ЛитМир - Электронная Библиотека

Секундой спустя он поднялся, отряхиваясь от песка и сосновых игл, и повернулся в сторону ресторана. Бетонный козырек обрушился на террасу, расколовшись на несколько частей, и раздавил столы и легкие плетеные стулья. Над обломками поднималась цементная пыль. Сам ресторан уцелел, из его дверей испуганно выглядывал немногочисленный персонал. Спасенный Леней официант стоял на коленях, раскачиваясь вперед-назад. Со стороны берега огромными прыжками приближался любопытный ретривер.

Леня убедился, что ничего себе не сломал, и подбежал к официанту. Тот продолжал раскачиваться и при этом жалобно подвывал на одной ноте.

Маркиз встряхнул его:

– Все в порядке! Ты жив! Ну-ка, вспомни – кто мог написать записку на чеке?

Но тот только тупо пялился на развалины и бормотал что-то нечленораздельное.

Вдруг Лене показалось, что среди сосен мелькнула стремительно убегающая женская фигура. Он оставил в покое официанта, от которого все равно не было никакого толка, и бросился в сторону сосняка. Однако когда он миновал ресторан и углубился в лесок, беглянки уже не было видно. Тем не менее Леня пробежал еще немного и вскоре оказался на шоссе.

Возле его машины трудился какой-то малолетний злоумышленник. Пыхтя и надрываясь, он пытался открутить зеркало. Леня коршуном налетел на него и ухватил за ухо.

– Дяденька, не трожь! – захныкал воришка. – Не трожь, тебе говорю, а то я Кольке Рыжему пожалуюсь!

– Неправильный текст! – оборвал его Маркиз. – Ты должен говорить: «Дяденька, больше не буду!»

– Чего это? – Мальчишка от удивления даже перестал хныкать. – Я лучше Кольке пожалуюсь, а он тебе надает!

– Колька твой далеко, а я здесь! – высказался Маркиз. – Так что давай от угроз перейдем к продуктивному диалогу!

– Чего? – Мальчишка разинул рот. – Я никаких твоих продуктов не трогал, на фига они мне нужны, я только зеркало хотел, да и то не успел, так что это не считается!

– Я к тебе и не в претензии, – успокоил его Леня. – И сейчас я тебя отпущу, да еще и денег дам…

– Сколько? – немедленно заинтересовался мальчишка.

– Ты бы лучше сначала спросил – за что! А то ведь люди разные попадаются!

– А за что?

– За информацию. Сейчас здесь женщина не пробегала?

– Тетка? – уточнил воришка.

– Ну, пусть будет тетка!

– А где деньги?

– Ну, ты в жизни точно не пропадешь! – восхитился Маркиз и, достав из кармана сторублевку, помахал ею перед носом малолетнего правонарушителя.

– Двести! – решительно потребовал тот.

– Так пробегала или нет? А то что я, просто так тебе деньги давать буду? За просто так только подзатыльники бывают!

– Пробегала, пробегала! – процедил хитрый мальчишка, следя за Лениным бумажником. – А если триста дашь, скажу, на какой машине она уехала!

– Ну, ты даешь! – восхитился Маркиз и протянул деньги.

– «Ситроен» серебристый, – сообщил тот, пряча заработанное в задний карман широченных штанов. – А вот номер не скажу, номер у нее был грязью замазан. Нарочно, чтоб не прочитать!

– Свободен! – Маркиз отпустил своего информатора и легким пинком придал ему начальное ускорение.

Проводив мальчишку задумчивым взглядом, он полез в карман за ключами от машины.

Ключи были на месте, но бумажник пропал.

Леня бросился было вслед за наглым воришкой, но того уже и след простыл. К счастью, ключи и документы лежали в другом кармане и остались на месте.

– Но какая талантливая молодежь подрастает! – проговорил Маркиз, устраиваясь на водительском сиденье. – Ведь он только посмотрел на мой бумажник! Что он, взглядом деньги притягивает?

До субботы Лола маялась дурью. Она бесцельно бродила по квартире, глядела в окно, щелкала пультом телевизора, но тут же бросала пульт, так что Леня с трудом его находил. Лола много курила, неопрятно рассыпая пепел вокруг себя, чего раньше за ней никогда не водилось. Вообще, по наблюдению Лени Маркиза, его подруге изменили старые привычки. Она не валялась по полтора часа в ванне с душистой пеной, а принимала душ за пятнадцать минут, как обычный человек. Она не сюсюкала с Пу И, не тискала его и не называла своей единственной радостью, она просто его не замечала. Песик вначале дулся на Лолу и всячески давал ей понять, что он очень на нее сердит. Но Лола не принимала его претензий, поэтому Пу И сначала удивился, а потом обиделся по-настоящему. Попугай отсиживался на верхотуре и оттуда разглядел на плече у Лолы неуклонно лиловеющий синяк, поэтому вел себя тише воды, ниже травы и на всякий случай даже разучился на некоторое время говорить. Лола и тут никак не реагировала. Когда же она третий раз за один день наступила на хвост коту Аскольду и даже не заметила этого, кот поглядел на нее очень внимательно и на целые сутки удалился в комнату к Маркизу, так что Леня даже забеспокоился, не заболел ли его любимец.

Маркиз, конечно, не был полным чурбаном и заметил, что с его подругой происходит что-то не то. Он попытался подступиться к ней с заботливыми расспросами, но в ответ получил только отрешенный взгляд и неразборчивое бормотание. В конце концов Леня махнул на Лолу рукой и занялся своими делами, стараясь поменьше бывать дома, тем более что Лола не готовила никакой еды. Сама она грызла сухари – самые обычные, сливочные с маком, и непрерывно пила чай, причем не заваривала его, а пользовалась одноразовыми пакетиками. И это тоже было делом неслыханным – к завариванию чая Лола относилась всегда с большим трепетом, накупила множество красивых чайников на все случаи жизни, придирчиво отбирала отборную заварку, смешивая несколько сортов, настаивала напиток по часам и перед каждым чаепитием заваривала свежий.

Утром в субботу Лола наконец поняла, что с ней происходит: она мучилась совестью. Ведь Алена Милованова не сделала ей совершенно ничего плохого, а она послала ее на смерть. То есть, конечно, сделала она это неосознанно, хотела как лучше, а получилось все очень и очень плохо. И теперь ничего уже не изменить. И Лоле суждено жить с этим всю оставшуюся жизнь.

Если бы можно было хотя бы поделиться с кем-нибудь, раскрыть душу! Роза Тиграновна с негодованием отмахнулась от Лолиных проблем, дала понять, что у нее своих хватает. О том, чтобы рассказать обо всем Лене, нечего и думать – он сначала начнет орать, что она, Лола, вечно вляпывается во всякие неприятности, а после станет насмехаться над ее желанием найти богатого мужа. Лола вовсе не хочет найти богатого, она просто хочет встретить свою настоящую любовь и создать семью. Хотя… муж будет ограничивать ее свободу, требовать завтрака по утрам и уж кофе в постель подавать точно не станет. Еще он непременно выгонит из их общей постели Пу И, уж это точно, это и к гадалке не ходи! А если еще проявится свекровь… А куда она денется? Будет ворчать и учить Лолу, как жарить котлеты и печь пирожки с зеленым луком. Лола ненавидит зеленый лук!

Нет, если честно, то картинка получается безрадостная. А вдруг муж попадется симпатичный, вроде того соседа с Лесли? Очень приятный мужчина…

Вот и выходит, что счастье может подстерегать на собственной лестнице, и вовсе незачем было соглашаться на Розиных сомнительных знакомых!

Лола вспомнила про несчастную Алену и совсем пала духом. Она уронила голову на диванную подушку и затихла. Что же делать? Как обрести покой и заглушить муки совести?

И, как всегда в трудную минуту, она призвала на помощь свою замечательную черноморскую тетю Калерию Ивановну.

«Иди на похороны, – сказала бы тетя Каля, – попрощайся с человеком по-хорошему, попроси прощения. Ты же не со зла ее к тому мужику послала, авось и отпустит…»

Идти ужасно не хотелось, но Лола поняла, что это единственный выход – тетка плохого не посоветует. Она вздохнула, оделась поскромнее, зачесала волосы гладко и отправилась на Серафимовское кладбище, где в двенадцать часов была назначена панихида.

* * *

Конечно, она опоздала, и все уже выходили из церкви. Лола замешкалась, стесняясь спросить, она никого не знала из окружения Алены. Но в это время кто-то окликнул Римму Васильевну, и Лола вспомнила, что так звали хозяйку салона «Доротея», где работала несчастная Алена. Приглядевшись, она заметила стайку девиц и поняла, что салон «Доротея» сегодня закрыт, все тут. Выскочил откуда-то плотненький мужичок с бумагами и начальственно махнул рукой. Все побрели за ним. Сначала дорожка была гладкой, недавно асфальтированной, потом предводитель свернул влево, там просто лежали плиты, полузаросшие травой. Лола машинально прыгала по плитам за остальными. Через некоторое время дорожка кончилась мостиком без перил, а после мостика пошла просто утоптанная тропинка, которая постепенно сужалась. Мужичок свернул вправо, эта тропинка заросла травой и вся была усыпана прошлогодними листьями. Было тихо и мрачно, как видно, они зашли в малопосещаемую часть кладбища. Люди притихли, Лола была озабочена лишь тем, чтобы не отстать от других.

10
{"b":"1160","o":1}