ЛитМир - Электронная Библиотека

И сейчас Лола подняла голову, насколько позволяла маска, и попыталась прислушаться. Ничего не вышло, дверь была плотно закрыта Розой, да еще эта музыка… Лола покрутила головой, и ей показалось, что сквозь томные звуки, издаваемые саксофоном, она различает тонкий обиженный лай.

Лола оставила песика у стойки администратора, девушка с удовольствием согласилась с ним повозиться и даже раздобыла откуда-то ореховое печенье, которое Пу И просто обожал. Правда, печенье было недорогое, с арахисом, но песик милостиво согласился для разнообразия попробовать и такое.

Лола приподнялась на локтях и так напряженно прислушалась, что даже уши заболели. Лай не прекращался, теперь к нему прибавился громкий обиженный визг, женские крики, что-то упало со звоном и покатилось по полу.

Когда визг песика перешел в ультразвуковой диапазон, Лола вскочила, наскоро завернулась в простыню и помчалась спасать свое сокровище.

В общем зале салона она застала такую картину. Администратор стояла у стойки, вся обсыпанная крошками от орехового печенья, и безуспешно пыталась оттереть с воротника белой блузки большое пятно подозрительного буро-коричневого цвета. Парикмахер Аллочка и маникюрша Танечка суетились, общими усилиями сдвигая тяжелую стойку, а тетка в синей униформе уборщицы тыкала под стойку шваброй, приговаривая:

– Сейчас достанем тебя, голубчика, за ушко да на солнышко!

В кресле валялась толстая клиентка, делая вид, что она в обмороке, а педикюрша Люся обмахивала ее глянцевым журналом.

– Что здесь происходит!? – вскричала Лола. – Где Пу И?

Девица с пятном молча ткнула рукой под стойку.

– Ах, это ваша собака? – Толстая клиентка срочно прервала обморок. – Милочка, что же это вы себе позволяете? Отчего это для вас закон не писан?

– Какой еще закон? – Лола пыталась оттолкнуть администратора и прорваться к стойке.

– Такой закон, что с собаками нельзя в помещение! – орала баба, причем лицо ее из просто красного становилось малиновым.

– Да какая же это собака… – привычно завела Лола.

– Вот именно! Это не собака, а исчадие ада! – припечатала клиентка. – Вы знаете, что сделала ваша шавка?

«Сама ты шавка», – хотела сказать Лола, но пока промолчала, она слишком волновалась за песика. Девушкам удалось наконец отодвинуть тяжелую стойку, и тетка, бросив швабру, ловко схватила перетрусившего Пу И за шкирку.

– Вот ты какой… – приговаривала она. – Ну, сейчас за уши-то отдеру, отучу хулиганить…

– Прекратите немедленно! – гаркнула Лола, кинулась к тетке, но запуталась в простыне, поэтому ухватилась за маникюршу Таню, та взвизгнула от неожиданности и наступила на ногу Алле, и все вместе они повалились на уборщицу.

Тетка, однако, оказалась крепкая и упорная, падая, она не выронила песика, хоть он и умудрился цапнуть ее за палец. Лола безуспешно пыталась выбраться из-под груды тел, Пу И оглушительно визжал, клиентка орала – и наконец весь это гвалт перекрыл мощный бас Розы Тиграновны:

– Всем молчать!!!

И все замолчали, только головами затрясли, потому что в ушах стоял звон. Лола опомнилась раньше всех, подобрала швабру и замахнулась на уборщицу. Та от неожиданности выпустила Пу И, и он тут же вскарабкался Лоле на руки.

– Пуишечка, детка, – заворковала Лола, – эта фурия тебе ничего не сломала?

Пу И очень артистично закатил глаза и приник к Лолиной груди.

– Ему плохо! – заволновалась Лола.

– Это нам всем от вашего пса плохо! – вступила клиентка. – Мало того что он меня покусал, он еще написал мне в сумку!

– Жаль, что не накакал! – тут же отозвалась Лола.

– Сумочка от Диора! – Лицо у клиентки снова стало малиновым.

– Эта? – презрительно рассмеялась Лола. – Да на рынке покупала небось…

Но тут Роза Тиграновна незаметно, но довольно сильно ткнула ее кулаком в бок, и Лола поняла, что действительно перегнула палку. Клиентка была одета дорого, хоть и безвкусно, так что и сумка у нее, конечно, тоже была дорогая.

Роза Тиграновна мигом разрулила ситуацию.

– Татьяна, принеси Раисе Павловне успокоительный чай! Алла, ты причеши ее заново, бесплатно. Быстро тут убрать, ты смени блузку – и за стойку, а то вон телефон надрывается! Раиса Павловна, дорогая, не расстраивайтесь из-за сумки, что он там написал-то, всего-ничего, это же все-таки не ротвейлер! И не бордосский дог! А вы, Лола, идите ко мне, пора маску снимать!

Лола погрозила кулаком уборщице и пошла, подхватив простыню одной рукой. В другой у нее был зажат Пу И.

В кабинете у Розы Лола малость успокоилась и осознала, что лицо уже давно невыносимо зудит. Очевидно, Розе Тиграновне тоже что-то не понравилось, потому что, смыв маску, она помрачнела. Оттолкнув ее, Лола бросилась к зеркалу. В стекле вместо лица отражалось нечто похожее на кусок сырой вырезки.

– Что это? – завопила Лола.

– Дорогая, только не пугайтесь, это масочка дала такой эффект, – заюлила Роза Тиграновна. – Сейчас вот смажем кремом, и все пройдет…

Но от крема лицо еще сильнее зачесалось, Лоле хотелось тереть его жесткой мочалкой или скрести металлической расческой, какой Леня изредка причесывает своего кота Аскольда. Пу И, которому было не видно, что же случилось, негодующе гавкнул. Но Лола не услышала. Расширенными от ужаса глазами она смотрела, как на лице, и без того красном, выступают бордовые пятна.

– Какой ужас! – Руки бессильно опустились, и Пу И шлепнулся на пол. Оттуда, с пола, он увидел Лолино лицо, взвизгнул, попятился и спрятался за тумбочку.

– Что вы там намешали в эту маску?! – рыдающим голосом кричала Лола. – Вы говорили, что яда змеи сурукуку там совсем немного, моя кожа не могла дать такую сильную аллергическую реакцию…

– Совершенно микроскопическое количество! – надрывалась Роза. – Ума не приложу, что могло дать такое раздражение… Вот разве что секрет половой железы каракатицы аптечной… иногда он дает такой побочный эффект…

– Что? – простонала Лола и опустилась на кушетку. – У каракатиц есть половая железа?

– А как же! – оживилась Роза. – Иначе как они, по-вашему, размножаются?

– Да мне дела нет до их размножения! – Лола кричала, с ужасом сознавая, что лицо горит и еще сильнее распухает, уже и глаза заплывать начали. – Как я теперь буду существовать с таким лицом?

– Дорогая, не нужно так волноваться, от этого будет только хуже, – увещевала Роза, – хотите, я сделаю вам укольчик?

– Не надо мне ничего! От вас одни неприятности! – рыкнула Лола, она до ужаса боялась уколов.

Роза Тиграновна обиделась – как можно одним словом зачеркнуть их многолетнее плодотворное сотрудничество?

– Пу И! Мы немедленно уходим из этого салона! – заорала Лола. – И никогда больше сюда не придем!

Роза Тиграновна и бровью не повела – она прекрасно умела обращаться с капризными клиентками и знала, что Лола никуда не денется – выпустит пар и прибежит. А лицо примет свой нормальный вид рано или поздно.

Песик, однако, не спешил присоединиться к хозяйке – он очень испугался такого лица. Лола была так зла, что не стала умолять его прийти к мамочке на ручки, она развернулась и рванула к двери. Пу И понял, что все очень серьезно, и побежал за ней.

В коридоре они встретили давешнюю клиентку с описанной сумочкой. Успокоенная и причесанная, она выглядела несравненно лучше Лолы. Правда, в данный момент лучше Лолы выглядела бы даже кикимора болотная. Клиентка уставилась на Лолу с неприкрытым злорадством, Лола только скрипнула зубами – ей предстояло еще появиться дома и выслушивать Ленькины насмешки. Хоть бы его дома не было!

И разумеется, Бог не внял Лолиным мольбам. Ее компаньон и мучитель находился дома, более того, услышав шум лифта, он вышел в прихожую с попугаем на плече и с котом на руках. А Лола-то мечтала проскользнуть в свою комнату незаметно и запереться там на неделю!

– Привет! – обрадовался Леня. – А мы тебя обедать ждем…

Тут он увидел Лолу, замотанную в шелковый платок, как порабощенная женщина Востока, и спросил с удивлением:

2
{"b":"1160","o":1}