ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фаворитка Тёмного Короля
Слишком близко
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Ложь
Всплеск внезапной магии
Темные воды
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Адмирал Джоул и Красная королева

– Ну все! – зловеще сказала Жанна. – Ты у меня попляшешь! Припомню я тебе завтра все свои неприятности! Узнаешь ты еще Жанну Ташьян! Надолго меня запомнишь!

Она была так зла, что не заметила швейцара из «Мальтийского сокола», который удивленно пялился на нее со своего поста.

Жанна осторожно тронула машину с места и поехала домой, чтобы сменить замки, а то как бы шустрые воры не обнесли квартиру в ее отсутствие. Про Катерину и выставку она совершенно забыла.

Обычно люди просыпаются по утрам в хорошем настроении. Это потом на них наваливаются проблемы и неприятности, и настроение постепенно уходит в минус. Утро же – это время здорового оптимизма, бодрости и светлого взгляда на вещи.

Жанна в этом смысле была личностью нетипичной. Она просыпалась мгновенно, и сразу же ее эмоции включались на полную катушку.

Так и на этот раз – она проснулась, кипя от возмущения.

Ей вспомнилась вчерашняя история, хамское поведение мужика из ресторана, а самое главное – вмятина на левом крыле новенькой красной «ауди»!

– Ну я ему устрою! – прошипела Жанна, вставая под горячие струи душа. – Он еще не знает, с кем связался!

Она повернула терморегулятор, вода стала ледяной, и дыхание на секунду зашлось. Зато бодрая боевая злость разлилась по всему телу горячим потоком.

– В порошок сотру! – пообещала Жанна своему обидчику, набрасывая на плечи махровый халат.

Выпив чашку крепчайшего кофе, она взяла телефонную трубку и набрала номер знакомого полковника из ГАИ.

Теперь голос ее был ласковым и журчащим, как у сытой кошки.

– Здравствуй, Севочка! Как живешь? Не скучал без меня? Обязательно! Непременно! Но сейчас не мог бы ты мне немножко помочь? Нужно пробить по твоей базе одну машинку! Нет, ну что ты! – Она засмеялась низким хрипловатым смехом. – Как ты мог такое подумать? Наоборот! Это какой-то хам! Представляешь – помял мою новую «авочку» и смылся, как последний козел! Вот так бы и убила его на месте! Узнаешь? Спасибо тебе, дорогой! Ты же знаешь – за мной не заржавеет!

Она продиктовала полковнику номер вчерашней машины, тот пообещал помочь, и Жанна занялась своим обычным утренним туалетом.

Через пятнадцать минут телефон зазвонил, и полковник Сева сообщил ей адрес, телефон и прочие координаты некоего Владимира Васильевича Цыплакова.

– Спасибо тебе, дорогой! – проворковала Жанна, прежде чем повесить трубку. В следующий момент она скрипнула зубами и проговорила полным ненависти голосом: – И фамилия-то какая мерзкая! Ну ладно, Владимир Васильевич, ты у меня попляшешь! Я покажу тебе небо в алмазах!

Отложив все прочие дела, она помчалась по адресу своего обидчика.

Только подъезжая к его дому, она осознала, отчего адрес господина Цыплакова показался ей удивительно знакомым: он жил в соседнем доме с ее близкой и старинной подругой Ириной Снегиревой, известной писательницей детективов и третьей в их с Катькой неразлучной троице.

«Можно потом к Ирке заскочить, кофе выпить, – мимоходом подумала Жанна, – она все равно дома сидит…»

Хоть она и признавала, что Иринины книжки пользуются успехом, но люди в основном своем никак не могут усвоить, что можно работать сидя дома в старых джинсах, непричесанной и ненакрашенной. Квартира – это не офис, дома всегда можно прерваться, чтобы поболтать по телефону или побаловаться кофейком со случайно заскочившей знакомой. Жанна прекрасно знала, что Ирина резко отрицательно относится к тому, что ей мешают работать, тем более сейчас у нее самая запарка, но позабыла об этом, занятая собственными проблемами.

Остановив машину возле подъезда Цыплакова, она выбралась наружу и огляделась.

Неподалеку на скамеечке чесали языками местные пенсионерки. Пользуясь первыми теплыми днями, они грелись на солнышке и обсуждали животрепещущие вопросы современности. В данный момент, судя по их взглядам и негромким репликам, они говорили именно о ней, Жанне, – о ее слишком яркой южной внешности, к тому же подчеркнутой экстравагантным нарядом, о ее дорогой спортивной машине… Сегодня на Жанне было малиновое короткое пальто, которое она купила там же, в Милане, и малиновые замшевые сапожки.

Жанна скривилась, как от лимона, и прошествовала к подъезду под прицельными взглядами пенсионерок, держа спину прямо и печатая шаг, как солдат почетного караула.

Она немного остыла и поняла, что приехала зря – вряд ли господин Цыплаков находится дома, но поворачивать на глазах у бдительных теток ей не позволяла природная гордость.

Дверь подъезда была оснащена домофоном, но в тот самый момент, когда Жанна подошла к ней и задумалась, что делать дальше, эта дверь распахнулась, и на пороге показался прилично одетый господин средних лет.

Окинув Жанну заинтересованным мужским взглядом, он придержал для нее дверь.

Жанна благосклонно улыбнулась и вошла в подъезд.

Поднявшись на лифте на седьмой этаж, она огляделась в поисках нужной квартиры.

В это время одна из четырех дверей распахнулась, и на площадку вышла толстая старуха с мопсом на поводке.

Мопс был такой же толстый и раздражительный, как хозяйка. Он задыхался и неприязненно оглядывался по сторонам. Увидев Жанну, он громко чихнул и разразился истеричным лаем.

– Не волнуйся, Максюша! – проговорила хозяйка, покосившись на Жанну. – Пускают тут всяких…

Жанна фыркнула, расправила плечи и позвонила в квартиру господина Цыплакова.

Мопс залаял еще громче и сделал вид, будто собирается укусить Жанну за ногу.

– Но-но! – прикрикнула Жанна скорее не на него, а на хозяйку. – Статью двести четвертую Гражданского кодекса знаете?

Мопс закашлялся, вошел вместе с хозяйкой в лифт и уехал вниз.

Жанна еще раз нажала на звонок.

Из-за двери донеслась мелодичная трель, на которую по-прежнему никто не отозвался.

– Вот паразит, – прошипела Жанна, непонятно к кому обращаясь.

Она для порядка пнула дверь ногой…

И та слегка приоткрылась.

– Это еще что за новости? – Жанна отворила дверь чуть шире и заглянула в образовавшуюся щель.

Профессиональная осторожность дипломированного юриста требовала немедленно закрыть дверь и уехать восвояси. Но врожденный кавказский темперамент, вчерашняя кровная обида и чисто женское любопытство толкнули ее вперед.

Она проскользнула в прихожую и медленно двинулась в глубину квартиры.

Квартира была приличная – огромный холл, плитка под старину, бронзовые светильники на стенах, все говорило о солидных доходах и немалых возможностях хозяина. Обитатели таких квартир не уходят из дома, оставив дверь открытой.

– Эй, кто здесь есть? – негромко окликнула Жанна.

Теперь она начала испытывать некоторое беспокойство, и уже готова была повернуть обратно, когда вдруг, за краем полукруглой арки, увидела мужскую ногу в клетчатом тапочке.

«Все ясно, – подумала она, продолжая двигаться вперед. – Господин Цыплаков задремал за газетой и не запер дверь… Ну ладно, я уж позабочусь, чтобы его пробуждение не было приятным!»

Она прибавила шагу, приводя себя в боевое настроение, и прошла через арку, оказавшись в просторной кухне.

От клетчатых тапочек взгляд поднялся к вельветовым домашним брюкам, к рыхловатому крупному телу, втиснутому в бежевый свитер… Жанна зажала рот, чтобы не закричать. Хотя она была женщина бывалая, видавшая виды и спокойно принимавшая уродливые гримасы действительности.

Господин Цыплаков полусидел в легком металлическом кресле стиля хай-тек. И все было бы хорошо, да вот только на голову ему был туго натянут полиэтиленовый пакет. Тоненькая прозрачная пленка, сквозь которую вполне можно было разглядеть лицо несчастного Владимира Васильевича. И он, должно быть, какое-то время мог смотреть сквозь нее. А вот воздух сквозь эту пленку не проходил. Что и привело к преждевременной и мучительной кончине Цыплакова, случившейся, судя по всему, совсем недавно.

– Господи, – пробормотала Жанна, медленно пятясь, – что же это такое? Зачем я сюда зашла?

11
{"b":"1161","o":1}