ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот теперь мой лесной дедок уныло хлюпал носом, тоскуя и страшась неведомой напасти, угрожающей убить его лес. И помощи было ждать неоткуда.

Неоткуда? Ну, это мы ещё посмотрим!

- Дедушка, а не слыхал ли ты, где и как можно было бы сильного мага отыскать? Ну, может, говорил кто? Или на хвосте принес? – я покосилась на нахохлившегося Горыныча.

- Где же ты его отыщешь? – грустно махнул лапкой леший. – Где-то они водятся, эти маги, а вот где? Мне ведь знать про такое не положено.

На слове «водятся» я чуть не подавилась.

- А в городах? В городах они могут быть?

- И в городах могут, и в селах, - неожиданно каркнул Горыныч. – Только слышал я, что настоящего чародея надо искать в Западных Горах. Там у них самое что ни на есть волшебственное место!

- А откуда ты знаешь? – я живо обернулась к нему.

- Так…знаю, и всё тут. Мы, птицы, многое знаем. То один чего чирикнет, то другой свистнет.

Надувшийся от важности грач с таинственным видом топтался у бревна.

- Свистнет, говоришь? – я призадумалась, изучая старинную карту. Это хорошо, коли свистнут. А мы возьмем, да и послушаем…

Глава пятая

«В поисках приключений главную роль играет не голова…» (Иван - Дурак)

«Чтобы найти разрыв-траву, имей при себе либо цвет кочедыжника, либо корень плакун-травы. Рви ее ровно в полдень в четный день, совпадающий с полнолунием. Разрыв-трава разорвет любой замок, любой металл, лишь только ты ее к ним приложишь. Если хочешь найти клад – без разрыв-травы тебе не обойтись. А еще с ее помощью можно поссорить даже самых верных друзей.

Кстати, кашица из свежесобранной плакун-травы – отличное средство при кровоточащих ранах, а цветы с верхушками стеблей помогут вылечить лихорадки. А повесишь себе на шею крест из корня плакун-травы – и все тебя станут бояться, никто не посмеет про тебя сказать дурного слова.

Злато-серебро да удачу необыкновенную поможет обрести и жароогненный жар-цвет, а иначе – папоротник. Найти его нелегко. В ночь на Ивана Купалу найди в лесу густые заросли папоротника, очерти круг, зачурайся и жди до полуночи. Не оглядывайся, не откликайся, не то одурманит тебя нежить на веки вечные.

В Иванову ночь на Лысой горе ищи тирлич-траву. Натерев ее соком подмышки, сумеешь обернуться любым зверем. Если же в полночь обойдешь старое кладбище вдоль и поперек, положив тирлич под левую пятку, то любое дело у тебя заладится, во всем добьешься успеха».

Ой-ой-ой, мне стоило решить отправиться на поиски мага, который смог бы нам помочь, хотя бы для того, чтобы увидать вытянувшиеся от изумления физиономии моих собеседников! Ей-богу, застыли на месте, как будто василиск на них из кустов выскочил! С лешего разом облетели усы, брови и прочие архитектурные излишества, такая волна эмоций пронеслась по его поверхности. Горыныч – тот просто позабыл закрыть разинутый клюв и в таком виде до-о-олго таращился на меня.

Потом они принялись меня отговаривать. Дескать, да куда ты пойдешь, да кого найдешь, да кому мы нужны, да как ты справишься, тощая, мелкая, колдуешь плохо, одна радость – коса да мешок с сорняками!

Я их слушала и посмеивалась. Как я и предполагала, красноречие моих оппонентов начало иссякать довольно быстро. А именно, как только я им предложила придумать что-нибудь получше.

Получше не придумывалось. Сидеть на месте, дрожа от страха и тоскуя от безысходности, не хотелось и не моглось. Сложить лапки и покорно ждать, пока какой-то сумасшедший маньяк-чернокнижник не сотрет с лица земли наш лес очередной «пробой пера»? Ну уж нет!

Оставив лешего с грачом в состоянии глубокой задумчивости, я отправилась собираться в дорогу.

А вот это оказалось очень и очень непросто.

К шуму и писку со стороны Микеши &Co я была готова. Подавив назревающий бунт домашней нежити железной рукой в бархатной перчатке (всё всем рассказала, объяснила, всех утешила, слезы вытерла, взяла обещание хорошенько следить в моё отсутствие за Ванькой, домом, огородом и живностью), я надавала своим нечистикам заданий, а сама принялась за сборы. Так, что мне может пригодиться в пути?

Примерно через час я с ужасом рассматривала гору Очень Нужных Вещей, сваленных в кучу у окна и сбоку у печки. Передо мной живописно громоздились одеяла теплые, одежда сменная на разную погоду, обувь уличная и домашняя, полотенца личные и банные, а также увесистый короб с Самыми Необходимыми Мелочами. Стол был наполовину заставлен склянками и горшочками с зельями, необходимыми путешествующей знахарке, а также завален полотняными мешочками с запасами нужных трав и прочих колдовских ингредиентов. На широкой лавке теснились кульки с крупой и мукой, рядом лежали завернутые в чистенькие тряпицы шматки сала. Сверху хранитель всего этого добра Бочун положил большую связку румяного лука, а сам отправился в погреб за кадушкой масла – а в кашу, в кашу-то положить?! У входной двери стоял приготовленный в дорогу котелок, рядом расположились топорик и полмешка картошки. Отдельно лежало оружие: лук, самострел, тул со стрелами, ножи.

Уф-ф-ф!

Если всё это взять с собой, то не хватит даже подводы. Придется снаряжать обоз. Интересно, а как люди вообще путешествуют?

Вот, к примеру, несколько раз на моей памяти к бабушке приезжали странствующие богатыри, в детстве перечитавшие сказок и решившие по дороге к героическим подвигам и славе заскочить к Бабе Яге за каким-нибудь там путеводным клубочком, или сапогами-скороходами, или волшебным рушником, умеющим превращаться в быструю реку, или ещё за каким простым и полезным приспособлением. Некоторые были очень настойчивы и даже требовали сперва накормить-напоить, в баньке попарить, да спать уложить, а уж с утра, на свежую, так сказать, голову, заниматься экипировкой. Бабушке стоило немалых трудов убедить эту безбашенную публику в несостоятельности их притязаний. Богатыри – народец упертый. Вот вынь им да положь баню с путеводным клубочком! Ну не желали чудо-витязи по-хорошему понимать, что сказка – ложь, и в ней содержится лишь только ма-а-аленький намек на урок добрым молодцам. В таких тяжелых и запущенных случаях бабушка вздыхала, говоря, что лучшее лекарство от дурости – полено, уроненное на дурную голову с приличной высоты. Правда, подобное радикальное средство она не использовала, предпочитая настойку успокаивающих трав в комбинации с простеньким, но эффективным заклинанием частичной потери памяти. После него гости быстренько покидали наш дом с блаженной улыбкой на лице и разъехавшимися в разные стороны глазами. Где были? Кого видели? Зачем ездили? Ау! А шут его знает! Наверное, на охоту. Или за цветами для прекрасной дамы. О как!

Так вот, что-то мне ни разу не довелось видеть богатыря, странствующего в сопровождении основательно нагруженного обоза. Конь, испуганно косящийся на частокол с гомонящими черепами, пара чересседельных сумок – и всё! Только раз к нам заявился искатель приключений в сопровождении насмерть перетрусившего оруженосца, тащившего за собой смирную мохнатую лошадку, под завязку нагруженную узлами с каким-то богатырским скарбом.

Я задумчиво почесала висок. А если пойти от противного: без чего я точно не смогу обойтись? Учитывая, что обоз снаряжать я, пожалуй, всё-таки не стану?

Еще через час мучительных раздумий и многократного перекладывания предметов обихода с места на место я остановилась на одеяле (одном!), полотенце (одном!), чистой рубашке, чуточке нижнего белья, мешочке с крупой и кусочке сала. Подумав, добавила топор и котелок. Это у богатырей, как правило, есть шлем, в котором при необходимости можно и водички вскипятить. А мой котелок при случае можно и на голову напялить - в оборонных, так сказать, целях. Что там ещё? Гребешок, огниво с трутом, иголка с ниткой – это всё рассуем по карманам. Оружие берем всё, какое есть.

Теперь травы и зелья. Покопавшись, я выбрала самое необходимое. Всё-таки, путешествующая знахарка должна иметь при себе хоть что-то…. А то не поверят. Да и без порошочков, отпугивающих нежить и хищное зверьё, в дорогу лучше не отправляться.

17
{"b":"116315","o":1}