ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это что это с тобой? Такая новая мода?

– Отстань! – буркнула Лола, плюхнула Пу И на столик возле телефона и попыталась пройти мимо.

Но песик дернулся, поводок зацепился, и тонкий шелковый платок упал с лица.

– Ух ты! – восхитился Маркиз. – Это теперь в салоне такие процедуры делают? А что – ничего… Можешь на детском утреннике изображать сырокопченый окорок, гримироваться не надо…

Лола взглянула на него с таким неприкрытым отчаянием, что Леня тотчас устыдился.

– Ну, дорогая, – залебезил он, – ну не нужно принимать все так близко к сердцу! Прими таблеточку от аллергии, а я никому не скажу, что у тебя такой конфуз…

Тут он не удержался и фыркнул, да еще попугай подлил масла в огонь, заорав не к месту:

– Кошмар-р! Ур-родство!

– Так я и знала! – всхлипнула Лола. – Знала, что на вас нельзя положиться! Раз вы сейчас издеваетесь, то что будет, когда я по-настоящему заболею? Я буду умирать, а ты со своим котом и попугаем станете злорадствовать!

– Ну… – Леня протестующе замахал руками.

– А потом, когда я умру, вы спляшете на моей могиле!

– Ну, это уж ты загнула. – Маркиз решительно ссадил попугая с плеча, кот ушел сам. – Прекрати истерику и выпей лекарство, завтра все пройдет. И незачем таскаться к этой Розе через два дня на третий!

Леня Маркиз не любил Розу Тиграновну. Казалось бы, у них не было особых точек соприкосновения. Не любил он ее потому, что Роза вечно пыталась пристроить Лолу к какому-нибудь богатому и отвратительному типу. Сам того не сознавая, Леня опасался, что когда-нибудь Роза Тиграновна преуспеет в своем черном деле и Лолка увлечется кем-нибудь. И пожалуй, еще решит к нему уйти. Что тогда будет – Леня боялся даже думать. И вообще, во всем виновата эта сводня Роза, она сбивает Лолку с пути.

– А знаешь, почему такое со мной случилось? – разъярилась Лола. – Потому что милый песик так расхулиганился, что его чуть не прибили шваброй! И мне пришлось его спасать, забыв обо всем! Время прошло, маску передержали – и вот результат!

Пу И нацепил на морду самое невинное выражение и сделал вид, что он вообще ни при чем. Лола тяжко вздохнула и ушла к себе, заявив, что отказывается от еды и вообще от всего и собирается умереть от горя. И убедительно просит всех своих сожителей, чтобы ей не мешали это сделать.

– Видишь, до чего ты довел свою хозяйку? – Леня решил провести некоторые воспитательные мероприятия. – Что ты устроил в салоне?

Пу И представил себе, как орала чужая тетка, потрясая описанной сумочкой, и на морде его отразилось явное блаженство.

– Ах ты, разбойник! – умилился Леня и постучался к Лоле.

Но его несчастная подруга не ответила. Лола пыталась плакать, но от слез еще сильнее щипало щеки. Тогда Лола поворочалась немного и заснула. Не дождавшись ответа, Леня за дверью пожал плечами и ушел на кухню.

Лола сладко потянулась и открыла глаза.

Из открытого окна доносились щебетание птиц и легкий аромат цветущей сирени, к которому примешивался разносящийся из кухни чудесный запах свежезаваренного кофе. В ногах у Лолы копошился Пу И, пытаясь забраться под одеяло и укусить хозяйку за большой палец ноги. В общем, жизнь была прекрасна.

– Пу И, негодник, прекрати! – воскликнула Лола со смехом.

Песик понял, что хозяйка проснулась, радостно взвизгнул и просеменил к подушке, чтобы приветливо лизнуть Лолу в нос и щеки… Но вместо этого он неожиданно зарычал, как настоящая собака, испуганно попятился, свалился с кровати и немедленно напустил лужицу.

– Пу И, дорогой, что с тобой? – озабоченно проговорила Лола. – Ты не заболел? Ты что – не узнал меня?

Она соскочила с постели, чтобы взять песика на руки, и внимательно осмотреть… но Пу И, истошно взвизгнув, уполз под кровать и оттуда снова зарычал на хозяйку.

– Пу И, что с тобой? – повторила Лола. Она всерьез заволновалась и, как всегда в минуту волнения, вспомнила о своем верном друге и компаньоне:

– Леня! Ленечка! Иди скорее сюда! Пу И, кажется, взбесился! Он меня не узнает!

Но в эту самую минуту Лола случайно бросила взгляд в зеркало… и квартиру огласил душераздирающий вопль.

– Лолочка, ты меня звала? – проговорил, появившись в дверях, Леня Маркиз. В руках у него был поднос с чашкой горячего кофе и парой свежих круассанов, на губах – приветливая и несколько озадаченная улыбка. – Зачем же так кричать? Ты проголодалась? Я уже несу твой завтрак…

Леонид Марков, широко известный в узких кругах как Леня Маркиз, сам себя называл мошенником экстра-класса, наследником незабвенного Остапа Бендера и первоклассным специалистом по безболезненному и почти законному отъему денег у тех личностей, у которых этих самых денег чересчур много.

Обычно он работал один, время от времени привлекая к работе кого-нибудь из своих друзей, но с недавних пор они с Лолой составили замечательный творческий дуэт, прекрасно дополняя друг друга. Для удобства они и поселились вместе, хотя по взаимной договоренности ничто, кроме работы, их не связывало.

– Что с тобой, дорогая? – озабоченно повторил Маркиз, предусмотрительно поставив поднос на прикроватный столик. – На тебе просто лица нет!

– Конечно, нет! – воскликнула Лола хорошо поставленным трагическим голосом, примерно таким, каким в трагедии «Мария Стюарт» шотландская королева произносит свой монолог перед казнью. – Конечно, на мне нет лица! Разве это можно назвать лицом? Меня даже собственная собака не узнала!

– Да, действительно… – протянул Леня, приглядевшись к своей верной подруге. – Немножко не того… а я тебе всегда говорил, что от этой Розы Тиграновны одни неприятности!

Лицо Лолы было покрыто красными пятнами и опухло, как подушка. Ну конечно, не как большая диванная подушка, но по крайней мере как вышитая подушечка для иголок.

– Я ждала от тебя поддержки и понимания, – всхлипнула Лола. – А ты вместо этого только злорадствуешь… Ну да разве мужчины способны к настоящему сочувствию?

Леня уже и сам устыдился вырвавшихся в запальчивости слов и дал задний ход:

– Ну, дорогая, все не так уж плохо! Все это можно слегка замазать тональным кремом, припудрить…

– Не успокаивай меня! – воскликнула Лола с новой энергией. – Какой крем? Какая пудра? Это что-то ужасное! Мне уже ничего не поможет! Разве можно в таком виде выйти из дома?

– Думаю, ничего ужасного нет… прими еще одну таблетку от аллергии, и все пройдет…

– Как быстро? – заволновалась Лола.

– Надеюсь, к завтрашнему дню от этого не останется даже воспоминаний. Но сегодня дома посидеть действительно придется.

– Это ужасно!

Леня, который по-своему понял последний возглас, проговорил с самой заботливой интонацией:

– Не беспокойся, Пу И я выведу на прогулку. Заодно мы с ним купим тебе пирожных.

– Пу И можно уже не выводить, – горестно вздохнула Лола, покосившись на лужицу на ковре.

Однако у Пу И на этот счет было совершенно другое мнение.

Он выскочил из-под кровати и возмущенно затявкал. Если бы хозяева понимали по-собачьи, они узнали бы, что песик хочет сказать: «Как это – не выводить? На улице прекрасная погода, я, может быть, встречу там ту симпатичную скотчтерьершу из соседнего дома, узнаю все собачьи новости… нет, утренняя прогулка – это святое! Вы не можете лишить прогулки собаку древней мексиканской храмовой породы!»

Леня, конечно, не понимал собачьего языка, но общий смысл выступления, а самое главное – наполнявшие его эмоции он понял превосходно.

– Ладно, Пу И, старичок, никто не собирается лишать тебя законной прогулки! Лолочка, дорогая, каких пирожных тебе купить?

– Никаких! – Лола всхлипнула от жалости к самой себе. – Неужели ты думаешь, что пирожные могут примирить меня с жизнью, с этой обителью скорби и несправедливости?

– Ну, я не знаю… может быть, не всякие пирожные, но тирамису или ореховые трубочки, наверное, смогут…

– Что я – Пу И? – возмутилась Лола. – Это Пу И обожает ореховые трубочки!

3
{"b":"1160","o":1}