будет точнее. Боже милостивый, Виктория, ты проскакала весь путь от академии до Олторпа! Надеюсь, это не повредило тебе?

— Я уверена, что нет.

Он поцеловал ее.

— У тебя есть полное право отколошматить меня. Я знаю, как ты была обижена и сердита.

— Была, но теперь все позади. Что заставило тебя наконец заняться Кингсфелдом? — Она бросила взгляд через его плечо на лестничную площадку.

— Именно ты и убедила меня. Кроме того, я обнаружил, что он владел заводом по изготовлению ламп в Париже.

— И убил Томаса из-за ламп?

— Нет. Однажды я побывал там, когда один из генералов Бонапарта проиграл мне на пари ружье. Так как мы оба были пьяны и у него не очень-то хорошо варила голова, он привел меня на оружейный завод, имевший то же название, что и у лампового завода, которым владел Остин.

— Ты думаешь, Томас узнал об этом?

— Остин боялся, что он в конце концов узнает. Очевидно, Томас хотел зачитать на заседании палаты список всех пэров, владеющих недвижимым имуществом во Франции.

— Твой брат подозревал Остина, иначе не спрятал бы бумаги.

Синклер кивнул.

К ним подошли Кристофер и Августа.

— Извините, но я ничего не мог сказать вам раньше. Это было слишком опасно.

— Все равно тебе следовало предупредить нас! — горячо заявил Кит.

Двойная дверь внизу распахнулась.

— Син!

— Мы наверху. Все в порядке.

Виктория улыбнулась:

— Точно. В порядке.

Криспин загромыхал по ступеням, остановившись на мгновение, чтобы взглянуть на тело Кингсфелда.

— Слава Богу. Мы слышали выстрел, когда перевалили через последний холм.

Спустя несколько секунд к ним присоединились Уолли и Бейтс.

— Я становлюсь чертовски стар для этих игр, — выговорил Уолли, наклонившись и тяжело дыша.

— Не важно, — успокоил его маркиз, — я только что вышел в отставку.

— Но, Син, не забывай, что нам надо уладить еще одно дело в Лондоне, — возразил Криспин.

Какое-то мгновение Синклер недоуменно смотрел на него. Он покончил с этим — покончил с агентурной работой, покончил с местью за Томаса, покончил с ложью. Теперь у него наконец появилась возможность безбоязненно смотреть вперед, вместо того чтобы постоянно оглядываться назад; его ждала впереди жизнь с Викторией, с их детьми и с теми животными, которых она выручит в следующий раз. Он даже не стал бы возражать, если бы в их компании в конце концов появился слоненок.

— Что еще нам необходимо сделать? — спросила Виктория, положив голову мужу на грудь.

— Марли, — подсказал Уолли.

— Марли? — повторила она, хмурясь. — Он ведь ни в чем не виноват, разве не так?

— Если не принимать во внимание то, что он пытался похитить тебя. — Синклер мрачно усмехнулся.

— Он никогда не мог рассчитывать на это.

— Я подстроил так, чтобы его арестовали, — хотел обмануть Кингсфелда. Мы должны вернуться в Лондон, прежде чем его повесят.

Ее губы дрогнули.

— Бедный Марли.

— Полагаю, что с сегодняшнего дня только я буду вносить беспокойство в твою жизнь. — Маркиз ласково погладил жену по щеке, а она в ответ засмеялась и крепко обняла его.

61
{"b":"116","o":1}