ЛитМир - Электронная Библиотека

Но из зеркала на нее глядело свежее и чистое лицо с чудесной розовой кожей.

Лола решила, что в коридоре просто темновато, и устремилась в свою комнату. Устроившись перед туалетным столиком, она включила яркую подсветку, направив ее прямо на свое лицо, и придирчиво исследовала отражение.

Зрение ее не обмануло: все последствия неудачной маски бесследно исчезли, словно по мановению волшебной палочки. Наоборот, она никогда не видела свое лицо таким свежим и гладким, кожа просто светилась и благоухала.

– Вот это да! – радостно воскликнула Лола. – Интересно, что это так замечательно подействовало на мою кожу?

И тут она вспомнила, как ее лицо облизал соседский пес. Именно там, где прошелся его огромный розовый язык, кожа стала особенно свежей и благоухающей.

– Интересно… – задумчиво проговорила Лола, продолжая любоваться своим лицом. – Любые собаки обладают таким удивительным свойством, или этот Лесли какой-то особенный?

Тут же она вспомнила, что Пу И за последние два дня не только не лизнул ее ни разу, но и вообще всячески избегал. А мог бы помочь… но, возможно, что только язык Лесли благотворно действует на женскую кожу? Или язык собак одной с ним породы? Кстати, Лола даже не выяснила, что это за порода – то ли мастино наполитано, то ли бордосский дог, то ли какая-нибудь более редкая… Что ж, надо будет поближе познакомиться с этим «щеночком», а заодно уж и с его симпатичным хозяином.

Она с сожалением вспомнила, что не выяснила не только породу Лесли, но и имя соседа.

Да, вот если бы «вариант» Розы Тиграновны был таким привлекательным…

Подумав про Эдуарда, она вспомнила, чем закончилась их встреча, и снова расстроилась.

И в это время снова зазвонил ее телефон.

Лола машинально поднесла аппарат к уху.

– Здравствуйте! – произнес довольно приятный баритон. – Ваш телефон дала мне Роза Тиграновна…

– Ой! – вскрикнула Лола.

Мужчина по-своему истолковал ее реакцию и извиняющимся тоном проговорил:

– Да, я понимаю… вы могли обидеться, поскольку я не позвонил вам сразу… но дело в том, что я был очень занят и не знал точно, когда освобожусь. То есть я уезжал из страны и не знал точно, когда вернусь. Но как только закончил свои дела, я тут же позвонил вам…

«Выходит, это вариант номер два, – подумала Лола. – Тот, который не такой богатый, но зато и не такой противный… ну что ж, голос действительно звучит довольно приятно, хотя это, конечно, еще ничего не значит…»

– Меня зовут Анатолий, – представился мужчина. – Если вы не против, мы могли бы встретиться… прямо сегодня… в каком-нибудь ресторане, на ваш выбор… Какую кухню вы предпочитаете – французскую, итальянскую, японскую?

– Ой нет! – воскликнула Лола, снова вспомнив встречу с Эдуардом. – Сегодня я никак не могу!

– Ну может быть, тогда завтра?

– Может быть, – уклончиво ответила Лола. – Я вам сама позвоню, ваш телефон у меня определился…

Она отключила мобильник и уставилась на собственное отражение, словно ждала от него умного совета. Отражение, однако, хранило молчание и посоветовать ничего не могло.

Тогда Лола подумала, что ей немедленно нужно посоветоваться с Пу И. Ее любимый песик редко давал хозяйке ценные советы, но он так преданно смотрел на нее своими круглыми выразительными глазками, что у Лолы тут же возникала какая-нибудь толковая идея.

Тут она вспомнила, что Пу И не встретил ее в дверях квартиры, как он делал каждый день, и вообще до сих пор не показался ей на глаза. Это было просто удивительно. Чем это он так занят, что не заметил возвращения хозяйки?

– Пу И, детка, иди ко мне! – воскликнула Лола ласково.

Пу И не показался на глаза. Более того, он даже не отозвался на призыв хозяйки, даже не подал голос.

– Пу И, паршивец, где ты прячешься?! – крикнула Лола более строго и выглянула в коридор.

Пу И не было видно. Более того – не было видно и Лени, только попугай Перришон вылетел из кухни, уселся на вешалку и хрипло выкрикнул, распушив перья:

– Пр-ривет! Пр-ривет! Мар-ркиз отчалил!

– Вижу, что отчалил, – машинально отозвалась Лола. – В конце концов, это его дело, но ребенка-то зачем с собой брать?

– В чем сила, бр-рат? – заорал попугай, услышав знакомое слово. – Ор-решков! Пер-риньке ор-решков!

Пу И нашелся на балконе. Он спокойно спал в своей корзинке на розовой шелковой подушке. Очевидно, заботливый Маркиз перед уходом вынес корзинку на балкон, чтобы песик подышал свежим воздухом.

– Мой дорогой… – умилилась Лола и пощекотала животик песика. Он с неудовольствием потянулся и высунул голову из корзинки. Попугай и тут успел – он уже сидел на перилах и с интересом посматривал вниз. Лола испугалась, что попугай улетит – ведь в свое время он улетел от кого-то из жильцов и поселился у них в квартире только потому, что Лола, уходя из дома, оставила открытую форточку. На дворе тогда стоял лютый февральский мороз, и поднялась метель; как только Перришон не схватил воспаление легких…

А теперь хоть и нежаркое, но все же лето, вдруг Перришону захочется полетать? И он не вернется…

– Перринька, – ласково сказала Лола, – пойдем домой.

Попугай склонил голову набок и поглядел с подозрением. Лола подошла ближе и попыталась посадить птицу себе на плечо. У Лени это получалось легко, теперь же Перришон встрепенулся, захлопал крыльями и отошел по перилам подальше от Лолы.

– Ну что такое… – Лола попыталась дотянуться до упрямой птицы, но Перришон легонько тюкнул ее клювом. Было больно. Лола вспомнила, что там, на своей исторической родине, попугаи питаются плодами с тропических деревьев и, наверное, даже могут клювом расколоть спелый кокос. Она задумалась: что крепче – кокос или ее голова? Выходило, что голова. Но с другой стороны, кокосов много, а голова у Лолы одна. И если сердитый попугай долбанет по ней клювом, то Лоле мало не покажется.

– Ну и пожалуйста, – сказала Лола, – хочешь лететь – улетай! Скатертью дорога!

Пожалуй, это была не самая подходящая к случаю поговорка, но Лоле было не до того, чтобы выбирать выражения.

Она ушла с балкона, нарочно громко топая, но тут же вернулась, чтобы подглядеть, как поведет себя блудный попугай. Если он и вправду улетит, Ленька ей никогда этого не простит! Потому что хоть раньше и были у них с Перришоном трения и больше всего на свете Леня обожает своего кота, но Перришону тоже уделяет много внимания, учит новым словам (в основном иностранным) и часто выпускает из клетки, чтобы не было гиподинамии.

Перришон топтался на перилах и с интересом смотрел вниз, во двор. Лола решила, что момент настал, но как только дверь балкона скрипнула, Перришон захлопал крыльями и перелетел на соседний балкон. Лола схватилась за сердце и понеслась к соседке, которая, к счастью, оказалась дома.

Соседка Маргарита Степановна посвятила свою жизнь двум существам – своему мужу Вове и его хомяку Персику. Хомяк был ангорский, очень пушистый и страшно балованный. Вова души в нем не чаял, потому что хомяк заменял ему всех друзей и родственников, кроме жены. Лола подозревала, что если бы хомяк сам мог чистить свою клетку и покупать себе свежие овощи и высококалорийный корм, то жена Вове тоже не понадобилась бы. Но про это следовало помалкивать, особенно сейчас.

Увидев Лолу в глазок, соседка открыла сразу. Отодвинув ее в сторону, что, надо сказать, было делом нелегким, Лола устремилась на балкон. Перришон восседал на жардиньерке и прекрасно смотрелся рядом с темно-розовой геранью. Клетка с хомяком стояла тут же, как видно, Персику тоже было необходимо дышать свежим воздухом.

– Боже мой! – Маргарита прижала руки к весьма впечатляющему бюсту. – Немедленно уберите вашу птицу! Персик может испугаться, а ему вредно волноваться, он и так нервный… он может от стресса потерять аппетит!

– Не переживайте, Маргарита Степановна! – откликнулась Лола. – Это все же попугай, а не степной орел и даже не птеродактиль! Ничего вашему Персику не сделается!

– Пер-риньке ор-решков… – умильно проворковал попугай.

7
{"b":"1160","o":1}